Руслан Мухаметзянов: «Финиш любят только победители»

…В первой гонке мы их сделали – соперники замешкались со спинакером и на финише мы были на два корпуса впереди. Во второй гонке уже они сделали нас – на те же два корпуса. Квиты. Оставшиеся гонки провалили и мы, и они, что ж, бывает. Потом, на берегу, команда журнала Yacht Russia познакомилась с командой Skolkovo Sailing Team в целом и ее капитаном Русланом Мухаметзяновым в частности. С ним наш сегодняшний разговор


Беседовал Сергей Борисов

Yacht Russia: Руслан, для людей несведущих в деталях «Сколково» – это… это…

Руслан Мухаметзянов: Это Московская школа управления. Безусловно, лучшее учебное заведение такого рода в стране.

YR: Кто бы спорил, но как в бизнес-школе появилась своя парусная команда?

Р.М.: Когда полтора года назад я выдержал все экзамены, одолел все преграды и стал студентом седьмой группы Executive MBA (международное бизнес-образование для топ-менеджеров и собственников бизнеса. – Прим. ред.), то был удивлен тем обстоятельством, что «Сколково» – это не только учеба, не только лекции профессоров, многие из которых входят в топ-50 лучших преподавателей мира, это своеобразная экосистема, в которой находится место многому и разному. Например, есть летный клуб, члены которого летают на самолетах и вертолетах. Есть традиции дальних походов, даже очень дальних, так, наши группы регулярно ходят в Гималаи. Есть «Сколковская миля», когда и учащиеся, и профессора надевают кроссовки и отправляются в забег по территории кампуса. Но парусной команды в «Сколково» не было. И тут надо сказать, что существует в «Сколково» и такая традиция – делать своим группам подарки. Так принято, и это всем нравится, потому что приятно делать приятное приятным тебе людям. Кто-то дарит книги, а кто-то, допустим, сходил на какой-нибудь тренинг, ему понравилось, и он приглашает «тренера» в группу, чтобы и друзья послушали, уверенный, что им понравится. Вот и я захотел сделать подарок. Встал перед группой и сказал: «Есть предложение создать парусную команду. Хотите?» Народ откликнулся: «Хотим», – и потребовал пояснений. Я их дал: сначала теоретический курс, потом практика, как результат – получение диплома Day Skipper RYA, такого же, как у меня.

YR: А как вы его получили?

Р.М.: Все началось семь лет назад… Нет, раньше, много раньше. Я прекрасно помню, как отец рассказывал мне, мальчишке, о пиратах, о путешествиях, о дальних странах. А еще мы с ним занимались судомоделированием, и каждый вечер я ждал, что вот он придет с работы и мы будем клеить наши кораблики. Став старше, я стал мечтать о яхтах, но заняться парусным спортом у меня никак не получалось. Не хватало времени, мешало расстояние, ведь мы жили в Москве, и надо было далеко ездить, да и вообще время было не самое подходящее – 1990-е годы. Моим родителям тогда точно было не до яхтинга. Но мечта жила, и в один прекрасный день лет семь назад… У меня был день рождения. Незадолго до него мне позвонил один мой близкий друг и спросил: «Что тебе подарить?» Я подумал: вроде бы ничего не надо… И вдруг сказал: «Знаешь, подари мне сертификат на обучение в какой-нибудь яхтенной школе. Я всю жизнь мечтаю, всю жизнь хочу, да все как-то… А тут – сертифкат, тогда я точно не отмажусь, пойду и отучусь». И я получил сертификат на обучение в яхтенной школе «Миллениум». Ходил честно, ничего не пропуская, потом отправился на практику в Мармарис. Там получил права RYA, что оказалось очень непросто: из нашей группы их получили всего двое. Тогда я и загорелся – понял, что это мое, это на всю жизнь. Кто-то любит горы, кто-то – дороги, а я… Я безумно люблю шелест воды, когда в тишине лодка начинает набирать скорость. Появляется такое умиротворение, такая гармония вокруг и в тебе… Наверное, это лучшее состояние моей души.

