Иван Буаньон: «Живите на полную катушку!»

Швейцарец Иван Буаньон на спортивном шестиметровом открытом катамаране совершает одиночное путешествие вокруг света. Мы встретились с ним на острове Нуку-Хива…



Текст Натальи Коншиной

Воздух маркизского острова Нуку-Хива был вязок и тягуч. Солнце уже начало опускаться к горизонту. На пристани несколько местных жителей в национальных костюмах вглядывались вдаль – туда, где маячил маленькийпарус необычной формы. Ветра не было, ожидание затягивалось. Тогда навстречу парусу устремиласьмоторка, и через пятнадцать минут пляжный шестиметровый катамаран был доставлен в гавань. С катамарана на пристань совсем буднично сошел человек с округлым загорелым лицом и сияющей улыбкой. Он по-деловому пожал руки встречающим, в число которых входили оператор, фотограф и несколько официальных лиц с маркизской стороны. Потом в объятия к прибывшему яхтсмену кинулась женщина, которую он поцеловал в губы долгим поцелуем. На капитана катамарана надели бусы из семян растений и венки из цветов, при этом вся церемония сопровождалась гулким боем барабанов.

Таким было завершение перехода от Панамы до острова Нуку-Хива швейцарского яхтсмена ИванБуаньона (YR писал о яхтсмене и его путешествии в №3 (61) за этот год), который на спортивном шестиметровом открытом катамаране совершает одиночное путешествие вокруг света.

На острове Нуку-Хива его ждала недельная стоянка, после чего Иван должен был отправиться через Французскую Полинезию к Австралии.

В общей сложности на то, чтобы обогнуть земной шарик, Иван планирует потратить около полутора лет. Ему предстоит пройти порядка 50 000 миль, сделав 27 остановок.

И это не первое путешествие швейцарского капитана вокруг света…

«Я с детства был связан с морем, а свою первую кругосветку прошел с родителями в возрасте от восьми до тринадцати лет», – рассказывает Иван.

Мы сидим на его раскачивающемся от малейшей волны, кажущемся игрушечном катамаранчике и стараемся не уронить в воду съемочную технику. Нещадно шпарит солнце, но укрытия от его лучей не предусмотрено – мы сейчас в тех же условиях, что и хозяин катамарана во время своего плавания, специфика которого заключается в отсутствии рубки, каюты или какой-либо иной защиты от солнца. После часа интервью я чувствую себя выжатой – безжалостное солнце отнимает силы, хочется попить чего-нибудь холодненького, я поглядываю на собственную яхту, стоящую в семидесяти метрах в стороне, ее палуба защищена тентами, создающими блаженную прохладу.

«Я участвовал в десятках гонок на разных яхтах, большая часть которых были большими дорогими судами, оборудованными по последнему слову техники. Я мотался по Европе, находил яхты под придуманные мной проекты, искал спонсоров, проходил маршру, и в процессе его прохождения уже думал о следующем. Оснащение яхт, на которых я гонялся, становились все более совершенным, управлять ими было все легче и легче, и в какой-то момент я почувствовал, что теряю связь с природой, чувство свободы, в конце концов.Я ходил на современных яхтах, но каждый технологический рывок в обводах корпуса и оснащении на самом деле отдалял меня от океана. Переходы на суперъяхтах становились такими комфортными, что, находясь на таком судне, я больше не чувствовал ударов волн, задачи навигации решались электроникой. Мы, люди моря, начали превращаться в придаток высокотехнологичного устройства под названием яхта.

