Марш по фьордам!

Ослофьорд – это ворота в норвежскую столицу Осло. На его берегах живет практически половина всех жителей скандинавского королевства. Путь туда идет мимо красивейших ландшафтов…













Текст Клауса Андрюса

Еще перед плаванием встает вопрос: а стоит ли того этот дальний поход? Как ни крути, а Ослофьорд удален от Германии на 400 миль. На первый взгляд все звучит очень привлекательно: акватория разнообразна, на ней расположены сотни гаваней и якорных стоянок. И конечно же, Осло – столица Норвегии. Так что плавание явно должно себя оправдать.

Уже одно плавание по проливу Каттегат доставляет удовольствие тем, кто любит ходить под парусами.

По шхерам шведского берега можно бродить неделями, настолько они хороши, но мы спешим далее.Само по себе пересечение границы с Норвегией в четырех милях севернее Стрёмштада – уже забавное событие. Перед островами архипелага Хвалер маячит моторный катер – норвежская таможня. Вывешиваем кранцы на борт, ждем швартовки, но нет. Пограничный катер останавливается на расстоянии голосовой связи, и с него задаются обычнейшие вопросы: «Кто, откуда, куда, есть ли товары, подлежащие декларации?» «Добро пожаловать в Норвегию!» –заканчивается наш диалог, катер запускает мотор и отваливает в сторону.

Норвегия слывет дорогой страной для туристов. Так ли это? За стоянку в гавани Скерхальдена нашей 12-метровой яхты автомат запросил 295 крон за ночь, это 45 евро. В Швеции это вдвое дешевле.

Иддельфьорд лежит почти точно на норвежско-шведской границе. Обе страны образовали тесное партнерство в целях защиты природы. Поэтому шведские и норвежские острова в этом районе входят в большую природоохранную зону, простирающуюся по обе стороны границы.

Иддельфьорд выглядит впечатляющим еще при изучении карты. Совместно со Свинезундом он врезается в сушу на глубину 15 миль, а по всей его длине проходит государственная граница. При ходе в пролив нас встречает течение скоростью до трех узлов, заставляющее танцевать на воде буи фарватера.

Там, где Иддельфьорд изгибается на юг, располагается город Хальден. Он появился возле возведения здесь крепости Фредрикстен, которая и сейчас нависает над ним на 100-метровом холме. Эта позиция была стратегически выгодна, оба берега фьорда с нее прекрасно просматриваются и простреливаются.

На берегах Иддельфьорда вплоть до середины ХХ века добывали гранит. Пирсы, на которые свозили гранитные блоки, заброшены, краны и лебедки ржавеют по берегам. Каменоломни по берегам почти полностью заросли. Причалы сегодня используются только парусными судами. Лесистые утесы обрамляют берега фьорда, напоминая горы.

Наше внимание привлекает место кораблекрушения в шхерах. Hamen, типичный сухогруз из Бергена, нашел на этих скалах вечный приют и ржавеет теперь в полной тишине.

Выцветшая краска и пустые глаза якорных клюзов создают траурное впечатление. Наружная обшивка проржавела уже почти насквозь, с кормы бессильно свисает лоцманский трап.

Мы делаем круг вокруг этого места и продолжаем наше плавание под парусами вдоль этих зеленых берегов, образующих яркий контраст с каменными островками. На последних миля берега фьорда становятся все более плоскими и заканчиваются полем, распахивающимся перед яхтой. Во время штормов со Скагеррака это место может послужить отличной защитой и надежной якорной стоянкой. Очень неожиданными являются частые изменения ветра, в том числе по высоте. Сколько раз у нас было так, что виндекс на топе мачты показывает галфвинд, в то время как яхта находится почти в левентике и втугую набитые паруса уже заполаскивают.

На ночь мы швартуемся в Хальдене. Следующее утро начинается с микроскопическималенького дождика, специфического именно для Норвегии. Местный называют его «Ир», он оставляет приятное ощущение крохотных капель воды на коже. Через два часа облака поднялись, последняя хмарь сошла с окрестных гор. Зунд прояснился, солнечные лучи заиграли на шхерах. Возле лодки вынырнул морской зверь и попытался залезть на транец.

