Англия. Исключение из правил

Побережья графств Девон и Корнуолл на юго-западе Великобритании – красивейшие яхтенные ривьеры острова




Текст Андреаса Фритча

Чтобы понять, как повезло английским яхтсменам, бросим два коротких взгляда на старый центр города Фой, что на побережье Корнуолла. Температура воздуха составляет всего 12 °С, с Атлантики налетает девятибалльный ветер. Заряды приносят с собой дождь, который бьет по лицу, словно выстрелы, а двое яхтсменов идут навстречу нам в шортах и вьетнамках. Закаливание – это здесь очень распространенное явление, местный народ вообще почти не пользуется непромами, даже дома трудно назвать хорошо изолированными от местного климата. Так что первый урок мы получаем сразу же: погода в Англии – это всего лишь фоновый шум, нечто не заслуживающее особого внимания.

Важный момент, обративший на себя наше внимание, таков. Всего лишь одну – от силы две – минуты растерянно стояли мы на узеньких улочках старого города, потерявшись в его закоулках и бросая вокруг себя те характерные ищущие взгляды, которые выдают приезжих в любом уголке земли. И тут же перед нами появилась юная леди с вопросом: «Могу ли я помочь вам?» Мы удивились, откуда она могла взяться на совершенно пустой улице? «О, я работаю рядом в модном магазине. Вы выглядели так, будто совершенно не понимаете, где оказались, и я решила вам помочь».

Мы пояснили, что мы только что высадившиеся на здешний берег гости-мореходы и разыскиваем место, где можно было бы расслабиться. «О, идите вон туда, ориентируйтесь на надписи Fowey Gallants, вам там точно будут рады! Это вниз по улице».

Второй урок: гостеприимство здесь – отнюдь не теоретическая абстракция, а нормальная повседневность.

Об этом рассуждали мы, пока не оказались под вывеской: Fowey Gallants Sailing Club – All sailors welcome! у старого здания на причале. На столике внутри лежала гостевая книга – будьте добры отметиться в ней, прежде чем войти. Лишь после этого качающаяся дверь впустила нас в полное тепла клубное помещение – совершенно британское по ощущениям. Гигантские бочки с различными элями и настойками, батареи разноцветных бутылок, группы аборигенов там и сям за стойками. Тут же начались расспросы: «Откуда? Куда? На какой яхте? Как вам погода?»

Мы не успели еще заказать по первой, как уже почувствовали себя полноценными участниками местной клубной жизни. Тут мы и изложили местным свою историю о двух немецких новичках, попавших в Англию под воздействием уговоров фаната Корнуолла (то есть автора этих строк), прожившего здесь шесть лет, изрядно походившего по местным водам и при этом искренне считающего, что здесь погода намного лучше, чем в дождливой летом северной Германии. А также уверенного, что каникулы тут можно провести в шортах и футболках. И добавившего, что к этому списку прилагается восхитительный холмистый ландшафт, красивейшие устья рек, деревушки и отдельно стоящие поместья – все как в фильмах о Гарри Поттере. А тут, на минуточку, ливень в первый же день чартерного плавания. На второй день – прыжок из Фалмута в Фой при порывистом ветре, с одним рифом, по серо-стальному морю под свинцовыми облаками. А теперь еще и натуральный шторм…

«Вы высадились в правильном месте»,– усмехнулся наш собеседник Ник, капитан портового буксира.

С его точки зрения, Фой выглядит весьма своеобразно – «пьяная гавань с проблемами для яхтсменов», если переводить дословно. После чего Ник, будто споря с собственным определением этого места, показал нам замечательный клуб с террасой и фантастическим видом на бухту.

«Здесь, в этой бухте, мы обычно гоняемся по средам на наших традиционных деревянных лодках местной постройки», –сказал он.