И мне стало скучно.Я решил, что должен что-то поменять в своих подходах к путешествиям. Мысленно я часто возвращался к временам моего детства, когда носился на трехметровых «хоббикатах», чувствуя ветер, упоенно ловя его порывы. Это было счастье!И вдруг я понял, каким будет мое главное путешествие. Я пройду вокруг света на пляжном спортивном катамаране! Я снова окажусь один на один со стихией, я верну в свою жизнь риск, я поставлю свою жизнь на кон против сил природы, и это будет игра по-настоящему.Я буду жить наедине с морем, и даже если захочу, мне некуда будет укрыться от его ласки или гнева – на моем катамаране не будет рубки и каюты. Днем и ночью меня будут осыпать брызги. Даже во сне, если удастся отдать себя в его объятия, я буду открыт силам природы – моей крышей будет лишь кусок непромокаемой ткани. Мое выживание будет зависеть только от меня самого. Я не возьму с собой современные приборы. Не буду пользоваться плоттером, звезды станут моей путеводной нитью. Никаких радаров, AISов – всего того, чтолишь возводит границу между человеком и морем, притупляя естественные чувства. В этом путешествии я буду наедине с океаном, и, черт возьми, в этой сумасшедшей гонкеу меня наконец-то появится время подумать о своей собственной жизни».

Читайте также  Кристиан Шеррер. Эксклюзив для Yacht Russia

Со свойственной ему энергией Иван взялся за реализацию своего проекта. На путешествие нужны были деньги, и он нашел их: деловые люди – потенциальные спонсоры – сдавались перед верой в себя этого человека, удивительно сочетавшейся с детской непосредственностью и простотой, свойственных Ивану.

Для кругосветного путешествия из стеклопластика и карбона был построен катамаран типа «хоббикат» длиной 6,2 метра. С двух сторон на высоте метра с небольшим от палубы были пристроены два «крыла» – жилые пространства. Одно из «крыльев» должно было служить Ивану постелью, другое – хранилищем вещей. Здесь же нашлось место для миниатюрной одноконфорочной плитки и электрического автопилота, который Буаньон все-таки решил себе позволить – автопилот будет давать капитану-одиночке возможность поспать. И главная роскошь, без которой Иван не мог пуститься в плавание, – выведенные на палубу влагозащитные колонки и проигрывающее устройство.

«Без музыки мне было бы тяжело», – признается капитан.

Проект путешествия широко освещался прессой – сказался талант Ивана как организатора плюс вызывающая необычность путешествия. Буаньона называли самоубийцей и сумасшедшим.

Газеты писали: «Это безумие – думать, что океан можно пересечь на пляжном катамаране".

"Да у него же огромная мачта по сравнению с размером и весом корпуса, а значит – чрезмерную для открытого моря парусность. Эти суда сделаны для того, чтобы ловить слабые прибрежные ветра и гоняться вблизи берега. Такой катамаран при сильных порывах обязательно перевернется. И что тогда делать?»

Яхтенные дизайнерыпредупреждали Буаньона, что если вес его катамарана превысит 500 кг, то в случае переворота поставить его обратно на воду он не сможет. И все же… Когда Иван был готов стартовать, вес его суденышка вместе с вещами составил около 700 кг. «Если кат перевернется посреди океана, капитану конец», – пророчили скептики.

Катамаран переворачивался дважды.

Один раз было так: внезапный порыв ветра в шестьдесят узлов наклонил катамаран, и Ивана выбросило в море. Сверху его ударило мачтой и прихлопнуло парусом, из-под которого он, оглушенный ударом, едва выбрался. При этом даже перевернутый катамаран шел вперед, по ощущениям Ивана, со скоростью десять узлов, волоча за собой капитана, который был пристегнут к судну. Иван пытался сообразить, что делать, понимая, что долго так не протянет. Неужто настали его последние минуты? Если бы ему удалось достать нож, он бы, наверное, перерезал канат, соединявший его со взбесившимся суденышком. Но ножа не было, и медленно, очень медленноИван стал подтягиваться к катамарану. И сам себе не поверил, когда добрался до него. Теперь предстояло попытаться поставить катамаран в нормальное положение. Для этого был предусмотрен специальный рычаг, который крепился к тому месту, где могла бы находиться мачта, если бы она уходила вниз под корпус. Используя собственный вес, а также лебедки, паруса, силу ветра, избиваемый штормовыми волнами, Иван несколько часов бился за свою жизнь и жизнь своего судна. Каким-то чудом ему удалось выйти победителем из этого сражения – он перевернул катамаран.

