700 миль до Лесбоса

Яхту купили в Голландии. На зимнюю стоянку ей предстояло встать в Греции, на острове Лесбос. Но сходу добраться туда не удалось – экипаж, потратив 35 дней и свой лимит отпусков, успел дойти только до Палермо. Грешно радоваться, но порой чужая незадача оборачивается удачей для тебя. Для меня и моих друзей Юры и Лили. Нам предложили перегнать лодку до Лесбоса, и конечно же, мы сразу ухватились за такую возможность.








Текст и фото Антона Вельского

Перед стартом

В Италию мы отправились в самом конце августа. Летели бюджетно — Blu Express, где даже воду отпускают за деньги. Не упуская возможности поглядеть Рим, мы запланировали световой день на посещение Вечного города. В Риме я бывал, поэтому легко проложил маршрут на отпущенное время с просмотром главных достопримечательностей. С вокзала на метро до Ватикана с посещением Собора Святого Петра, дальше пешком через Castle Sant’Angelo, Дворец Правосудия, Piazza Navona, Пантеон, Витториано (обязательно забраться наверх), Форумы, Колизей, и обратно на метро. Маршрут сногсшибательный, хоть и утомительный. Понятно, что одного дня на Рим очень мало.

Вечером мы вылетели в Палермо лоукостером Ryan Air. Не обошлось без приключений: прибыв на стойку за 1,55 до вылета, с удивлением обнаружили, что должны уплатить по 70 евро за то, что не зарегистрировались за два часа, а билет-то стоил всего 40 евро – ох уж эти строчки мелким шрифтом.

Лодка стояла на севере Палермо в небольшой марине Arenella, переполненной в основном с катерами и рыбацкими лодками. Это была Contest 34 CS середины восьмидесятых. Весьма добротная яхта известного голландского производителя, причем в отличном состоянии. Ввиду центрального кокпита, кормовая каюта была огромных размеров. К ночи прилетел владелец яхты Сергей. Он показал, где что находится, и почистил теплообменник, из-за которого были проблемы с охлаждением.

Воспользовавшись днем перед отходом, мы закупились продуктами и пошли изучать Палермо. На мой взгляд, город стоит посещать утром, когда не так жарко и все только просыпаются.

Не сказать, что Палермо очень красив, но непередаваемый шарм южной Италии он воплощает в себе на все сто.

Маленькие жилые улочки, зачастую довольно грязные и обшарпанные, чередуются с рядами лоточников. Благородные доны в кепках стойко ассоциируются с Коза Ностра. На набережной у рыбаков прямо с лодок идет торговля, в которой принимают участие владельцы ресторанов и забегаловок. Из главных достопримечательностей Палермо стоит отметить Палатинскую Капеллу и Театр Массимо. Также следует посетить Замок Утведжио, который находится высоко над городом, с него открывается великолепная панорама. И, конечно, никуда без мороженого, коим так славна Италия. Но ввиду скромности бюджета команды, это будет последнее упоминание о гастрономии в данном отчете.

На следующий день, погоняв двигатель на нейтралке, Сергей убедился, что все в порядке, и улетел в Москву, а мы… мы вышли в море. А через час запищал датчик перегрева. Пришщлось возвращаться. Перебрав все что можно, я так и не нашел причину неисправности, поэтому пришлось вызывать местного механика, который появился только на следующее утро. Причину он неведомым образом нашел довольно быстро, сняв злополучный теплообменник. Объяснил жестами, что почистит еще раз, и что прокладка теплообменника была надета криво. Обошелся нам этот урок в 150 евро. И главный вывод – двигатель надо гонять под нагрузкой.

Через пролив

Со второй попытки мы, наконец, вышли. Генеральный маршрут у нас выглядел просто – Палермо, Патры, Коринфский канал, Лесбос. В теории у нас было в запасе 11 дней, а потом Юре нужно было обязательно появиться в Москве. Мы решили, что проходим Коринф, а дальше, если будет время, сделаем пару остановок либо в Афинах, либо на каких-нибудь симпатичных островах. Весь маршрут по генеральному курсу составлял 700 м.м., и при идеальном раскладе с плановыми остановками проходился за 7-8 дней. Поэтому был шанс, что время на дополнительные стоянки у нас будет.

В обычном для Тирренского моря безветрии мы двинулись на восток, намереваясь прибыть к Мессинскому проливу через сутки. В том же направлении за нами двинулось нечто похожее на буровую платформу – башня огромного размера на четырех ногах. Что удивительно, передвигалась она без всякого буксира с не меньшей, чем наша яхта, скоростью. Такой вот у нас был эскорт.

Сам переход оказался довольно скучным, скрасил его лишь действующий вулкан на Стромболи. Вулкан проснулся в начале месяца и изрядно напугал местных жителей.