Оказывается, с начала 60-х годов прошлого века народ здесь соревнуется на 18-футовых швертботиках, именуемых «тройс». Эти лодки весьма своеобразны – они, как ни странно, вполне точно соответствуют нынешним весьма жестким требованиям идентичности монотипов в одном классе, кроме того, чудовищно перегружены парусами. Если при крепком ветре зазеваться с отдачей шкотов, швертботик не только гарантированно опрокинется, но и затонет.

Особенность Фоя – его расположение на реке. За ним кулисой разворачивается великолепный задний план – рукава реки, где из ила выступают остатки затонувших судов, готические церквушки на берегах, деревеньки и небольшие, но густые лесные рощи.

«И свет, восхитительный свет ранним утром, когда туман стелется над водой и окутывает мягким облаком разноцветные домики на берегу. Да это же просто мечта!»– восторгался Ник в разговоре с нами.

Да, похоже, он был прав. Красивейшие участки побережья юго-запада Великобритании простираются от мыса Лизард на западе до Дартмута и Бриксема. Далее на восток начинается почти бесконечная «английская ривьера» – обычные пляжи. Но до них побережье очень красиво: высокие берега изрезаны симпатичными бухтами, за ними часто скрываются устья рек и речушек, заход в которые открывает глазу холмистую местность, заросшую лесами и дубравами.

Читайте также  Хорватия. Кварнер. Маленькие острова большого залива

«Ривер Фол, Хелфорд, Дарт, Йеалм или наш Фой представляют собой идеально защищенные районы для занятий парусным спортом даже тогда, когда Атлантика показывает свои зубы», – замечает Ник.

Между устьями рек располагаются обжитые берега, на которых стоят такие известные в парусном мире города, как Фалмут и Плимут, город сэра Френсиса Дрейка. Так что не стоит удивляться, что этот регион так любим яхтсменами. Но не только! Любим он и богатыми лондонскими снобами, здесь они любят проводить летние месяцы.

Стояночные места для яхт чаще всего располагаются здесь на буйках, но есть и понтоны там, где глубины начинаются сразу у берега. На понтоне мы оставили и нашу чартерную красавицу, но разгулявшаяся непогода заставила забеспокоиться о лодке. Под налетающими шквалами мы побрели на метеостанцию к знатоку здешних мест Крису Моррису.

«Самый сильный порыв имел скорость 53 узла, это 10 баллов с гаком», – «обрадовал» нас метеоролог.

Бывший моряк, сегодня он трудится совместно с National Coastwatch. Сама по себе эта служба не является спасательной, она призвана координировать работу спасателей и береговой охраны в случае необходимости.

«Мы здесь следим за яхтсменами, – говорит Моррис, не отрываясь от окуляра своей чудовищных размеров подзорной трубы. – Отсюда я могу прочесть даже названия проходящих мимо яхт, после чего их заношу в журнал».

Так поступает каждая береговая наблюдательная станция, контролируя движение судов. И это даже сегодня, когда на службу встали радары, а проходящие вдоль берега суда все больше рыбацкие, а не торговые. Причем большая толика работы выпадает станции при хорошей погоде.

«В прошлом году двое мужчин решили пересечь реку в районе устья, чтобы доплыть до пляжа у вон того мыса – видите? – Крис Моррис указывает направление. – Это примерно два километра, а вода нагрелась тогда всего до 16 °С. Я поднял на ноги парочку своих юнг, сбросили на воду спасательную лодку, и когда мы добрались до этих безрассудных пловцов, они были совершенно синие и еле шевелили конечностями. Идиоты, у них был только один биопрен».

«Биопрен?»– удивляемся мы.

«Ну да, биопрен, их собственная, природная жировая оболочка вместо нормального костюма из неопрена».

Как выяснилось, большинство купающихся в этих краях входят в воду в гидрокостюмах. А вот яхтсмены не столь умны. Статистика свидетельствует, что лишь небольшая их часть – не больше трети – пользуется в этих водах гидрокостюмами и спасжилетами, заботясь о своей безопасности.

