В тени вулкана

У Канарских островов нет репутации яхтенной Мекки, акватории, пригодной для расслабленного плавания под парусами. Однако это не совсем справедливо. Во время похода вокруг Лансароте можно почувствовать себя словно в Средиземном море



Текст Михаэля Амме

Внизу все закреплено по-походному, люки задраены, клапана перекрыты. Приготовления на палубе тоже закончены: тузик принайтовлен на палубе, якорь дополнительно подвязан, грот заранее поднят еще у причала. Движок тихонько ворчит на 1900 оборотах, разворачивая нос нашей Carlotta против волны и ветра. Сразу же после выхода из-за мола яхта врезается в волну, брызги заливают палубу. Наше «парусно-моторное плавание» против пассата и атлантической зыби началось.

Такой старт – это часть нашего плана пережить незабываемое летнее приключение, самый настоящий буммель в том месте, которое для этого не очень-то подходит.

Ведь Канарские острова редко являются целью искушенных яхтсменов: на семи крупных и множестве мелких островов архипелага очень мало защищенных якорных стоянок, переходы между ними могут быть утомительно длинными.

Идея такого плавания была подсказана нашими друзьями из чартерной компании Thinius, которая к своим базам в Голландии, на Балтике и на Мальорке в ноябре 2014 добавила еще одну – в Арресифе на Лансароте. «Кто попытается совершить обычное плавание вокруг этого острова, тот получит в свое распоряжение неделю полноценного отдыха под парусами, сильно напоминающего средиземноморский», – сказал нам зимой на выставке шеф компании Андреас Кюн. Так ли это на самом деле, мы и решили проверить.

Изучение карт предполагаемой акватории началось уже весной. На круговой дистанции длиной порядка 100 миль нашлись всего три гавани: помимо места старта/финиша это порт на маленьком острове Ла-Грациоза в северной части архипелага и расположенный неподалеку порт Фуэртевентурас. На бумаге были указаны и так или иначе защищенные от пассата якорные стоянки.

Оставалась, однако, пара неясностей: во-первых, а может ли вообще быть интересным плавание вокруг безжизненного острова, покрытого вулканическими лавой и пеплом? Во-вторых, а не станет ли плавание вдоль одного из самых ветреных побережий в Атлантике чересчур напряженным? И являются ли те отрезки похода, которые придется проложить навстречу господствующему в тех краях пассату, в принципе преодолеваемыми под парусами?

На шести узлах средней скорости наша новенькая Bavaria 46 Cruiser прорезала атлантические волны. Иногда какая-нибудь особенно крупная волна сильно тормозила лодку, и тогда скорость падала до четырех узлов. «Я представлял себе зыбь более длинной и пологой», – говорит мой напарник Том. Он, как и все остальные мои немецкие спутники, из Гамбурга. Стоически он держит яхту на курсе, не обращая внимания на брызги, заливающие ему лицо. «Обстановочка напоминает Балтику», – прищуриваясь, говорит он нам.

На первом этапе – от Аресифе до северной оконечности Лансароте – наша команда столкнулась с сильным северным ветром до 25 узлов.

В отличие от Балтики здесь уже в нескольких милях
от берега море имеет глубину порядка 1000 метров,
оно сияет голубым и полно жизни.

Уже на первых милях плавания к нам пристроилась группа дельфинов. Хосе, абориген здешних мест и сотрудник чартерной компании, пояснил нам перед выходом: «Уже в апреле начинается сезон ловли тунца – отличное время для океанской рыбалки». На всякий случай за кормой Carlotta на длинном лине волочится цветной резиновый «осьминог» – отличная приманка.

После двух часов отчаянной болтанки нос яхты наконец-то поворачивается в сторону от линии ветра. Гик перелетает с правого борта на левый, мы ставим геную, парус страшно полощет. Франк, опытный стоматолог, сильными и спокойными руками укрощает парус, втугую набивая шкот на лебедке. Объемистый корпус яхты немедленно ложится на борт. Рулевой убавляет обороты мотора, удерживая яхту на курсе вест-норд-вест круто к ветру. Bavaria, безусловно, никакая не гоночная лошадка, но на ней мы чувствуем себя вполне уверенно.

