Роберт Редфорд: «Неудача лишь эпизод, а не конец жизни»

Интервью с Робертом Редфордом, исполнителем главной и единственной роли в первом 100-процентно "яхтенном" фильме All Is Lost, получившем в российском прокате принципиально другое название — «Не угаснет надежда».
















Текст Натальи Бодровой и Сергея Борисова

  

В январе 2014 года в российский прокат вышел фильм американского режиссера Джей Си Чендора «Не угаснет надежда». При этом оригинальное название картины All Is Lost имеет прямо противоположный смысл – «Все потеряно».

Мировая премьера киноленты состоялась 22 мая 2013 года — на 66-м Каннском кинофестивале она была показана вне конкурса. В США фильм вышел в ограниченный прокат в середине октября. Исполнитель главной и единственной роли, истинная звезда мирового кинематографа Роберт, был признан «лучшим актером года» по мнению авторитетной гильдии кинокритиков New York Critics Circle Film Awards. Эту премию Редфорд получил 6 января 2014 года. Тем не менее актер не был номинирован на «Оскар» за «Лучшую мужскую роль». Как считает сам  Редфорд, во всем виновата киностудия Lionsgate, которая практически не продвигала картину: «Возможно, они не хотели тратить деньги, или они просто не умеют этим заниматься». В то же время, по уверению актера, хотя стать претендентом на награду было бы приятно, он не расстроен тем, что не был номинирован, так как для него куда важнее то, что он сам доволен своей работой.

Примечателен тот факт, что фильм, вызвав восторженные отклики кинокритиков, был по-разному встречен яхтсменами. Оценки были прямо противоположными — от безоговорочного признания, до категорического неприятия. Столь же неоднозначно был встречен фильм в России.

Единство наблюдалось лишь в одном: фильм смотреть нужно! Хотя бы потому, что художественные киноленты о яхтах и яхтсменах – это редчайшая редкость. И потому еще, что Роберт Редфорд в фильме действительно великолепен.

Ему слово…

— Роберт, как получилось, что вы – живая легенда американского кино – согласились участвовать в таком рискованном проекте? Ведь сейчас эпоха других киноидолов, да и режиссер Джей Си Чендор прежде отметился всего одним фильмом.

— Тридцать лет назад я организовал фестиваль независимого кино, и с тех пор руковожу им, помогая молодым режиссером заявить о себе. И хоть бы кто из этих ребят хотя бы из чувства благодарности предложил мне стоящую роль! Судя по всему, они думают, что у меня тысячи предложений. На самом деле я сижу и жду, когда мне улыбнется удача. А тут еще я только что закончил свой фильм «Грязные игры» и горел желанием отдать себя в руки хорошего режиссера как, смею думать, хороший актер.  И я дождался. А о деталях поинтересуйтесь у Джея Си, он расскажет…

Джей Си Чендор: «Я представлял свой фильм «Предел риска» на фестивале «Сандэнс-2012». По поводу закрытия фестиваля был устроен банкет. На сцену вышел Редфорд и обратился к гостям с речью. Я сидел в глубине зала, но ясно слышал его голос, и мне казалось, что он говорит только для меня, хотя в зале было более трехсот режиссеров. Потом почему-то отказал микрофон, а Редфорд, не заметив этого, продолжал говорить. Я смотрел на него, беззвучно шевелящего губами, и тут меня осенило: вот кто мне нужен! Вот актер, который справится со сценарием, над которым я работаю больше года. Это в «Пределе риска» все было построено на диалогах, в новом фильме мне был нужен человек, умеющий молчать».

— Чендор прислал мне сценарий. Всего 31 страницу формата A4. Идея показалась мне необычной, для актера это был настоящий вызов. Мы встретились с Джей Си в Нью-Йорке, и после 10 минут разговора я понял, что Чендор не сумасшедший, что у него достаточно смелости, нахальства и таланта, чтобы снять такое кино. А еще мне понравилось, что Джей Си обратился ко мне напрямую, а не через агента, добавив, что это сценарий «под и для меня». Это, знаете ли, располагает к согласию.

Джей Си Чендор: «Я не ожидал, но мне не пришлось уговаривать Роберта. Выслушав меня, он наклонился и хлопнул меня по коленке со словами: «Все, давая снимать!» И я понял, что Роберт из тех людей, у которых в голове что-то вдруг щелкнет, и все, он готов к бою, он твой соратник и единомышленник, не испытывающий никаких сомнений и колебаний».