Назад на лодку, назад, пока шквалы окончательно не лишили нас рассудка от беспокойства за яхту! Но вроде она стоит нормально, лишь порывы ветра завывают в такелаже.

Возможно, мы чересчур задержались на пирсе, поскольку возле нас тут же оказался начальник гавани с вопросом, не может ли он нам чем-нибудь помочь. Перебивая друг друга, мы рассказали ему о наших планах – о желании посетить старую усадьбу возле Лангидрока и о том, что хотим посетить Плимут.

«Никаких проблем, я как раз сейчас собираюсь на вокзал», – услышали мы в ответ и вскоре уже были в пути.

Мы ехали по залитым дождем улицам, которые настолько узки, что два автомобиля не могут на них разъехаться. При виде встречной машины один из водителей вынужден сдавать назад до специального расширения улицы, где только и могут разминуться два автомобиля. По пути наш водитель решил вместо вокзала довести нас до самого места. Да, готовность местных жителей прийти на помощь – это нечто феноменальное!

Так мы приехали в старую усадьбу – поместье британского лорда, построенное в XVIII веке. Владелец поместья был столь богат, что пристроил к нему собственный железнодорожный вокзал. Интерьер поместья сохраняется так, как будто кто-то здесь еще живет – столы накрыты, в кабинете на столе лежит стопка бумаги. Гигантская кухня – этосвоеобразный мини-музей, здесь можно посмотреть, как готовилась еда в «доброй старой Англии». Настоящее путешествие во времени.

Подобные поместья есть вдоль всего побережья, ко множеству из них можно подойти на яхте. На реке Дарт находится летний дом Агаты Кристи, в этих же краях располагается знаменитый парк лорда Глендургана. И почти везде возле них можно бросить якоря.

Да, плавание под парусами здесь шикарное. Но… но и третий день из нашей чартерной недели встретил нас восьмибалльным штормом. Причем этот шторм был от оста, от Салкомба и Дартмута, то есть как раз от тех мест, куда мы хотели попасть. Тридцатипятимильная лавировка против разбушевавшегося моря на зафрахтованной яхте со скверно пошитыми парусами на закрутках – нет, это занятие не для джентльменов!

Читайте также  Голландия: оранжевое настроение

Поэтому мы отправились на реку Дарт, где можно осмотреть старую крепость, которая запирала вход в реку своими пушками (а при необходимости и цепью). Красивые цветные домики обрамляют вход в эту реку. Я предложил подняться выше– туда, где река, изгибаясь, образует широкий разлив. Там расположено уютное местечко, известное, наверное, всем окрестным яхтсменам: в вечернюю пору здесь хорошо пить крепкий Гиннес, закусывая его рыбкой. Дети там ловят рыбу с мостков, насадив на крючки кусочки бекона, и выглядят столь же счастливыми, как и их родители. Птицы поют на деревьях, плотно окружающих этот разлив. В общем, замечательное место. Кто был тут хоть раз, подтвердит, что места, которые выглядят, как отрывки из рекламных фильмов, существуют на самом деле.

Тем временем синоптики убили даже слабую нашу надежду на благополучное продолжение похода под парусами: штормовой ост должен смениться не менее штормовым вестом. Идти на восток так, как мы планировали вначале, а потом лавировать против шторма 60 с лишним миль, чтобы вернуть яхту на чартерную базу? Или проводить третий день подряд в гавани? Проблема… Но тут мой британский друг Майк Гриббинс прислал мне по SMS хороший совет: «Поезжай в Солком, в среду там будет регата на старых местных иолах! Это замечательный хэппенинг».

Словно прочтя этот совет, небеса открыли свои шлюзы: дождь начал идти просто непрерывно. Дымка закрыла окрестные холмы, готические церковные шпили утонули в надвигающемся тумане, местность приобрела настроение из «Властелина колец». Те, у кого есть средства, давно оценили ее – столичные жители покупают здесь летние дома по совершенно заоблачным ценам.