Читайте также  Михаэль Шмидт как возмутитель спокойствия

YR: А в бурном море?

Р.М.: Люблю, когда качает, когда волны бьют по корпусу, когда адреналин хлещет. Все это было – и тишина, и непогода, когда мы с ребятами, с которыми я учился в «Миллениуме», ходили по Средиземке. У нас сложилась своя команда, мы были в Хорватии, еще раз приезжали в Турцию, да много где были. Но потом наша команда распалась по причинам разным, но одинаково весомым: у кого-то семья, кто-то заболел, кто-то женился, кого-то перестали отпускать дела. В общем, разошлись мы, как в море корабли. Со временем и я стал меньше заниматься, как всегда бывает, когда нет окружения, нет единомышленников.

YR: То есть «Сколково» вы должны благодарить еще и за это – за возвращение к парусу? Среди прочего.

Р.М.: Именно, и не могу сказать, что это находится на последнем месте… среди прочего.

YR: Объявить о подарке, еще не подарить его.

Р.М.: Получив одобрение своим планам, я приступил к их воплощению. Для начала нужно было определиться с теоретическим курсом. Я побывал в нескольких яхтенных школах, ознакомился с тем, чему и как там учат, и ни одна из них меня не устроила. Все мы пришли в «Сколково» состоявшимися людьми, с определенным жизненным опытом и багажом знаний, соответственно и требования у нас были высокие. И тогда я решил подготовить теоретический курс, ориентированный именно на «сколковских» студентов. Помочь в этом я попросил своего хорошего знакомого Сергея Швилкина, топ-менеджера компании JTI и «по совместительству» отличного яхтсмена, участника многих регат, в том числе кругосветных. С ним мы перелопатили учебники RYA, вообще кучу книг, и в итоге получили довольно сжатый, с акцентом на практику курс. Я прекрасно помнил, как во время моего обучения некоторые курсанты приезжали на практику и не знали, с какого бока к лебедке подойти. Нас это категорически не устраивало. С Сергеем мы покупали утки, веревки, блоки и на занятиях показывали, что для чего предназначено, что как работает и даже где что находится, для чего на полу в коридоре рисовали мелом контуры яхты. Все должно было быть наглядно, все «на пальцах», чтобы каждый мог попробовать.

YR: А что с лебедками?

Р.М.: Купили настоящую лебедку, прикрутили ее к доске и продемонстрировали ребятам: смотрите, вот это лебедка, она стоит вот здесь, шкот идет вот так… мы его закладываем, крутим ручку, все понятно? Что говорить, мы хотели притащить мачту, установить ее, поднять паруса, установить громадный вентилятор и показать, как дует ветер, как работают законы аэродинамики, как воздух обтекает паруса.

YR: «Хотели» – значит, не сделали. Что помешало?

Р.М.: На первые занятия ходило много людей, потом все меньше, меньше, и на последнее занятие пришли всего два человека. Казалось, идея умерла, на самом же деле необходим был стимул. И тут наш одногруппник Дмитрий Ульянов возвращается с регаты, на которую ездил по собственному почину. Он был полон впечатлений, говорил обо всем восхищенно, он и сказал: «Поехали в Стамбул, на Istanbul Cup». Это было круто, но это была та самая инъекция, которая заставила нас встрепенуться. Мы собрались полным составом и отправились на Пироговское водохранилище, чтобы применить свои теоретические познания на практике. Но ветра не было. Я загрустил: «Разъедутся ребята, ничего не почувствуют, ничего не поймут». Тем мне менее в следующие выходные приехали, к моему удивлению, все. Был хороший ветер, и тогда люди поняли, что такое настоящий яхтинг. Была скорость, был адреналин, хорошие крены. Одного нашего выкинуло гиком за борт, другой искупался во время брочинга, но никто не сказал, что тяжело, что это чересчур. Так у нас появилась команда. Думаю, именно этот день следует считать днем рождения Skolkovo Sailing Team.