— Вы соглашаетесь, что проект был дерзким, но вас это не остановило…

— Сначала идея увлекла Чендора, идея показать яхтсмена-одиночку, оказавшегося в критической ситуации посреди океана. Меня всегда подкупала сложность задачи, в данном же случае она была не просто сложной – уникальной! Все время фильма я один на экране, без партнеров, в буквальном смысле словом переброситься не с кем, ну не с рыбами же мне разговаривать! И в то же время я должен заинтересовать зрителя, схватить его и не отпускать до последнего кадра. Я не очень представлял, как это сделать, поэтому решил целиком и полностью отдаться воле режиссера. Я видел его «Предел риска», где сотрудники банка Lehman Brothers пытаются противостоять надвигающемуся мировому экономическому кризису, и фильм меня убедил. Да, подумал я, этот парень знает, что делает. Как истинный перфекционист, он все продумал до мелочей. И если Джей Си справился с «многофигурной драмой», отчего ж ему не справиться с классическим one man show?

— Но это такие разные фильмы…

— Если приглядеться, у них на самом деле немало общего. Чтобы жить и неплохо себя чувствовать на Уолл-стрит, нужны те же качества – стойкость, мужество, непреклонность, — что и человеку, яхта которого отправилась на дно, оставив его одного на надувном плоту. В общем, я отдал себя режиссеру со всеми потрохами и… расслабился.

Читайте также  Кристиан Шеррер. Эксклюзив для Yacht Russia

— А мне казалось, вам все время приходилось напрягаться. Такие нагрузки, испытания, и было похоже, что во многих эпизодах вы обходились без дублеров.

— Правильно показалось. Как человек ответственный, я сразу высказал Джей Си свои опасения: справлюсь ли, все-таки возраст… Он меня успокоил, сославшись на то, что два каскадера уже наготове, я же в кадре буду только на крупных планах. Когда начались съемки, я сказал, что для начала все же попробую что-то сделать сам. И попробовал. И услышал от режиссера: «Да вы способны на большее, чем я думал». Хорошо еще, что он не добавил «старикан». Так в итоге и получилось, что я чуть ли не все трюки в фильме я выполняю сам. Правда, когда меня в первый раз смыло за борт, я подумал, что поступил опрометчиво. Но в целом я доволен. Приятно сознавать, что на экране ты сам, а не дублер и тем более не какой-то спецэффект.

— И с акулами тоже… вы?

— Спина на фоне акул — моя, рыбу ловил я, но общался с акулами один крутой специалист. Одержимый! Они кружили водоворотом, а он брал в руки рыбину и кидался с плота к ним в компанию.

— Роберт, вы сами обмолвились о своем возрасте. Вам под 80

— Мне за 70!

— Извините… И все же, как вам удается поддерживать такую прекрасную физическую форму?

— Секрет в том, что я нечасто о ней задумываюсь. А если серьезно, все дело в спорте. Пока у меня есть силы, я буду тратить на него время. Лыжи, верховая езда, плавание.

— А яхты?

— Теперь я знаю разницу между «плавать» и «ходить». Да, плаваю я с детства, даже в соревнования участвовал. Что касается лодок, в них тоже разбираюсь, в тех же рафтах, я много раз спускался по горным рекам. Конечно, под парусом мне ходить доводилось, но как пассажиру, у руля я никогда не стоял. Этому искусству мне пришлось учиться, и Джей Си, опытный яхтсмен, показал тут себя и толковым педагогом. Но все оказалось даже к лучшему – то, что на экране я не выгляжу суперпрофи, ведь и мой герой таков. Уверен, многие яхтсмены вообще сочтут его дилетантом. И будут правы.

— Это был осознанный выбор режиссера?

— Разумеется. Так же как, кстати, и отсутствие в фильме ярких красок. Вы обратили внимание? Ничто не должно отвлекать внимание зрителя от происходящего с героем фильма. Яркость, пестрота обычно сопутствуют празднику, а в фильме его нет в и помине. Вместе с тем, при всех ошибках, что вроде бы говорит о легкомысленности, мой герой – человек рациональный. Он не позволяет своему разуму даже на миг ускользнуть от реальности. Каждую ситуацию, какой бы жуткой она ни была, он обдумывает. А когда ему не хватает знаний, импровизирует на базе этих размышлений. Часто он принимает неверные решения, но ведь не это главное.

Джей Си Чендор: «Наш фильм о таком моменте в жизни, когда обстоятельства складываются настолько непростые, что тебе остается только сдаться. И о том, что кто-то другой в такой же ситуации будет двигаться вперед. И перешагнет через невозможное. Герой фильма как раз из тех, кто продолжает двигаться».