Сам городок Солком выглядел при этом, как старинная драгоценность. Почти нереальными показались нам пальмы, окружавшие берег – рукав Гольфстрима сделал это чудо возможным.

Когда мы вышли на главную улицу, нам бросилась в глаза художественная галерея, в витрине которой было выставлено фото солкомского иола в лучах солнца: синее небо, золотое сияющее дерево, светящиеся краски. Таким мы и запомнили Солком: чистое небо, яркое солнце, сверкающее старое дерево корпусов…

Мы зашли в галерею и спросили, что известно насчет изображенной яхты. «Это фото моего мужа, я спрошу его», – ответила служащая. Вскоре перед нами предстал Ник Филбидж, фотограф, явно обрадованный нашим интересом.

«Эти иолы – просто бывшие рыбацкие лодки, очень хорошо продуманные, без проблем управляемые в одиночку, – рассказал он. – Две мачты удобны тем, что делят площадь парусности так, что лодка всегда может быть хорошо сбалансирована, а с парусами может справиться один человек».

Пока мы осматривали галерею, Ник связался с командором своего яхт-клуба, тот – с последним строителем иолов. Еще немного, и вот мы уже направились в Salcomb Yacht Club. От красивейшего клубного здания открывается замечательный вид на устье реки.

Для начала мы были приглашены на регату, которая должна была начаться чуть позднее. А потом в клуб приехал Майк Атфильд – местный судостроитель. О местных иолах он знает все: «Эта лодка на снимке имеет построечный номер 189, ей уже 80 лет. Она долго была заброшенной, но в 80-х годах прошлого века наследники владельца пригласили специалистов, они оценили ее состояние, составили проект реставрации. В результате лодка стала легче и быстрее».

Тем временем мы обратили внимание на то, что и юные лазеристы с финнистами неравнодушны к старым иолам.

«Они продаются на сторону, ваши лодки?» – поинтересовались мы.

«Ни в коем случае! – возмущенно отрезал Майк, – Солкомовские иолы, как и «тройсы» из Фоя, пожизненно принадлежат исключительно месту своего рождения. Это, так сказать, «местные деликатесы».

До старта оставалось всего ничего. Клуб наполнялся людьми. Члены экипажей (каждый с пинтой пива в руке) проследовали на борта своих лодок, которых начал потихоньку окутывать туман. Невероятное зрелище – все шутят, смеются, обнимаются. Настоящий праздник парусов!

Вернувшись назад на свою яхту, мы стали готовиться к завершению нашего похода и возвращению в Фалмут, на чартерную базу. Ну хотя бы один день нормального парусного плавания. Господи, ну пожалуйста!

Боги сжалились над нами – наш последний переход прошел в теплых солнечных лучах, а мы наслаждались чудесной погодой на палубе в майках и шортах – в точности, как я и обещал своим коллегам. Так и должно было быть с самого начала – по моим планам. Что ж, впервые за шесть лет столкнуться с непогодой во время плавания – не так уж и плохо, правда?

Читайте также  Место под Пальмой

Советы по организации похода
От Фалмута до Дартмута и назад всего 150 миль. Несмотря на это, имеет смысл фрахтовать яхту на ДВЕ НЕДЕЛИ, поскольку ветер и погода в этих краях живут по своим собственным законам

Фалмут
Город с национальным морским музеем является яхтенной столицей юго-западного побережья. Лучшее место для стоянки – на длинном гостевом причале прямо перед верфью Pendennis. Запланируйте один день на изучение реки Фой. Хорошая «ресторанная стоянка» (в высокую воду) перед отелем PandoraInn, но к причалу придется идти на тузике. В четырех милях выше находится знаменитый сад Трелиссика. Еще милей выше располагается совершенно идиллический понтон для ночной стоянки

Хелфорд
Небольшое местечко в глубокой бухте возле устья реки недалеко от Фалмута. Гостевые места на буях. Внимание: в низкую воду глубина в отдельных местах падает до 1,5 метров. В полутора километрах отсюда находится Национальный парк Глендургана. При восточном ветре стоянка неспокойна.

