Роман Хагара: «Мы встаем на крылья»

У австрийского спортсмена Романа Хагараза плечами тридцатилетний стаж гонок в классе катамаранов «Торнадо» и бесчисленное количество победных сражений в открытом море. Со своим партнером по команде Хансом-Петером Штайнахером Роман дважды выиграл Олимпийские игры – в Сиднее в 2000 году и в Афинах в 2004-м. А уже 25 сентября 2015 года Роман Хагара представит в Санкт-Петербурге юношескую гонку на новых катамаранах Flying Phantom – Red Bull Foiling Generation. Кто знает, возможно, для кого-то из российских мальчишек он таким образом откроет двери профессиональной карьеры в парусном спорте.



Беседовала Хельга Шошина

Yacht Russia: Роман, вы с Хансом-Петером стали вдохновителями и крестными отцами новой молодежной регаты. По сути, вы даете жизнь новому виду спорта?

Роман Хагара: Мы с Хансом-Петером являемся спортивными директорами RedBull Foiling Generation. И эта регата, которая проводится в этом году впервые, проходит в семи странах мира – Японии, Англии, Италии, Швеции, Дании, России и Франции. У нас две основные цели: первая – это найти самых перспективных гонщиков в мире в возрасте от 16 до 20 лет и дать им шанс продолжить карьеру – сначала на Youth America’s Cup, затем перейти в серию America’s Cup и попасть в RedBull Extreme Sailing Team на гонках Extreme Sailing Series. В общем, это глобальный шанс дорасти под нашим наставничеством до элиты мирового парусного спорта. А вторая задача – привлечь молодых яхтсменов со всего мира в новый вид спорта: гонки на катамаранах на подводных крыльях.

YR: Расскажите подробнее о «Летающем фантоме»?

Р.Х.: Небольшой 18-футовый катамаран Flying Phantom создан французами в 2014 году. Он, по сути, является уменьшенной копией 72-футового катамарана America’s Cup. Четыре экземпляра построены специально для гонки RedBull Foiling Generation, которые мы и возим теперь по всему миру. Самое большое отличие Flying Phantom от классических собратьев – подводные крылья J-образной схемы (см. YR № ХХ). Они обеспечивают подъемную силу, которая на скорости поднимает катамаран из воды. Сложность управления для спортсменов заключается в умении держать равновесие и не терять при этом скорость. При небольшом ветре 150-килограммовый «Фантом» идет, как обычное двухкорпусное парусное судно, а на скорости он способен подниматься над водой на высоту до 60 сантиметров. На «высоте» ход становится гораздо плавнее, ведь по корпусу перестают бить волны и снижается сопротивление воды, что позволяет разгоняться до 30 узлов. Это выглядит просто потрясающе! Мы с Хансом-Петером управляли «Торнадо» последние двадцать лет и отлично знаем, как гоняться на катамаранах, но все равно каждый раз удивляемся тому, как что-то столь крохотное может быть таким быстрым! Этот «Фантом» раздвигает границы нашего спорта, это точно.

Читайте также  Fazisi, made in USSR. Четверть века знаменитой яхте

YR: Вы произносили фразу, что подводные крылья – это определенно будущее парусных гонок. Почему вы так считаете?

Р.Х.: Я уверен, что гонки на катамаранах с подводными крыльями – это будущее яхтенного спорта, ведь на них с меньшими экипажами можно развивать большие скорости. При этом гонщик должен быть не просто яхтсменом, а от него требуется превратиться в некотором смысле в «мультиспортсмена». Он должен знать и уметь намного больше, чем в обычных гоночных классах классах, – не только понимать ветер и уметь просчитывать гоночную стратегию, но и быть в отличной физической форме. Это касается и атлетичности, и быстроты реакции. Особенно последнее качество важно в гонках серии RedBull Foiling Generation, ведь здесь все приглашенные яхтсмены ранее никогда не гонялись на «Фантомах», все «призваны» из совершенно иных классов парусного спорта. И вот за два-три дня им нужно сработаться и понять новую лодку настолько, чтобы выиграть гонку у лучших из лучших в своей стране. Подобный вызов, вне всяких сомнений, расширяет горизонты парусного спорта, способствует развитию самих гонщиков, повышает интерес зрителей, спонсоров и СМИ. Конечно же, за этим будущее.

YR: Когда катамаран разгоняется и вылетает из воды, это очень действует на зрителей. Возглас «Вау!» проносится по толпе, зрелище, конечно, вызывает восторг. Что ждет подводные крылья в будущем, есть ли замах на «большие» гонки?

Р.Х.: Да, крылатые классы парусных судов становятся очень популярными в последние год-два, и популярность продолжает набирать рост, мы видим это даже по последнему Кубку «Америки», на следующем Кубке тенденция продолжится. Тут и там в других классах мы видим попытки внедрения и применения подводных крыльев – это уже можно назвать трендом. Конечно, было бы круто, если бы такие катамараны на подводных крыльях вышли на Олимпиаду, и, если бы это зависело только от меня, я бы включил их в программу немедленно!

YR: Что именно или больше всего вам самому нравится в этой конструкции – только ли одна скорость?

Р.Х.: Мне нравится, что это перестает быть просто гонкой под парусом, эта крылатая конструкция выводит спортсмена за пределы классического яхтинга, если так можно выразиться. Тренировочный процесс теперь требует очень большого разнообразия. Как я уже сказал ранее, это уже некий «мультиспорт», нежели просто парусная гонка, атлету приходится знать и уметь много больше, чем просто управление парусным судном, и его физическая форма должна быть очень разносторонней.