Читайте также  Чартер без вопросов, Yachting 2000 гарантирует…

Мы подошли к Мессинскому проливу утром, где нас догнал попутный ветерок. Мессинский пролив разделяет восточный берег Сицилии и южный берег Калабрии, и соединяет Ионичеcкое море с Тирренским. По легенде именно здесь находилось известное по древнегреческим мифам место «между Сциллой и Харибдой». Якобы на берегах по обе стороны пролива обитали два гигантских чудовища, без устали пожиравшие мореплавателей. Сразу скажу, мы ничего такого ужасного на горизонте не обнаружили…

В самом узком месте ширина пролива составляет 3 км.

Разница в плотности Тирренского и Ионического моря создает постоянные слабые двухслойные течения:
в верхнем слое — на север (монтанте),
в нижнем — на юг (сканденте).

Вдоль берегов проходят приливно-отливные течения: они меняют направление четыре раза в сутки, их скорость может превышать 5 узлов, особенно в самой узости между мысами Пеццо и Пелоро. Берега пролива в основном скалистые, а где нет скал, там широкие отмели. Также под влиянием ветра закручиваются водовороты. Все эти факторы создали проливу дурную славу «убийцы кораблей».

На входе в пролив нас встретили его стражи — пилоны ЛЭП, которые считаются самыми высокими в мире. Но провода уже сняты, так как проложен подводный кабель.

Поскольку мы уже и без того потеряли два дня, то я не стал считать фазы прилива, и мы пошли как есть. Естественно, как бывает в таких случаях, в попутную фазу мы не попали, и несмотря на то, что ветер нам благоволил, на некоторых участках мы теряли до трех узлов. В связи с этим прохождение пролива затянулось.

Ветер и течения в образовывали причудливые узоры – то сулой с гребнями, то абсолютно гладкую поверхность, то невообразимую мешанину. Эта природная «мясорубка» вызывала восторженный трепет, который не могли приглушить признаки цивилизации — постоянно снующие туда-сюда паромы. Впрочем, паромы тоже иногда вызывали трепет, их там огромное количество, но понятно, в этом чувстве не было и намека на восторг.

Спустя несколько часов мы выбрались на чистую воду и в ночи повернули на восток. Скоро попутный ветер стих. Что ж, сделав небольшую поправку на циклональное течение в Ионическом море, мы под мотором направились в сторону Греции.

Через двое суток в ночи мы подошли к проливу между островами Закинтос и Кефалония. Нам очень хотелось остановиться и полюбоваться знаменитыми бухтами этих островов, но встреча в Патрах с Сергеем, который хотел пройти с нами Коринфский канал, смешала наши планы.

У входа в канал

Проскочив острова и руля на восходящее солнце, а заодно на встречную полутораметровую волну, мы подошли к Патрам. Это третий по величине город в Греции и один из самых больших портов. Город делится на две части – верхняя (старый город с руинами крепости и акрополя), и нижняя (современная, деловая). Кстати, убедительно советую оказавшимся в Патрах заглянуть в собор Святого Андрея Первозванного, это один из самых больших православных храмов в Греции, ну, и побывать на главной городской площади Псила Алония, очень впечатляет.

В Патрах мы встретились с Сергеем и озадачились транзит-логом. Сначала нам сказали пройти в домик морской полиции. Мы прошли. Однако полицейские, не сразу поняв, что, нам собственно, требуется, отфутболили нас в сторону самого дальнего терминала, где обслуживаются паромы.

Нужную нам бумагу в таможне делали очень долго и задумчиво. Складывалось впечатление, что такая процедура для местных внове. Странно… Потом был обратный путь в полицию. В итоге было потрачено три часа времени и примерно 50 евро.

Мы закупились продуктами и отправились на пляж снимать напряжение. Настроение, несколько упавшее ранее, успело повыситься, поскольку цены после Италии нас приятно порадовали. А потом повысилось еще больше, что понятно: искупавшись на закате, мы отдали должное изумительной пинаколаде. Как последний штрих — вечером прямо около марины состоялось театральное представление о древних временах.

До Коринфского канала нам было примерно пятнадцать часов хода. Было темно, когда мы миновали самый длинный вантовый мост в Европе – «Харилаос Трикупис». Длина его 2880 м с самым длинным пролетом в 560 м. К стыду своему только в Коринфе мы узнали из лоции, что мост нужно проходить после связи с диспетчером, что разумно, так как вдоль моста активно курсируют паромы.

Всю оставшуюся ночь мы шли на двигателе против усилившегося ветра. В районе двух часов дня, когда до Коринфа оставалось всего-то с пару миль, раздался скрежет в двигателе, и он перестал реагировать на ручку газа. Хорошо, что это случилось не в канале – штраф за такой афронт, как выяснилось позже, составляет не одну тысячу евро.