Читайте также  К 100-летию ВФПС. Близкое будущее

YR: А на чем гонялись?

Р.М.: Мы арендовали три лодки – сначала GP 26, потом пересели на Platu 25. Вообще, мы не думали о том, на каких яхты будем ходить – спортивных или крейсерских. Это мы оставили на будущее. В Стамбуле у нас было две большие яхты и… жуткие нагрузки. Тренировки, гонки, сбитые колени даже в наколенниках, синяки без счета, «человек за бортом» тоже было, но гиком, слава Богу, никто по голове не получил. А я палец сломал… Сейчас, когда вспоминаем, все улыбаемся. Хорошо было!

YR: А некоторым кажется, что паруса и яхты – это девочки в бикини и шампанское в кокпите.

Р.М.: Это другой яхтинг. Мы нацелены на спорт, нам это по-настоящему близко. После Istanbul Cup – там мы были 12-ми и 14-ми, что для новичков более чем прилично, – мы ездили от нашей бизнес-школы к коллегам в Сан-Франциско. Там в этот момент как раз разыгрывался Кубок «Америки», и это был яхтинг уже другого уровня, мы видели это собственными глазами. Были мы и в Кремниевой долине, там общались с ребятами из Stanford Sailing Team, из Стэнфордского университета. Интересовались, как у них все уcтроено. Когда вернулись в Россию, начали определяться, что дальше. Мы организовали встречу с партнером-учредителем бизнес-школы «Сколково», известным яхтсменом Валентином Завадниковым. Для нас было большой удачей, что капитан команды «Синергия», чемпион мира 2012 года в классе RC-44, одобрил наши планы и выразил желание оказывать нам поддержку. Отдельно подчеркну, никто из нас не воспринимает Skolkovo Sailing Team как коммерческий проект, никто с окончанием бизнес-школы не собирается уходить из яхтинга.

YR: Мои поздравления – в октябре из студента «Сколково» вы превратились в выпускника. А название вашей команды сохранится? И вообще, не разбежитесь?

Р.М.: Нет, не разбежимся, и – да, название мы сохраним. Во-первых, это память об альма-матер, а во-вторых, свое яхтенное будущее мы по-прежнему связываем со «Сколково». Ведь Skolkovo Sailing Team сегодня – это представители одной группы плюс две девочки из start-up-академии. А ведь были и есть запросы от других групп, и много. Мы отшлифовали теоретический курс. Он будет проходить два раза в год. Параллельно – тренировки на воде. По окончании – морская практика. Увеличение количества команд позволит нам проводить Skolkovo Trophy или Skolkovo Cup, и это будет еще одна традиция «Сколково». Эту регату мы готовим уже сегодня, а провести ее собираемся на Химкинском водохранилище в начале июня. К тому времени у нас будут две собственных Platu 25. Покупать их осенью, по возвращению из Штатов, смысла не имело, а весной будет самый раз. Также в наших планах принять участие в регатах MBA Sailing Trophy, где выясняют, кто сильнее в парусе лучшие бизнес-школы мира. Весной 2014 года мы хотим заявиться на одну из крупных регат этой серии – посмотрим, какое место займем.

YR: Если уж заговорили, то какая там расстановка сил?

Р.М.: Сильная команда у Гарварда – Harvard Sailing Team. Три года № 1 была команда из бизнес-школы Женевы. Сегодня впереди всех London School of Business & Finance.

YR: А вы допускаете, что кому-то из вашей команды всего это может показаться мало? Вдруг кому-то захочется через Атлантику или куда подальше?

Р.М.: Когда мы обсуждали стратегический план развития нашей команды, то говорили о том, кого что вдохновляет. Разумеется, различия есть, поэтому, вполне возможно, у нашей команды будет и такое – путешествующее – ответвление. Но и здесь главным будет спортивная составляющая, это несомненно. И в этом направлении наши устремления самые масштабные.

YR: Неужто, страшно сказать, Volvo Ocean Race?