— С превратностями судьбы каждый борется по-своему. Но когда превратности обращаются в злой рок, человек начинает бороться поистине отчаянно, пытаясь вернуть хоть частичку нормальной жизни, даже если кажется, что исход предрешен и все усилия напрасны. Мой герой находится в экстремальных обстоятельствах, у него нет ни единой спокойной минуты. Если он хоть на минуту потеряет контроль над ситуацией, стихия его одолеет. Но дело как раз в том, что всякий раз, что бы он ни делал, ситуация лишь ухудшается.

— Вам удалось передать это бесконечное напряжение. Неуверенность героя, его внезапные озарения, его депрессию и, в конце концов, отчаяние. Как?

— Я тоже задавал себе этот вопрос: как передать ощущение смертности и обреченности этого человека? И понял, что все должен испытать сам. В том числе и поэтому я старался обходиться без дублера. Мне никогда не нравилось просто торговать своим лицом, а всю тяжелую работу пусть выполняет кто-то еще. Признаюсь, было тяжело. Работа над картиной вообще оказалась сложной, но оно того стоило! Мы снимали у берегов Калифорнии и в Мексике — в бассейне, созданном Джеймсом Кэмероном для съемок «Титаника». С машинами, устраивающими волны, я еще как-то справлялся — полжизни я провел в седле, и скачки для меня дело привычное, но когда меня стали поливать из брандспойта, это было то еще удовольствие. Из-за этих жестоких водных процедур я заработал инфекцию и потерял шестьдесят процентов слуха в левом ухе. Я постоянно был мокрым, соленая вода разъедала кожу. По моему лицу в финальных сценах понятно, что я на грани, на пределе своих физических возможностей. Это был очень чистый эксперимент, позволивший мне кожей ощутить, как это плохо, когда «все пропало». Короче, если бы не текила, даже и не знаю, как вытерпел бы это. И все же я и сейчас уверен, что поступил не просто правильно, а единственно правильно. Иначе мне не удалось бы так глубоко погрузиться в своего персонажа. Именно это я считал необходимым: срастись со своим героем, начать чувствовать и думать как он. Но при в этом — не говорить, сценарий лишал меня такой возможности. Нет даже закадрового голоса — поясняющего, расставляющего восклицательные знаки. И это еще одна трудность, ведь каждый может интерпретировать события как хочет. Однако есть и другая сторона: тишина акцентирует жесты актера, его мимику. И вообще в жизни мы слишком много разговариваем, порой это так мешает жить.   

Читайте также  Франк Камма: «В парусный спорт я пошел, чтобы не работать»

Джей Си Чендор: «Роберт умеет одним взглядом, одной мимикой передавать эмоции. Он протягивает тонкую прочную нить между человеком на экране и человеком в зрительном зале. И мне бы хотелось, чтобы герой фильма стал своеобразной «яхтой», в которой хотя бы на время оказались зрители. Чтобы они пережили и страх, и надежду. Ведь наш фильм призван не пугать – воодушевлять. Я видел, как самозабвенно погружается в образ Роберт. Мне кажется, он давно так не наслаждался чистым актерством».

Впервые за много лет мне было что играть. Современный кинематограф зависим от спецэффектов, порой настолько, что актер становится второстепенной фигурой. Здесь же только от меня зависело, поверит ли публика в действо, которое разворачивается на экране.

— Мы ничего не знаем про вашего героя. Ни профессии, ни биографии, ни имени.

— Его имя неизвестно потому, что его некому окликнуть. Понятно, что он человек достаточно состоятельный, если смог позволить себе яхту. Понятно, что достаточно уверен в себе, если идет в одиночку через океан. Из написанного им письма следует, что у него есть семья и в ней не все благополучно. Но разве этого мало? Зритель не знает имени моего героя, но какая разница, как его зовут?

Джей Си Чендор: «Лишив нашего героя биографии, мы старались активизировать любопытство зрителя. Кто он? Почему один? Какой у него парусный опыт? Мы выбили все костыли, на которых обычно держится жанр фильма о выживании. Нас интересовал архетип человека, попавшего в смертельную ловушку и ищущего из нее выхода».

— Правда, в самом начале съемок я предлагал Чендору дописать сценарий, чтобы было понятно, кто мой персонаж и откуда. Однако всякий раз он уклонялся от ответа. Потом я понял почему. Это же универсальная история! Через подобное испытание хотя бы раз в жизни проходит каждый. Просто обстоятельства у этих испытаний разные.

— Вы можете прояснить, что это за сцена с бритьем? Вокруг все висит на волоске, а герой… бреется!