Читайте также  Крупнейшее приключение моей жизни

Ла-Грациоза отделена от Лансароте мелким проливом с милю шириной. Есть рыбацкий поселок вблизи гавани, сам островок является частью заповедника Archipelago Chinijo. Кто захочет посетить Ла-Грациозу, должен получить разрешение.

У нас его не было. «Сегодня я уже ничего не смогу сделать для вас, контора закрыта, – сказал нам Хосе во время приемки нами лодки. – Но вы просто заходите туда, сложностей быть не должно. Если возникнут проблемы, просто позвоните мне».

Ну хорошо. На девятом канале мы запрашиваем о возможности швартовки. Гавань с ее плоскими белыми домишками, двумя длинными бонами и несколькими разноцветными траулерами выглядит симпатично. «В высокий сезон сюда никак нельзя зайти без разрешения, – сказал Хосе. – Когда в октябре, ноябре и декабре многочисленные яхтсмены держат свой путь на Карибы, тут яблоку упасть негде».

Ежечасно с Лансароте сюда приходит туристский катамаран. В городке нет ни асфальтированных дорог, ни общественного транспорта, лишь ветер гоняет столбики пыли по песчаным улочкам среди домов. «Здесь словно на Диком Западе», – удивляется Том. Немногочисленные машины на острове почти все носят марку Land Rover, они используются для доставки туристов на красивейшие берега островка – Playa de Las Conchas и Playa Lambra.

На велосипеде – надежном горном байке – можно доехать до этих пляжей за три четверти часа. Пыльная тропинка ведет к ним через безжизненный вулканический ландшафт, состоящий в основном из одинаковых конусов вулканического пепла. Растительности немного – она развивается лишь на небольших проплешинах голой земли в виде кустарника высотой до колена. Но несмотря на это, лунный ландшафт острова в чем-то даже привлекателен.

В городке всего 700 жителей, он сравнительно молод. Из рыбацкого поселка он все больше и больше превращается в туристическое место, зависящее от своих гостей. В нем уже появились два супермаркета, подъемник для туристов, кемпинг, врач, парикмахер, дайвинг-станция, банкомат, почта, аптека и пекарня. Само собой разумеется, есть кафе, рестораны и дискотеки. Но когда вечером последний турист покидает деревушку, местные жители и немногочисленные яхтсмены оказываются предоставленными самими себе.

Туристы на Ла-Грациозе – это в основном молодежь, путешествующая поодиночке, да крутые серферы, нашедшие на западном берегу место с отличными волнами.

Вечером на террасе ресторана Girasol наступает бал местных деликатесов: жареные перцы с морской солью, жареные грибы со свежим базиликом, жареные в пивном кляре осьминоги, королевские креветки в чесночном масле, огромный картофель в мундире и соляной коркой под острым красным соусом, курица с ветчиной Серрано и салат с запеченным козьим сыром. Тарелки звенят тут и там, все стремятся попробовать хоть по чуть-чуть от каждого блюда. Еда на четверых обходится нам в 60 евро вместе с напитками. Канарские острова – это недорого.

На следующий день мы идем к Playa Francesa в южной части островка, практически единственной удобной якорной стоянке. Уже наступил понедельник, конторы открыты, Хосе сообщает нам, что разрешение на посещение оформлено in lege artis, оно бесплатное. Бухта выглядит просто как на открытке: ничем не застроена, с белым пляжем, полумесяцем охватывающим ее. Наша Carlotta здесь – единственная яхта. Апрель – еще не сезон.

Мы выходим на берег размяться, собираем ракушки, возвращаемся назад в кокпит, готовим обед, только в воду никто не хочет. Солнце постоянно закрывают облака, над палубой проносится свежий северный ветер. Вода в Атлантике пока не выше 20 °С.