Р.М.: Да пожалуй, круче.

YR: Куда уж круче?

Читайте также  Буермэны. Куприн, Фельтен, Чуковский, Житков

Р.М.: America's Cup. Конечно, мы отдаем себе отчет, что лично нам не догнать ребят, которые с пяти лет занимаются парусным спортом. Как не можем бросить все и посвятить себя целиком яхтингу. Но мы можем другое… «Сколково» – это не только бизнес-школа, это успешный бизнес-клуб, наверное, самый большой в России. Так, может, одно из наших предназначений – это заработать в этом бизнес-клубе деньги, инвестировать их в этот проект и добыть заветный Кубок 100 гиней. Конечно, это шутка.

YR: Ну, знаете, Руслан, в каждой шутке только доля шутки, остальное правда.

Р.М.: Если без фантазий, то мы все бизнесмены, все достаточно успешные люди (Руслану Мухаметзянову 32 года, он является председателем совета директоров и основателем «Объединенной электросетевой компании». – Прим. ред.), так почему нам не поставить себе глобальную цель – создать конкурентоспособную команду и привезти в Россию какой-нибудь ценный кубок?

YR: Большие планы – большие заботы. А это время, время. А как же семья? Не возражает?

Р.М.: О, это отдельная история. Два года назад супруга сказала: «Дорогой мой, я вижу, как ты страдаешь без парусов, пойду-ка и я в яхтенную школу поучусь». Я удивился: «Зачем тебе это надо?». Она, скромно так: «Просто хочу разделить с мужем его увлечение». Я видел, что ей это не надо, что она делает это ради меня. Такие жертвы мне были не нужны, но отговаривать я не стал – подумал: пусть идет, три раза теорию послушает, и на этом все кончится. Для компании жена взяла с собой подругу и отправилась в тот же «Миллениум» за удостоверением Day Skipper RYA. И что удивительно – отучилась и даже потащила меня с собой в Испанию на практику. Увы, лицензию не получила, только Competent Crew вытянула. Но и это ее не охладило, она «заболела» яхтингом и на следующий год экзамен сдала успешно. Лена тоже студентка «Сколково» и член нашей команды. А еще она жутко обижается, если ей не находится места на борту. «Нет, я хочу, я должна!» А на лодке Лена показывает себя даже лучше, чем некоторые мужчины. Она только баковой быть не любит, слишком хрупкая, там бывает тяжело, но и тогда Лена не жалуется. Она командный игрок.

YR: Теперь у «Сколково» есть собственная парусная команда. А каковы, на ваш взгляд, перспективы парусного тимбилдинга в России?

Р.М.: В СССР была хорошая парусная школа, были традиции, была парусная культура. Потом был провал 1990-х годов. Но сейчас парусная жизнь в стране бурлит, развитие идет колоссальными темпами. Достаточно открыть хотя бы фейсбук, чтобы убедиться: самые разные люди ездят на бизнес-регаты, участвуют в гонках, отправляются в дальние плавания, а еще больше тех, кто учится, кто интересуется яхтингом. К тому же яхтинг – это не только вид спорта, которым можно заниматься в любом возрасте, но и потому, что это идеал тимбилдинга, где каждый зависит от каждого, где каждый проявляет свои лучшие качества, понимая, что он необходимое звено одной цепи. Наша Skolkovo Sailing Team – пример того, как много людей готовы «встать под парус». Достаточно было только бросить клич и приложить не так уж много усилий. Я не сомневаюсь, что в ближайшие годы у нас, в России, мы не достигнем пика этого увлечения, все будет только расти и расти. И это хорошо, потому что этот пик – тот же финиш, а финиш любят лишь те, кто приходит первыми, да и они не так чтобы очень, ведь с финишем все заканчивается.

YR: Не все! Помнится, нам не удалось выяснить, кто из команд сильнее – Yacht Russia или Skolkovo Sailing Team. Продолжим?

Р.М.: Обязательно!

Опубликовано в Yacht Russia №1-2 (60), 2014 г.