На нашем пути к северу мы сделали крюк в сторону Фредрикштада, где находится устье крупнейшей реки Скандинавии Гломмы. Во времялавировки против трехузлового течения приходилось идти предельно круто, так что когда мы после тысячи поворотов вошли наконец в яхтенную гавань, то от усталости не могли пошевелить и языком.

Начальник гавани нашел для нас одно-единственное место, сказав при этом: «Душевые и гальюны закрыты, у нас тут свадьба».

Переход через Скагеррак в Ослофьорд был описан в лоции не очень тщательно, но стало понятно, что нам следует держаться южнее острова Ханко, которого мы достигли на следующий день после полудня. Это была середина августа. Яхтенные гавани стояли пустыми, семьи возвращались из отпусков домой. Кельнер ресторана Seilerkroa в ответ на просьбу найти начальника гавани рассмеялся нам в лицо: «Сезон окончен». Убрав со стола пару кружек, он добавил: «Я думаю, якорная стоянка будет бесплатной».

Читайте также  Посещаем горнолыжный курорт во Франции

Наконец мы миновали этот остров, который сам по себе выглядел покинутым. Большинство домов стояли пустыми, и даже гардины с окон были сняты заботливыми жильцами. Вот уже на протяжении жизни многих поколений Ханко – типичное дачное место. Аккуратные белые домики с верандами теснятся там вдоль берегов. Путешествие к западному берегу помогает увидеть всю разницу между защищенным зундом и открытым наружным берегом, где волны разбиваются о камни, а полоса плавника показывает границу прилива. Как спины китов, поднимаются из волн песчаные отмели, сверкающие красным в лучах заходящего солнца. Между ними обычно полно мелкой морской живности и разных рыб. Этот микрокосм привлекает летом много людей, Ханко дарит своим гостям, солнце, море и покой. Кроме того, пространство перед островом – давняя гоночная акватория для яхтсменов. Масса фотографий на стенах Seilerkroa рассказывает про местную историю парусного спорта.

Следующим утром зунд лежит пустым и свободным. Только паромы пересекают его, привозя рабочих и стройматериалы. Еще вчера повсюду раздавался детский смех, сегодня понедельник, и все, что мы слышим, – это удары молота.

От Ослофьорда ответвляется множество рукавов, они врезаются в землю на километры. Например, Эленгардскилен. К северу от Ханко прорезает он гористую цепь, чтобы закончиться в спокойном ландшафте. Домики по его берегам выглядят так, словно их приклеили на красивую кулису. Добраться до них можно только на лодке, но и потом придется подниматься по очень крутым лестницам. Направление ветра всегда направлено точно по оси фьорда – он дует либо в нос, либо в корму.

Чтобы ознакомиться с другой стороной Ослофьорда, мы легли на курс зюйд-вест и через 14 миль увидели ее характерную примету – башенку маяка Лилле-Фёрдер. Красно-бело-красная башня отмечает вход в фьорд, а на крупнейшей норвежской парусной регате служит поворотным знаком. Каждый год в начале июня в Осло дается старт гонке, в которой участвуют свыше 1000 судов – от пляжных катамаранов до яхт открытого моря.

В четырех милях к западу от маяка находится гавань под названием VerdensEnde – «конец земли». Это тоже место, которое стоит посетить. Путь туда ведет зигзагом сквозь шхеры. В шестибалльный ветер и косой дождь это не назовешь приятной прогулкой. Да еще каменья у самой поверхности воды, а из тумана там и сям выплывают ржавые железные трубы. Где же этот вход в Конец земли? Мы идем от одного знака к другому, норвежская карта для этих мест выполнена явно не в должном масштабе. Гавань прячется в конце целой стены маленьких островков, вот наконец-то последний буй, открывается проход вглубь, ветер стихает, перед носом яхты лежит спокойная вода. Дошли!

Высоко на скалах возвышается современная реплика сигнальной башни. В эпоху, когда маяков еще не было, она посылала мореплавателям сигналы открытым огнем.

На следующий день мы огибаем южную часть острова Тьёме. Здесь, на обратной стороне Конца земли, начинается 12-мильный Тьёнсбергфьорд. Заторможенная ранее шхерами волна здесь вновь начинает разгоняться. Берега фьорда зеленые и выглядят очень приветливо, по берегам множество домов и остатков старинных укреплений.