Читайте также  Место под Пальмой

На третий день начинается самый длинный переход нашего плавания. Наш путь лежит к марине Rubicon на самой южной части острова Лансароте, до нее 35 миль. «На пути вдоль всего западного берега нет никаких бухт и стоянок», – разъяснил нам Хосе. Под полными парусами почти чистым фордевиндом Carlotta летит к югу. Лишь только мы выходим из-под прикрытия Ла-Грациозы, как вновь нас встречает атлантическая зыбь. Волны высоко задирают корму яхты, после чего она с шумом скатывается с них вниз.

Но на серфинг наш крейсер не выходит, семь-восемь узлов – вот наш предел. «Скорость – отличная!» – говорит наша спутница Анита и меняет приманку на дорожке. Но тунец не идет на крючок, вместо него нас навещают какие-то мелкие серебристые рыбки и опять же дельфинья стая.

За мысом Punta Pechiguera начинается короткий южный берег Лансароте. Волнение стихает, глубина падает до 30 метров. На берегу виднеется масса курортных построек, сам пролив между Лансароте и Фуэртевентура тоже не может пожаловаться на пустоту. Паромы снуют туда-сюда, между ними лавируют парусные яхты и рыбацкие суденышки. Вблизи берега виден известный туристический аттракцион – желтая подводная лодка. На Playa Dorada желтые лежаки и зонтики стоят ровными рядами словно оловянные солдатики в окружении отелей и вилл.

«Марина Рубикон, марина Рубикон, вызывает яхта Карлотта». На острове всех предупреждают, что радиосвязь следует вести на девятом канале. Современная марина оказывается оживленным местом с бассейном, променадом, бутиками, кафе и ресторанами. Она притягивает к себе как обычных туристов, так и яхтсменов открытого моря. Например, именно здесь готовилась к Volvo Race команда Team Brunel. А стены Bar One на волноломе гавани украшены портретами яхтенных знаменитостей, которым довелось выпить здесь пива. Это место в 2013 году было признано лучшим в мире яхтенным баром.

Во время нашего пребывания на Лансароте здесь гостил Борис Алинович, известный берлинский актер, который держит здесь свою яхту, отдыхая от своего экранного амплуа «комиссара полиции». «Отсюда я могу пойти на Аресифе, или на Пуэрто-Галеро, или, наоборот, на остров Лобос, – говорит он нам. – Очень удобное местечко. А вы, ребята, пока посетите Берег попугаев».

Всего в семи милях от марины Rubicon у северного берега Фуэртевентуры лежит остров Isla de Lobos. На южной части островка располагается удобная якорная стоянка. За мысом открывается пейзаж, напоминающий лагуну, на скалах стоят несколько домишек, образующих небольшую деревушку. Тропинки ведут нас через остров к маленькому ресторану Antonito el Farero, где уже накрыт стол.

Солнце палит, купальная платформа огромна, Том ныряет в воду. «А-а-а, она ледяная!» – раздается его крик, и он пулей вылетает назад на лодку.

Если якорная стоянка ночью окажется неспокойной, можно перейти в гавань Корралехо на Фуртевентуре и ошвартоваться там. Но мы пошли обратно – на южный берег Лансароте, к Берегу попугаев. Ветер тем временем успокоился, как и море в проливе, мы переоделись в легкие майки, наслаждаясь вечерним солнцем.

Пляжная бухта Попугаев лежит между двух красноватых мысов, здесь на километры раскинулся естественный песчаный пляж, входящий в состав одноименного с бухтой национального парка.

Якорь неспешно уходит вниз, яхта спокойно покачивается в хорошо защищенной от северного ветра бухте. Купальщики уже ушли с пляжа, на тузике мы идем к берегу, высаживаемся на пляж и наслаждаемся пивом в лучах вечернего солнца. Carlotta вновь оказывается единственной яхтой на стоянке.