YR: Как молодое поколение отнеслось к новым гоночным аппаратам?

Р.Х.: При сильном ветре этот катамаран набирает большую скорость, и это порой даже бывает страшновато. Так что для молодых атлетов это и физический, и психологический вызов – оставаться хладнокровной командой при любых гоночных условиях, ведь когда судно начинает в буквальном смысле слова улетать из-под ног на большой скорости и при сильном ветре, это всегда несколько пугает. Некоторые новички, «прокатившись» на сильном ветре, даже снимаются с соревнований. Но и этот же экстрим влюбляет в этот вид спорта. Как я сказал ранее, одна из наших целей – открыть для молодежи дверь в этот вид парусных гонок и дать ей возможность профессионального старта с этой ступени. И кажется, нам это вполне удается. Прочувствовав всю мощь и привлекательность крылатых катамаранов, ребята уже не хотят возвращаться в свои прежние классы, отдельные федерации и ассоциации в разных странах даже высказывают некоторую ревность.

Читайте также  Юрий Фирсов. Mini-Transat 6.50. Гонка продолжается

YR: Этих катамаранов для гонки построено всего несколько экземпляров, как и когда гонщики успевают освоиться с новым судном?

Р.Х.: Подать заявку на участие в теории может любой желающий, и далее национальный оргкомитет отбирает лучших участников из самых разных классов, так как управлять таким катамараном достаточно сложно и у спортсмена должен быть некоторый опыт в гоночном парусе. Катамараны предоставляются оргкомитетом, и накануне соревнований у спортсменов будет всего два-три дня для тренировок, в течение которых им придется освоиться и понять, что их ожидает на гоночной дистанции. Foiling Generation – это матчевые гонки, в финальную часть выходят четыре команды, а победитель становится национальным чемпионом, который и отправится на международный финал. Очень большая ответственность для столь юных лет, но и гигантский карьерный скачок.

YR: Вы сами начинали с виндсерфинга. Что послужило толчком для перехода в другой вид парусного спорта?

Р.Х.: В детстве я действительно сначала встал на доску с парусом, и мне сразу понравилась скорость. Поэтому, когда мне предложили научиться управлять парусной лодкой побольше и побыстрее, я сразу согласился. Так я прямиком из виндсерфинга попал на гоночный катамаран и остался в нем навсегда.

YR: Как в стране без выхода к морю можно стать хорошим гонщиком в открытом море и даже двукратным олимпийским чемпионом?

Р.Х.: Чтобы освоить принципы парусных соревнований и встать под парус, море вообще не особо требуется. В Австрии огромное количество озер, и этого достаточно, чтобы поставить гоночную дистанцию и начать совершенствоваться. Главное – это желание учиться и хоть немного воды. Ветровые условия на озерах в Австрии с разным береговым ландшафтом очень и очень отличаются друг от друга и быстро меняются даже на одном водоеме, и это очень помогает в гонках – дает возможность научиться гоняться в быстроменяющихся и кардинально разных ветровых условиях. Так что наличие одного только моря – это еще не залог успеха.

Читайте также  Виктор Языков. Мысли вслух

YR: А как вы сами проводите досуг и отпуск между гонками – тоже под парусом или предпочитаете другие виды спорта?

Р.Х.: Свое свободное время я предпочитаю проводить на природе, меня это успокаивает и отвлекает от многочисленных гонок, мероприятий и прочего «экшена». У меня и собственной яхты-то нет. Если мне уж так захочется выйти в море, я могу взять в аренду лодку практически в любой стране или у друзей. Так как у нас много озер в Австрии, то и лодки преимущественно небольшие. Мне нравятся небольшие 7-метровые парусные лодки для небольших компаний.

YR: Какой вы капитан на борту? Как мотивируете свою команду перед гонкой?

Р.Х.: От меня, наверное, хотят услышать, что я тиран и бью команду хлыстом. На самом деле мне не требуется делать ничего экстраординарного – каждый член моего экипажа всегда знает, зачем он находится на борту и как наилучшим образом делать свою работу. Все мы по отдельности опытные профессионалы и достаточно амбициозны, так что нет никакой необходимости кого-либо подгонять или мотивировать. Мы все хотим побеждать в каждом из этапов, это достаточно ясная для всех цель.

YR: Будут ли какие-то особенности у гонки в России 25–27 сентября 2015 года, которая состоится на базе Яхт-клуба Санкт-Петербурга и яхтенного порта «Геркулес»?

Р.Х.: Дистанция будет построена на открытой воде, и мы надеемся, что и участники, и зрители получат много ветра и эмоций. Когда это возможно, мы стараемся выставить дистанцию так, чтобы ход гонки был виден зрителям с берега. Увидеть регату своими глазами – это совсем не то же самое, что по телевизору: живая интрига состязания очень завораживает. Санкт-Петербург – город с богатыми яхтенными и морскими традициями, и мы уверены, что летающие катамараны будут встречены там особенно тепло и зрителями, и яхтенной общественностью.

YR: Откуда у RedBull такая любовь к юношескому спорту?

Р.Х.: Мы хотим создать возрастную преемственность классов, как это есть в картинге и «Формуле-1» или других видах спорта – сначала детские лиги, потом юношеские, потом взрослые чемпионаты. В гоночных катамаранах, тем более в крылатых такого постепенного «взращивания» гонщиков нет, и Foiling Generation с катамаранами для экипажей из двух человек – отличная школа для юношей начать карьеру именно на таких лодках. Просто наши интересы, зрелищность гонок на крылатых яхтах и возможности RedBull совпали.

Опублиовано в Yacht Russia №9 (78), 2015 г.