Читайте также  Меланезия как она есть: практика пилотажа

Что делать? Тут на берегу видим марину. Вот только на запрос по рации она не отвечает. Что объяснимо — это просто городская пристань. Ясно и другое: никакого яхт-сервиса мы здесь не найдем. Все же мы заходим и, как истинные мастера, швартуемся под парусами, благо ветер уже стих.

И еще запоздалое «открытие»: сейчас вечер пятницы, так что шансы застрять до понедельника стремятся к бесконечности.

Спустя некоторое время мы слышим очень «родную» английскую речь: «Яхта такая-то вызывает марину Коринф». Распознать русский экипаж нам труда не составило. Мы объяснили соотечественникам, перегоняющим 55-футовую яхту с Канар, что это вовсе не марина. И все же ребята идут на швартовку – и тоже под парусами. Ребята швартуются тоже под парусом. Оказывается, у них тоже проблемы с двигателем.

Мучительно долго совместными усилиями мы пытаемся заставить местных механиков, чей телефон написан на столбике, что-то сделать – для начала хотя бы просто прийти. Они пришли в субботу, зашли в воскресенье, но только в понедельник сняли «коробку», после чего выяснилось, что на моторе нашей яхты сточилась муфта, отвечающая за переключение «вперед-назад». И найдется ли такая муфта на замену – бог весть.

Тревожное ожидание вердикта мы скрашивали вином, купанием и ночными прогулками по галечным пляжам. Во вторник механики, сын и отец, принесли новую муфту. На все про все с нас запросили 1200 евро. Но главное — двигатель заработал!

Мы стали готовиться к отходу, и тут вспомнили, что написано в лоции. А именно: по вторникам канал закрывается для профилактических работ с 6,00 до 18,00. А на часах 14,00… Решив не терять время зря, мы организовали себе небольшую экскурсию.

Вообще-то, самом Коринфе смотреть особо нечего – типичный курортный городок. Сначала мы отправились полюбоваться на канал сверху, затем поехали в город Лутраки, который находится на другой стороне залива, чтобы потом подняться еще на 700 метров – к женскому монастырю Блаженного Потапия, построенному митрополитом Коринфским Прокопием в 1952 году возле пещеры, в которой полувеком ранее была обнаружена скиния с останками святого.

Покрытие дороги, ведущей в монастырь, невообразимо скользкое даже для обуви, поэтому на автомобиле мы буквально ползли. Но увиденное стоило всех испытаний и страхов. От монастыря открывается красивейший вид на Коринфский перешеек, Саронический и Коринфский заливы, колорита пейзажу добавляет расположенный ниже мужской монастырь Ильи Пророка.

Собственно «к Потапию» мы поднимались  по 144 ступеням, одолевая которые, как считается, человек постепенно избавляется от грехов. А в монастыре нас встретил источник исцеляющей живой воды….

Спустившись с горы, мы искупались в ваннах Елены Прекрасной, да-да, той самой, из-за которой началась самая знаменитая из прежних войн. Из скал бьет ледяной ключ, а место его впадения в море огорожено каменной стенкой, получается что-то вроде бассейна, попасть в который можно и лучше со стороны моря через узкий пролом. Ледяная вода из ключа остужает прибрежные воды на несколько десятков метров, что не очень-то приятно, но мы решили терпеть, ибо, как гласит легенда, искупавшийся здесь человек исцеляется от многих болезней, а также становится очень привлекательным для лиц противоположного пола. И то, и другое было очень заманчиво.

Меж крутых берегов

Спустя час мы выдвинулись на преодоление «жемчужины» нашего маршрута – Коринфского канала.

Длина канала составляет 6 километров, ширина — составляет 25 метров глубина — 8 метров. Стены естественного происхождения, главным образом из известняка, их высота достигает 76 метров. Через канал перекинуты один железнодорожный и три автомобильных моста. С обеих сторон канала находятся погружные мосты.

Попытки прорыть канал были еще в седьмом веке до нашей эры, но строительство современного канала началось лишь в 1882 году. Одиннадцать лет спустя по каналу прошли первые суда, сокращая себе путь к Афинам на 400 км. В настоящее время канал во многом утратил свое экономическое значение, так как крупные океанские суда не в состоянии пройти через него из-за недостаточной ширины.

Движение в канале реверсивное, поэтому нам пришлось ждать 40 минут, пока пройдут суда со стороны Эгейского моря. Только после этого диспетчер дал добро нашей стороне. Нам, как самым медленным, отведена роль в хвосте колонны из двух небольших судов и одного катамарана с русской командой.