Фой
Стоянка у понтона либо на буях, и чем они севернее, тем стоянка спокойнее. При шторме от зюйд-веста надо уходить вверх по реке. В гавани есть душ и гальюны. Стоит посетить на тузике верхнее течение реки (лучше делать это по высокой воде).

Плимут
Крупнейший город побережья является сегодня базой британских ВМС. Центральная гавань носит имя Батарея королевы Анны. Местный аквариум обязателен для посещения. Каждый год в середине августа здесь проходит британский чемпионат по фейерверкам – два дня подряд в вечерних небесах разворачивается красочное зрелище.

Солком
Крохотная гавань с особенным шармом. Летом – место для богатеев. Поэтому нужно заходить пораньше, чтобы успеть занять гостевой буй. Яхт-клуб находится на юго-западном конце главной улицы. Стоит осмотреть местную фотогалерею.

Дартмут
Город лежит по обе стороны реки. Гостевой причал на западном берегу, простой, в самом центре, летом переполненный. Альтернативой могут быть Dart haven Marina или Dart Marina (западный берег выше по течению). На восточном берегу есть музейная железная дорога с «живым» паровозом. В обязательном порядке надо подняться вверх по реке до разлива у Диттисхама: чудесная природа, уютное место со знаменитым старым пабом, на восточном берегу – летний домик Агаты Кристи.
Информация об акватории

Дорога
Самолетом можно добраться от Москвы до Экстера или Бристоля (с пересадкой в Лондоне, прямых рейсов нет), оттуда три часа пути на машине. Альтернативой может служить дорога через Францию по Евротуннелю (на поезде или автомобиле) или на пароме.

Чартер
Мы брали в чартер 10-летнюю Bavaria 38 в фирме Cornish Cruising. Эта компания располагает собственным флотом в шесть яхт, но предлагает в чартер и частные суда. Все лодки хорошо оснащены (есть, например, отопление), но немолоды, что хорошо заметно внутри. Есть яхты от 30 до 46 футов. Bavaria 38 будет стоить от 1180 до 1430 ф. ст. (от 1660 до 2000 евро).

Гавани и якорные стоянки
Многие стоянки зависят от прилива. Большая часть стоянок – это поля гостевых буйков, хорошо или не очень хорошо защищенных. Понтоны обычно располагаются выше по течению. Есть и полноценные марины, например, в Плимуте, Фалмуте и Дартмуте. Разъездные «речные такси» до города курсируют до позднего вечера, их можно вызвать по УКВ. Гостевые места часто обозначены знаком V. Харбор-мастеры являются сами, стоянка 38-футовой яхты стоит от 25 до 35 евро.

Навигация и судоходство
Побережье находится в приливных водах, амплитуда приливов в среднем около четырех метров. Необходимо иметь при себе приливные таблицы, карты должны быть свежеоткорректированными, с нанесенными данными о течениях. У отдельных мысов встречаются очень сильные течения, при встречном ветре возникает сулой и стоячая волна. Вблизи некоторых гаваней (например, Солкома) имеются песчаные бары, опасные во время непогоды. Если береговая охрана обозначает состояние моря как «взволнованное» (rough), лучше остаться в гавани.

Ветер и погода
Доминируют западные ветра, поэтому в начале похода стоит сделать большой переход сразу на восток, чтобы потом день за днем возвращаться в лавировку на запад. Точность прогнозов довольно высока, их рассылают, например, посты береговой охраны по УКВ.

Сокращенный вариант. Опубликовано в Yacht Russia №10 (79), 2015 г.