Настоящие чудеса в море и на суше

Юлия Мамонтова в этом уверена, что чудеса на свете бывают. Потому что сначала ей напророчили жизнь под парусом, а потом яхты и паруса открыли в ней дар художника. И вся ее жизнь изменилась… конечно же, к лучшему






Текст Ксении Палевич

Дело было в море. Оно было красивым и бурным. На борту их было двое. Для 40-футовой яхты это мало. Она сдала вахту и спустилась в каюту. Он подумал: «Устала, пусть отдохнет». Она подумала: «Как же мужик без горячего?» — и стала варить суп. Лодку трясло и качало семью баллами. Он держался курса. В раме входного люка появились две руки с кастрюлей. «Суп», — сказала она. «Жена?» — подумал он. В этот день Алексей Забродин сделал предложение Юлии Мамонтовой. Такая вот история любви.

Кстати, о любви. К парусам, яхтам и лицам противоположного пола, с которыми ты готов (готова) рожать и растить детей, в мире и согласии разделяя будни и праздники. Есть в них много общего – в той любви и этой – они равно плохо объяснимы.

— Юля, что тебе подкупает в яхтах, в парусах?

— А вот они и подкупают – яхты, паруса, а еще всегда разное море, а главное – свобода! Стоит попробовать, распробовать, и понимаешь… я поняла, что без этого не могу, и другой жизни мне не надо.

Вроде понятно, а вроде не очень. Может – просто чудо? Тем более что применительно к Юлии Мамонтовой без чуда и впрямь не обошлось. Судите сами.

Жила в Москве девушка, и все у нее было хорошо в прошлом и в настоящем. Спортивная юность – уже в 13 лет стала кандидатом в мастера спорта по плаванию. Студенческие годы в МГИМО – закончила и ушла в мир. Успешная карьера: попробовала себя в бизнесе – открыла два бутика, потом организовала и возглавила PR-агентство. Все было у Юли Мамонтовой, и даже удовлетворенность жизнью была, а все же чего-то не хватало. И не разобрать, то ли адреналина, то ли покоя, почти как у Чехова: то ли чайку попить, то ли утопиться. Тупик. Юля, однако, будучи натурой деятельной, решила найти из тупика выход. Стала пробовать различные способы отключения от проблем. А именно: дайвинг, кайтинг, горные лыжи, записалась на курсы вождения мотоцикла, чтобы в кожанке-«косухе» по ночам рассекать… Нет, все не то. Не лежит душа! А тут звонит подруга и предлагает отправиться во Вьетнам на Новый год в йога-тур. «Поехали», — сказала Юля. А что, вдруг что-то получится, йога все-таки… Они поехали и, просыпаясь каждый день в четыре утра, прилежно исполняли все, что говорил учитель-гуру. И как-то он изрек: «Сегодня, медитируя, откроется тебе твое будущее». Не было у Юли ни предчувствия, ни знамения, но вдруг увидела она себя на яхте, а над ней – паруса. «Ничего себе», — подумала она. А потом подумала вдогонку: «Красиво, но лучше об этом не думать». На тот момент слово «яхта» для нее было абсолютно незнакомым – «не была, не участвовала, не привлекалась». Парусный спорт представлялся чем-то жутко элитарным, дорогим и закрытым, куда простым смертным входа нет, а она простая смертная и есть. Друзей, знакомых с парусами и яхтами, в ее окружении тоже не было, тех друзей, что могли бы объяснить, что не элитарен, не так уж дорог и, конечно, достижим: дверь открыта — заходи. Поэтому и решила Юля, что лучше забыть про эту красоту, ибо ничто так не выбивает человека из колеи, как несбыточная мечта. Она вернулась в Москву, опять куча работы, и вдруг через три месяца в ее PR-агентство обращаются организаторы регаты AMC EVIA CUP. Так, мол, и так, нужна поддержка и продвижение, обеспечьте. Продвигать бренды она умела, и пусть парусная регата была для нее что лес густой, взялась. И потому прежде всего взялась, что о видении вспомнила, где она, яхта, паруса и море. Грех было не воспользоваться случаем, и, «раскрутив» регату, она отправилась в Грецию, там в марине острова Эвиа ее ждала яхта… Сбывалось пророчество!

Читайте также  Яхты Геринга на Клязьминском водохранилище

— И в какой момент ты это осознала? Когда вошла в марину, когда увидела белоснежную яхту, когда трап качнулся под твоими ногами, когда…

— Сразу! И сказала: «Ах!». А потом: «Хочу». Для женщин это естественно, правда ведь? «Хочу! Хочу! Хочу!».

— Правда. И что, никакой тени на светлом лике яхтинга?

— Мне говорили, предупреждали, пугали морской болезнью. Я со страху выпила «драмину» и была сонной, как осенняя муха. На следующий день решила обойтись без «химии» – и все прошло прекрасно. Конечно, меня ни к чему не подпускали – а как же, важная дама, директор PR-агентства, публикации впереди, зачем рисковать, вдруг она там что-нибудь себе повредит и чего не то напишет? Но я смотрела, мучила окружающих вопросами и в конце концов заставила привлекать меня к делу хотя бы во время швартовки. И какое же я от всего этого получала удовольствие – и от гонок, и от жизни на борту! И я подумала: неужто вот оно – мое? И если так, то надо учиться. Я обратилась к организаторам регаты все с тем же «хочу, хочу, хочу», и они «сосватали» меня в яхтенную школу. А дальше все как у всех: теоретический курс, практика… Сейчас в моем лог-буке почти 3000 миль.