Оба последних этапа оказываются короткими, до Пуэрте-Галеро меньше десяти миль. Небольшая частная гавань сверкает латунными кнехтами и купальными лестницами из нержавеющей стали. Ресторан и торговый комплекс удивительно «живые», однако не вполне подходят нам. В другом ресторане – El Tomate – предлагается свежий тунец. «Хорошо, давайте сядем здесь, все равно больше ничего нет», – говорит Том. Из кухни нам несут четыре огромных, прекрасно зажаренных стейка, хрустящих снаружи и мягких внутри. «Да лучше и быть не может», – радуется Анита.

Читайте также  Посещаем горнолыжный курорт во Франции

Аресифе, начало и конец нашего пути, – это не самое привлекательное место. Но новая марина с большой торговой улицей по соседству безупречна, рядом прекрасная набережная, любимое место прогулок горожан, а в ресторане La Bulla подают отличные кушанья. В целом мы получили исключительно положительные впечатления от плавания по району, который не имеет репутации спокойной акватории. Мы рады тому, что мы пережили в этом походе.

Прекрасный день
В основном он известен жителям Германии в качестве комиссара полиции – актер Борис Алинович. В частной жизни он ярый поклонник паруса. Его яхта Contessa 32 стоит именно на Лансароте
Y: Господин Алинович, почему вы выбрали для себя Лансароте и марину Rubicon?
Борис Алинович:  Для меня это лучший выбор. Здесь о яхте хорошо заботятся, а как только у меня выдается свободная неделька, я устраиваю себе полноценные каникулы.
Y: Что именно значит для вас «лучший выбор»?
Б.А.: Здесь поблизости есть и марины, и якорные стоянки, а на юге острова волнение не такое уж и сильное. Я могу утром выйти в море, искупаться на Лобосе, а уже к вечеру вернуться назад.
Y: А это не относится и к другим островам архипелага?
Б.А.: Нет. Например, от Гран-Канарии можно нормально идти лишь в сторону Пуэрто-Моган, но при этом каждый переход займет целый день, а на обратном пути вас ждет жесткий «вмордувинд».
Y: Но крутого бейдевинда хватает и на Лансароте?
Б.А.:  Да, это так, но расстояния здесь поменьше. Например, вчера у меня был шикарный день: сначала мы сходили к Берегу попугаев, искупались там, потом пошли на север в Пуэрто-Галеро, два часа прекрасного плавания. А сегодня утром – еще десять миль лавировки до Аресифе. Вдоль берегов Лансароте не бывает очень уж жесткой лавировки.
Информация об акватории
Полдюжины гаваней и немногие, но зато хорошо защищенные якорные стоянки делают возможным круговое плавание вдоль берегов Лансароте. Под конец на лаге яхты прибавилось почти 100 миль
Чартер
С октября по март Thinius Yachtcharter предлагает в чартер шесть «Баварий», летом число яхт уменьшается. Bavaria 46 постройки 2014 года стоит в зависимости от сезона 2500–2600 евро, включая тузик (но без подвесника – 100 евро за неделю). Уборка обойдется еще в 140 евро.
Навигация
Высота прилива не превышает 220 сантиметров. Местное юго-западное течение имеет скорость пол-узла (летом – до двух узлов). На побережье острова стоят шесть маяков. Входы в гавани хорошо освещены.

Погода и ветер
Господствуют северо-восточные пассаты 15–20 узлов (в июле ветер самый сильный). На южном побережье эффект аэродинамической трубы. Подветренный берег маловетренен. Зимой бывают сильные южные ветра. При редком (но сильном) восточном ветре из Сахары приносится много песка и пыли.

Гавани и якорные стоянки
На Лансароте – четыре марины, хотя Пуэрто-дель-Кармен не приспособлена для гостевой стоянки. Цена для 46-футовой яхты – 40 евро за ночь. На остров Грациоза можно заходить лишь по предварительному согласованию. В гавани Корралехо на севере Фуэртевентуры нет мест для гостевых яхт, их нужно резервировать заранее. Три наилучших якорных стоянки: бухта Попугаев, Playa Francesa на Грациозе и остров Лобос.

Сокращенный вариант. Опубликовано в Yacht Russia №9 (78), 2015 г.