Читайте также  Not Up Spirits, или Когда перестали «свистеть соловьи»

Второй раз ситуация была менее экстремальной, ветер был не такой сильный, как в первый раз, но все же его хватило, чтобы перевернуть судно. Однако именно недостаточная сила ветра долго не позволяла Буаньонуполучить дополнительное усилие на рычаге.

«Пожалуй, это были самые страшные моменты жизни», – заключает Иван.

«А самые радостные?», – спрашиваю я.

«Радостные? Пожалуй, это было то небольшое происшествие, которое случилось, когда я выходил с Галапагосов. Ночью я прилег поспать, а проснувшись рано утром, слез с «кровати», чтобы кое-что достать из противоположного «крыла». Я поднырнул под гиком и, к своему удивлению и восторгу, наткнулся на морду с усами. Морской котик, а морда принадлежала именно ему, испугался не меньше моего и молниеносно убрался восвояси – в воду. Вероятно, пока я спал, котик заполз на палубу, полагая, что здесь никто не потревожит его одиночества, и вдруг я с утра пораньше нарушил его покой».

От воспоминаний о страшных и приятных моментах путешествия мы переходим к вопросам смысловым – о миссии Ивана. Нас интересует, так что же он хочет сказатьлюдям своей кругосветкой.

«Вы знаете, – начинает Иван, и выражение лица путешественника меняется, становится серьезным. – Сейчас странное, а по мне так немного скучное время. В Европе кризисные настроения, и основным опасением людей являетсяпотерять нажитое. Воздух наполнен страхом, люди опасаются рискованных проектов, большинство пытается сидеть тихо, чтобы сохранить то, что имеет. И такое отношение распространяется не только на финансовую сферу, но затрагивает вообще отношения ко всему. Что видят мои соотечественники? Чем наполнена их жизнь, которая организована по принципу «метро-офис-кровать»? Они посвящают свое время заработку и потреблению, они стремятся к какой-то стабильности, а приобретя ее, начинают бояться ее потерять. А потом наступает старость. И о чем они будут вспоминать, оглядываясь назад? О чем они расскажут своим внукам?Каков будет итог их жизни? Я бы сказал, – Иван смотрит на меня испытующе, прикидывая, вынесу ли я сильное выражение, – что у современных мужчин нет мужских половых признаков. И это – проблема. Никто не хочет рисковать, жизнь людей становится пресной и неинтересной.

И еще, люди полагают, что для того, чтобы путешествовать, необходимо быть почти миллионером. Что яхта, если вы отправляетесь в морской переход, должна быть непременно оборудована по последнему слову техники. Но такого рода убеждения – чушь собачья. Все эти технические новшества – вещь факультативная и совсем не обязательная. Для того, кто действительно любит море, достаточно минимума. И мое путешествие на экономичном маленьком спортивном катамаране без какого-либо современного оборудования является иллюстрацией этой идеи. У Колумба, кстати, тоже не было радара с AISом.

Читайте также  Джек Лондон: мечта по имени «Снарк»

Моя задача – попытаться помочь современникам взглянуть по-другому на то, как они живут. Я хочу, чтобы они поняли: в их руках есть все необходимое, чтобы изменить свою судьбу. Что риск и стремление к свободе – это нормальные составляющие жизни каждого человека. Если бы я мог обратиться к людям и пожелать им чего-то, я бы сказал: живите на полную катушку, ищите счастье, рискуйте, позвольте приключениям преобразить вашу жизнь, и вы не пожалеете об этом».

…Я смотрю на свою яхту, заботливо укрытую от солнца тентом, и думаю, что в заботе о комфорте, наверное, что-то теряю. Это если верить Ивану Буаньону. А верить ему мне хочется.

Опубликовано в Yacht Russia №65 (7 — 2014)