Читайте также  Хорватия. Кварнер. Маленькие острова большого залива

С остатками дневного бриза добираемся мы до города Тьёнсберг, основанного в 871 году викингами в качестве укрепленного поселения. Теперь его жители считаются самыми первыми норвежцами. Руины средневековой крепости Слотфьяллет на другом берегу зундавыглядят впечатляюще, перед ними живописно расположился старый город. Два разводных моста, которые открываются несколько раз в день, закрывают нам проход. Поэтому к вечеру бухта перед ними наполняется яхтами, ждущими открытия моста. Под сине-стальным ночным небом начинается, возможно, последняя,еще сравнительно светлая, но уже прохладная ночь сезона. Рестораны на старой набережной полны народу.

От Тьёнсберга короткий отрезок ведет нас назад в Ослофьорд к острову Болерн. Его архипелаг закрыт от западных ветров и густо порос лесом. Туристы наслаждаются в этих местах пешими прогулками и солнечными ваннами. Прозрачная вода летом может нагреваться до 20 оС и манит понырять с камней. С 1916 по 2005 год это был запретный район, бункеры и туннели пронзают берега. Сегодня все казематы пусты и служат зимой местом для зимнего хранения судов. Гарантировано, их не достанет никакая бомбежка!

У деревянного причала в Вестре-Болерн стоит одинокая моторная яхта с развитой надстройкой. Группа детей, все в спасательных жилетах, перелезают через релинги, спускаясь на сушу

 «Мы являемся единственным в мире морским детским садом», – говорит воспитательница. Каждое лето крейсирует Neptun по архипелагу, каждый день переживают дети новые приключения. Они купаются, собирают раковины, рыбачат или изучают шхеры.

Сегодня у них – ловля крабов. Капитан снаряжает уже начавшими подванивать рыбными головами крабовые ловушки, и дети с азартом бросаются их ставить. «Завтра мы поднимем ловушки и приготовим крабов», – радуется воспитательница.

После остановки в марине города Хортен мы поворачиваем немного на запад – в Драмменсфьорд. Ландшафт меняется почти мгновенно. Горные вершины отступают назад, выдвигая на передний план прекрасную землю, полную садов и огородов. Поскольку торговое мореплавание здесь отсутствует, в этих краях царит полная тишина – даже на странной паровой посудине с пушкой на носу. Труба ее извергает черный дым, резко контрастирующий со снежно-белой бородой шкипера. Он проходит рядом, надевает защитный наушник и открывает клапан паровой сирены. Мы отвечаем зелеными ракетами.

Возвращаясь назад в Ослофьорд, мы минуем узкий проход Дробак, который расположен между восточным берегом и островной крепостью Оскарсборг и образует самое узкое место фьорда. Прелестные виллы раскиданы по берегам, окруженные цветущими садами. Где-то под нами остается семикилометровый автомобильный туннель, изогнутый в виде буквы S так, чтобы обойти самое глубокое место фьорда.

Напротив Дробака в бухте Сандсполлен каждые выходные стоит целая армада спортивных яхт из Осло. Поэтому тут трудно найти спокойное место. Бухта расположена в тенистом лесу, к ней ведет узкий проход.

Перед столицей акватория фьорда опять расширяется. Начинается зона активного судоходства между Осло и пригородами. На последних милях до центра города мы пробираемся через целый лабиринт островов. Те, кто являются поклонниками архитектуры, найдут здесь для себя много интересного. На берегу стоят неимоверно футуристические здания офисов. Долгие 15 лет здесь жили одни только самолеты, но потом аэропорт Осло был перенесен, освободив этот красивый берег. Прекрасные дома свидетельствуют о зажиточности в метрополии, а перед носом нашей яхты даже садится гидросамолет.

В конце фьорда Осло выглядит как приподнятая трибуна, украшенная лыжным трамплином Холменколлен, блестящим на солнце, как серебристая статуя.

Вблизи ратуши мы находим нашу якорную стоянку у острова Лангойен, что в переводе означает «длинный остров». Однако почему же он на самом деле круглый? Когда мы на тузике швартуемся к пирсу, нам объясняют. Оказывается, раньше здесь были две узких длинные шхеры, пространство между которыми 1910 по 1940 год заполнялось… отходами королевского двора. Сегодня на этом месте поверх разбит газон, на котором проходят концерты и различные летние празднества.