— Я спрашивал режиссера про эту сцену. И он ответил, что это не абсурд, это еще один способ заставить себя вернуться в состояние нормальности и тем самым уберечь свою психику.

— Вы столько времени провели на воде и… в воде. Она вам не надоела?

— Во время съемок я часто вспоминал свою юность, проведенную на берегу Тихого океана, пляжи моего родного города Санта-Моника, свой восторг перед безбрежностью океана. Те же чувства во мне и сейчас. Океан – это что-то невероятное, в нем столько покоя. Мало что может сравниться по красоте с океаном на закате. Разве что океан при лунном свете. Или океан на рассвете. Но ярость океана тоже прекрасна в своей мощи. Когда видишь эти волны, когда ветер сбивает с ног, ты понимаешь, что природа все-таки сильнее и выше нас, и так будет всегда. Наш фильм в том числе и об этом.

— А под парусом теперь будете ходить?

— Нет. Все-таки это особенный спорт для особенных людей. Хотя и не зарекаюсь, все может быть. Магия притяжения в парусе точно есть.

– Критики считают эту роль одной из ваших лучших работ. Вы согласны?

– Я не встаю каждое утро перед зеркалом и не напоминаю себе, что снимался с такими-то великими актрисами или у таких-то знаменитых режиссеров. Я просто продолжаю жить и делать то, что мне нравится.

— Скажите, а если бы актеру Роберту Редфорду в жизни довелось попасть в ту же ситуацию, что и его герою, он выдержал бы?

— Никаких гарантий. Но в будущем году снимусь в очередной экранизации комикса «Капитан Америка».

  

Продолжение следует…

В конце 2013 года во Франции на экраны вышел фильм En solitaire («В одиночку»).

Сценаристы Фридерик Петиджин и Жан Коттин решили продолжить яхтенную тему в кинематографе, а режиссер Кристоф Оффенштейн выбрал для этого культовую для французских яхтсменов кругосветную гонку одиночек Vendée Globe.

Незадолго до старта получает травму Франк Девиль, представляющий команду Global System Insurance. Он просит своего друга Яна Кермадека заменить его, хотя многие считают Яна «патентованным» неудачником. Несмотря на сомнения, Ян соглашается, ведь участие в Vendée Globe его сокровенная мечта. Яхты стартуют. Ян идет неплохо, но вынужден бросить якорь у берегов Кабо-Верде, чтобы устранить поломку. Вновь оказавшись в океане, он обнаруживает на борту зайца – сенегальского подростка по имени Муса. Понимая, что будет дисквалифицирован, так как согласно правилам гонки, на борту может быть только один человек, Ян решает не только оставить мальчика на борту, но и продолжить свой кругосветный вояж.

Во Франции фильм был принят очень хорошо – и критиками, и зрителями, сделав «хорошую кассу». Российские прокатчики, тем не менее, им не заинтересовались. Жаль.

Читайте также  Дело Ричарда Паркера

Справка
All Is Lost («Не угаснет надежда»)
Режиссер и сценарист: Джей Си Чендор
В ролях: Роберт Редфорд
Продюсеры: Нил Додсон, Анна Герб, Джастин Наппи, Закари Куинто
Оператор: Фрэнк Дж. ДеМарко
Композитор: Алекс Эберт
Бюджет: $9 000 000
Продолжительность: 106 мин.

О фильме

Андрей Шарков, яхтсмен: «Предположу, что матерые морские волки заклеймят создателей фильма за морской непрофессионализм. В фильме чисто яхтенных ляпов, в общем, немало… Например, не очень представляю ситуацию, чтобы одиночка спал в носовой каюте в открытом море. Чтобы выскочить в кокпит, если сработает что-то из электроники предупреждения, лучше держаться ближе к нему… А действия героя во время штормования это точно голливудство. Идти на бак менять стаксель не пристегнутым!.. В каком-то смысле фильм можно считать не столько художественным, сколько учебным. И точно полезным. От души рекомендую фильм нашим инструкторам. Можно давать курсантам домашнее задание: посмотрели, а теперь кто максимальное количество капитанских ошибок перечислит».

Станислав Никулин, кинокритик:  «Это утонченный триллер о борьбе за жизнь. Это суровое хемингуэевское кино о силе воли и способности преодолевать любые трудности и проблемы. Показательно, что в России фильм выходит под названием «Не угаснет надежда» при оригинальном «Все пропало». На самом деле в подобной игре со смыслами и переводом есть своя логика. Ведь мы-то знаем, что даже тогда, когда потеряно абсолютно все, надежда умирает последней. Режиссер Чендор упаковал эту мудрую мысль, приписываемую философу Диогену, в красивую и яркую обертку».