— Bareboat Skipper?

— Он самый.

— А дальше?

— Вплоть до Yachtmaster Offshore.

— А дальше?

— Вокруг света! Это мечта и цель. Потому что… Вот приезжаешь куда-нибудь и видишь – лодка, а на ней парочка, им лет по 70, и так они счастливы. Вот и у нас такая жизнь будет. Лет через десять.

— С мужем пойдете?

Читайте также  Паруса Водной станции

— Это и его мечта.

Их сосватало море. Она – начинающая яхтсменка, он – уже со шкиперскими «корочками». Познакомились на регате…

Вообще-то давно известно, что парус сближает, создает некую человеческую общность, братство, выявляет родство душ. Вот и у Юли с Алексеем много друзей в парусном мире, как и они, при всякой возможности сбегающих из мегаполиса. Они вместе планируют путешествия, вместе отправляются в плавания, участвуют в гонках. И пусть порой эмоции зашкаливают, пускай мужчины не всегда фильтруют речь, позволяя себе…

— В гонке это простить можно, это я как женщина говорю. Вообще мы ходим в море четыре раза в год. Конечно, хотелось бы больше, но пока не получается. Два раза – это вальяжные путешествия, от острова к острову, с бокалом вина и друзьями. Сплошное великолепие. В пример гостиницам, где тоска зеленая, пляж, лежак и коктейль у бассейна. У бассейна! А тут – море! Тут ты сам разрабатываешь маршрут, можешь осмотреть массу достопримечательностей, и по финансам соизмеримо, как в отеле на «четыре звезды». Два других выхода – это регаты.

— Какие запомнились?

— За четыре года, что я в парусе, это Bavaria Cup в прошлом году, у меня тогда руки очень болели, все болело, было много работы с парусами. Но особенно — последняя, в этом мае, АМС Sailing Fest. Gocek, потому что мы в ней победили в категории Race Winner, парусных гонках с геннакерами по правилам ISAF.  Мы – это наша яхта Lady Be Good, шкипер Алексей Забродин.

— А какие путешествия?

— По Средиземке, на Карибах по десяти островам прошлись, были в Голландии… Это с друзьями. Пытались родственников подтянуть, увлечь, да не пошло у них что-то, жаль. Зато других людей парусный спорт привязывает к себе накрепко. И отвязываться совсем не хочется. Вдвоем с Алексеем мы ходили на Сейшелах – он предложил, я не отказалась, я уже тогда чувствовала, есть что-то между нами, женщины это всегда чувствуют. Потом мы отправились в Мексику.

Там все и произошло, в Калифорнийском заливе. Креветочный суп при семи баллах стал «последней каплей». Тоже, можно сказать, чудо. В стиле Андерсена, у которого и чернильницы разговаривали, и огниво было волшебным. Но этому чуду предшествовало другое.

Читайте также  Владимир Просихин: профессионал

 — В море ты становишься другим человеком. Там высвобождается самое сокровенное, что есть внутри тебя. Я стала рисовать. Сначала по памяти — что видела, к чему прикоснулась в море, в Москве переносила на бумагу, на холст. Потом стала брать с собой этюдник. Теперь я точно знаю, чего хочу – ходить под парусами и стать художником. Ну, а раз в этом полная ясность, то надо действовать. И я поступила в Московский художественный институт имени Сурикова.

— Не страшно так круто менять свою жизнь? Как это восприняли близкие?

— Мне не страшно, потому что это хорошо, когда понятно, чего ждешь от жизни. Муж – поддержал. А близкие только порадовались. Я ведь из рода Мамонтовых. Того самого Саввы Мамонтова, купца и мецената, который в своей усадьбе Абрамцево собирал художников, он и сам неплохо рисовал. В детстве и я этим баловалась, и говорили, что получается неплохо, но потом все затмил спорт. У меня аритмия, и родители отдали дочку в плавание, чтобы подлечить сердце. Ну, и забылось. А море разбудило, все всплыло. Конечно, я еще в начале пути. Ищу свою манеру, пробую разные техники. Мастихин очень нравится, это когда объемные широкие мазки. В этой манере я нарисовала картину «Блаженный покой», которую должен был получить победитель регаты АМС Sailing Fest. Gocek, но победила наша лодка, поэтому картину мы подарили организаторам. А еще я студентка Центрального колледжа искусства и дизайна имени Святого Мартина в Лондоне, через месяц поеду «повышать квалификацию».

 …Вот такие чудеса из жизни Юлии Мамонтовой-Забродиной. И совсем даже не в решете, а самые что ни на есть. И не похоже, что они собираются кончаться, потому что…

— Какого чуда ты еще ждешь от жизни, Юля, будет ли оно?

Юля положила руку на живот, погладила его и сказала:

— Скоро уже.

Опубликовано в Yacht Russia №8 (77), 2015 г.