Столица Норвегии располагает множеством марин вблизи городского центра. Но более центрального места, чем AkerBrygge, морской фасад города, найти нельзя. Прямо перед носом яхты открывается променад с ресторанами, кино- и торговыми центрами. Ночи здесь тоже шумные.

Но в Осло можно найти и тихие стоянки. Всего в 15 минутах ходьбы от центра бухта Фрогнеркилен, в которой находится сразу 2000 стояночных мест, образует крупнейшую марину Норвегии. Вход в нее найти несложно – по правому борту стоит покрытый медью дом в стиле модерн местного гребного клуба. Рядом с ним на белом якорном буйке ошвартована королевская яхта Norge.

Читайте также  Андрей Невзоров: "Я сам себе завидую"

Всего в двух кабельтовых отсюда сразу три музея представляют историю судоходства и полярных исследований. В гавани Лилле-Хербен можно посмотреть легендарный экспедиционный парусник «Фрам» и бальзовый плот тура Хейердала «Кон-Тики».

С мировой точки зрения Осло – совсем даже небольшой город. Но культурная жизнь здесь невероятно насыщенная и составит отличное дополнение к парусному путешествию. На обратном пути яхтсменов ждут тысячи шхер, бухт и якорных стоянок. Под конец плавания мы поняли точно: поход в Осло стоил затраченных усилий, пусть он и был долгим.

Информация о маршруте
Следует запастись хорошей лоцией, разумеется, откорректированными картами и желательно данными аэрофотосъемки. Тогда плавание доставит вам удовольствие

Прибытие
От Киля до Ослофьорда 400 миль пути (примерно неделя хода под парусами). По пути через Малый или Большой Бельты Грена или остров Лёсо идеальны для захода в шведские воды. Когда времени мало, можно сменить команду в Скагене. Еще удобнее отправить подменную команду из Киля сразу в Осло на пароме. Паромы ColorLine швартуются прямо рядом с мариной Фрогнеркилен. Www.colorline.de

Гавани и якорные стоянки
Портовые сборы за стоянку 12-метровой яхты колеблются от 100 до 400 норвежских крон за ночь. Стоянка днем часто бесплатная или есть существенные скидки для «дневников». Вне сезона многие гавани полностью бесплатны. Электричество: не забудьте специальный разъем-адаптер. Акватория идеально располагает к стоянке в шхерах. Не забудьте носовой и кормовой якоря, анкерные болты и длинные швартовы.

Навигация
При плавании в незнакомых водах следует первоначально изучить местные навигационные знаки и привыкнуть к незнакомому ландшафту. Хотя буи и знаки интернациональны, скандинавские страны имеют свои особенности. К ним относится необычное обозначение островов и скал. Где находится проход, так хорошо помеченный на морской карте? Когда появится пролив между двумя островками, пока что выглядящими как единое целое? Наряду с опасной неопределенностью плавание в шхерах доставляет неописуемое удовольствие.

Ветер и погода
Летом дует обычно от западной четверти. Подробнейшие прогнозы можно найти на сайтах www.klart.se и www.yr.no

Морские карты
Территорию Ослофьорда отлично покрывают норвежские карты для спортивных судов серий А и B. Очень детальны, вот только весьма мелко напечатаны.

Навигация
Скагеррак может быть весьма бурным. При сильном западном ветре течения в проливе и вблизи норвежского берега направлены на север. Западные шторма могут поднимать волну до четырех метров. Горы хорошо защищают Ослофьорд от западных ветров. При высоком давлении вода опускается до полуметра, при низком – поднимается. Нормальный ход прилива/отлива – около 20 см.

Цены и уровень жизни
Норвегия – очень дорогая страна. Цены на продукты и потребительские товары в большинстве случаев много выше европейских. Особенно это касается алкогольных напитков.

Топливо
Топливо в Норвегии освобождено от налогов. Литр дизельного топлива стоит примерно 10 крон – 1,35 евро. Но! Топливо подкрашено, и ввоз его во многие другие страны (например, в Германию) запрещен. При обнаружении даже минимальных остатков норвежского топлива в баках немецкая таможня будет беспощадна. Вариант: купить топливо в Швеции по цене 1,80 евро за литр.

Опубликовано в Yacht Russia №65 (7 — 2014)