Сергей Морозов, яхтсмен: «Поражает, как могут несколько сотен киношников и консультантов за 9 мил. долларов снять такую чушь. Начнем с начала. Американская яхта Cal-39 постройки 1978 года является образцом тяжелой круизной лодки с прочным корпусом и хорошими мореходными качествами для своего времени. Столкновение с контейнером очень опасная и неприятная вещь, но в кино пробоина почему-то оказалась в районе миделя и ближе к корме, что очень маловероятно при движении яхты, море на момент столкновения было штилевым и чтобы получить такую пробоину на кондовой лодке надо иметь скорость ну хотя бы 3-4 узла. «Эффектная» операция по заводке плавучего якоря в штиль вообще бессмысленна. Дешевый китайский раздвижной отпорный крюк за 20 долларов вызывает умиление… Заделывать пробоину эпоксидкой на мокрый корпус малоэффективно… да и два слоя стеклоткани без армирования это вообще ничего при такой пробоине. Ремонтировать залитую УКВ радиостанцию, которая и рабочая берет в пределах 10 миль, да еще и со сломанной антенной, это верх американской смекалки… Особенно умиляет картинка, когда герой ножичком обрезает веревочку, и мачта уходит в море, а где ванты, штаги и кусачки для троса? Бездумная посадка в плот — это тоже образец дилентантизма, на каждой лодке есть аварийный комплект с инструментом и прочим… Такой фильм можно снять любительской камерой на любой яхте и с хорошим водяным насосом для имитации шторма, за пару сотен тысяч долларов, включая гамбургеры и колу».

Антон Долин, кинокритик: «Перед нами фильм-катастрофа, но необычный, даже исключительный. Не целый мир идет на дно, а одна-единственная лодка. Не человечество гибнет, а один человек. Фильм грешит банальным посылом, там не найти двойных или тройных смыслов — это чистый гимн человеку, гимн в американском духе: будь силен и отважен — и судьба, возможно, улыбнется тебе, а если не улыбнется, ты умрешь спокойно, выполнив свой долг перед мирозданием. И, глядя на Редфорда, веришь в невероятное. С одной стороны — все пропало, с другой — надежда все равно не угаснет, и это превращает картину в практически эталонный голливудский фильм».

Сергей Борисов, яхтсмен: «Хорошо, что есть такой фильм. При всех претензиях со стороны яхтсменов. Потому что, действительно, если удар был боковой, а значит, скользящий, почему дыра в борту яхты круглая? Потому что не веришь, что плавучий якорь может тянуть контейнер как приличных размеров буксир, и что потом тот же якорь герой выбирает одной рукой. Все это так, но… Помните, в школе мы «проходили» писателя Гоголя и его «Мертвые души». И был там такой персонаж – Петрушка, слуга Павла Ивановича Чичикова, который «имел даже благородное побуждение к… чтению книг, содержанием которых не затруднялся». Петрушке просто нравилось, как буковки в слова складываются… В школьной программе об этом персонаже говорилось с ехидцей. А нынче? Когда чтение в дефиците? Ведь читает! Пусть так нелепо, но читает! Может, и вычитает что-то все же… То же и с фильмом «Не угаснет надежда». При всех его огрехах, это хорошо, что он появился. Куда хуже, если бы его не было».

Досье
Роберт Редфорд
родился 18 августа 1936 года. Прославился, сыграв в 1969 году в культовом вестерне «Буч Кэссиди и Санденс Кид». В 70-х он снялся в своих лучших картинах: «Афера» и «Три дня кондора». Затем были «Вся президентская рать» и «Непристойное предложение». В 1980 году Редфорд неожиданно получил «Оскар» как режиссер дебютного фильма «Обыкновенные люди». Второй «Оскар» актер получил в 2002 году за вклад в развитие мирового кинематографа. Однако  «Оскара» за «актерство» у него нет, и вообще он лишь раз, в 1974 году, был представлен в номинации «лучший актер» за работу в фильме «Афера». В 1981 году Редфорд основал американский фестиваль независимого кино «Сандэнс». Был женат, но развелся в 1985-м Сейчас его подруга – немецкая художница Сибилла Заггарс. Отец четверых детей. Один из его сыновей, Дэвид Джеймс Редфорд, стал сценаристом, а дочь, Эми Харт Редфорд, — актрисой.

Опубликовано в Yacht Russia №61 (3 — 2014)