Через каждые несколько сот метров с берегов свисали швартовые. А берега становились все выше, достигнув своего максимума через четыре километра. Над нами на высоте 80 метров проплывали мосты. Непередаваемое ощущение величия природы и человеческого гения!

Читайте также  Загадочный Лесбос

Но вот канал заканчивается, мост уже начинает подниматься, а нам до него еще два десятка метров. Но успели и сразу за мостом встали у пристани, где нам надлежит расплатиться за проход по каналу. С наших 34-х футов взяли 132 евро. Транзит-лог не спрашивали.

Совсем одни

Сергей и Юра вынуждены были покинуться нас по причинам более чем уважительным. Дальше мы пойдем вдвоем с Лилей…

До Лесбоса 200 миль. Прогноз на Эгейское море, обещавший 30 узлов с севера, сменился на 30 узлов с юга, что нам на руку.

И вот мы в Сароническом заливе, красиво летим в галфвинд. Настроение бодрое, и даже порвавшийся ремень автопилота его не в силах испортить, мы его быстро сшиваем.

Чем ближе мы к выходу в Эгейское море, тем сильнее раздувает. Смеркается. И тут Лиля, идущая в свой первый парусный переход и до того державшаяся очень мужественно, невзирая на морскую болезнь, вдруг решает принять душ. И это ее губит. Она сдается, морская болезнь торжествует.

 Больше за эту ночь я Лилю не вижу, она отлеживается. Между тем только сейчас началось то, что можно назвать нормальным хождением под парусами. Яхта бежит под куском генуи в галфвинд, о гроте и речи нет. В который раз я убеждаюсь, насколько олдскульные лодки хорошо переносят волну.

Прыжки в галфвинд продолжаются три часа, и только после того, как мы обогнули остров Макронисос, галфвинд уступил место бакштагу. Сразу стало полегче, но рагу, которое мы начали готовить еще до болтанки, это уже не поможет. Я напрочь забыл снять его с плиты, а значит — да здравствует уборка!

Неожиданно появляется проблема посерьезней — с навигацией. Вышел из строя планшет с Навиониксом. На моем телефоне область «тачскрина» в области кнопки «минус» в том же Навиониксе не отвечает на нажатия – я вижу только 300 метров. Есть еще навигатор без карты, но от него толку мало. В итоге подкачиваю на ноутбук через GPRS тот же Навионикс через SAS Планету. Но ноутбук не цепляется к GPS. Общее направление отслеживаю по Google Maps в телефоне в масштабе пиксель/километр, периодически сверяясь с ноутбуком. В принципе, ничего страшного, но такая (!) возня в такой (!) ветер, да еще и ночью, да еще и в одиночку… как-то это, знаете ли, утомляет.

Тем не менее мы проходим пролив между Эвойей и Андросом и выходим в открытое море. Светает, сил у меня все меньше, но надо держаться, потому что Лиля по-прежнему никакая.

Оставляем левым бортом Псару. Ближе к 11 ветер стих до 10 узлов, на подходе к Лесбосу пропал совсем. Я скачал подходы к острову, вроде ничего неожиданного быть не должно. Огибаю остров, уже вижу огни Митилини, в темноте иду под мотором, в полудреме сижу спиной к корме. И вдруг сзади в десяти метрах вспышка – врубается фонарь диаметром в метр и соответствующей мощности.

Сторожевик подкрался! Пятнадцать секунд, показавшиеся мне вечностью, мы смотрим друг на друга: он — на меня,
я — на фонарь. Потом сторожевик делает «полицейский разворот» так лихо, что яхта аж подпрыгивает,
и уносится вдаль. Все, такого заряда бодрости
мне хватит до швартовки.

На рассвете мы завершаем наш 700-мильный маршрут, войдя в единственную на острове большую марину. А первым встреченным нами человеком на Лесбосе оказывается Катерина из Хабаровска, которая замужем за греком. Благодаря ей мы узнаем много интересного об острове, знаменитом не только своей историей, но и пустынными пляжами и бухтами.

Мы берем напрокат мотоцикл и отправляемся в путь. Генуэзский замок, ресторанчики, магазины, огромный рынок… Покатавшись по побережью, мы проехались и по берегу внутренней бухты Yeras. Туда тоже можно зайти на яхте, чем многие и пользуются.

Также Катя нам поведала, что прямо сейчас начинается фестиваль женщин соответствующей ориентации. Любопытно было посмотреть, что там и как, но мы решили не испытывать судьбу и завершили день ужином в ресторанчике на берегу моря.

На следующий день уборка лодки — и домой. Как же приятно ждать рейса, сидя на берегу моря в тридцати метрах от входа в аэропорт.

Опубликовано в Yacht Russia №9 (78), 2016 г.