Принцесса Анна. Истинно королевское увлечение

Принцесса Анна — ее почитают все яхтсмены Великобритании, а она… опекает их. И не только потому, что такова королевская воля — быть "матерью-хранительницей" всех яхтсменов Содружества, но и потому, что принцесса сама беззаветно любит парус.













Текст Алексея Гаврилова и Павла Дигая

Ветер перемен

Почти 200 лет двери Royal Yacht Squadron оставались закрытыми для женщин. Столь крепка была традиция. Правда, на волне эмансипации в начале 1960-х годов правлению яхт-клуба пришлось сделать уступку – женщины получили право быть ассоциированными членами, но, разумеется, без возможности голосовать. И все же было понятно, что сколь угодно долго так продолжаться не может, ведь это же нонсенс, что первое лицо государства – королева Елизавета – и та не может стать полноправным членом Королевского (!) яхт-клуба, являясь при этом его официальной покровительницей. И что примечательно, ее супруг принц Филипп, герцог Эдинбургский, некогда был командором Royal Yacht Squadron, и все равно не порадел…

Несколько лет в стенах клуба продолжалось активное лоббирование этого «революционного» вопроса, и вот в августе 2013 года собрание членов клуба единогласно проголосовало за то, чтобы открыть двери женщинам, наделив их теми же правами, что и мужчин, и теми же обязанностями, в числе которых вступительный взнос в размере почти двух тысяч фунтов и многотысячные ежегодные взносы.

И тут же возник другой вопрос – кто будет той первой женщиной, чей членский билет станет концом многовековой традиции?  Возможно, Эллен МакАртур, которая живет в паре минут ходьбы от штаб-квартиры Royal Yacht Squadron и которая давно является легендой парусного спорта. И все же общее мнение склоняется к тому, что данное начинание будет истинно «королевским», и первой женщиной, с гордо поднятой головой переступившей порог яхт-клуба, будет принцесса Анна. Что ж, наверное, это и правильно. В конце концов, она президент Royal Yachting Association, покровительница National Sailing Academy, она же – попечитель многочисленных яхт-клубов на британских островах и в землях Британского Содружества, и наконец, она настоящая яхтсменка, практикующая, вот и яхту новую приобрела.

Больше и лучше

В 2012 году британская пресса, оправившаяся от свадьбы принца Уильяма, обратила свой взгляд на жизнь других членов королевской семьи и замерла в удивлении: известная своей скромностью и безразличием к роскоши принцесса Анна вместе со своим мужем вице-адмиралом сэром Тимоти Лоуренсом приобрели новую 44-футовую яхту верфи Rustler за немалую даже для особы королевских кровей сумму в £500 000. Впрочем, если вспомнить, что для невероятно занятой пары два недельных путешествия среди живописных пейзажей Шотландии в год – это единственная возможность отдохнуть от суеты и побыть наедине с собой и природой, то их готовность по-крупному вложиться в действительно качественную и комфортную лодку не кажется ни удивительной, ни расточительной.

Ардферн, небольшой городок на восточном побережье Шотландии, на первый взгляд ничем не отличается от своих соседей: пара улочек, низенькие домики и обязательный в этих краях яхт-клуб с причалом, почти доходящим до одного из прибрежных островков. И все же два раза в год город охватывает волнение: на каждом углу появляются полицейские в штатском, старающиеся сойти за своих в городе, где все знают друг друга в лицо, а местные жители, прикидываясь, что никакими принцессами их уже не удивишь, тайком из уст в уста передают самые последние данные: «приедут через полчаса», «зашли выпить кофе в кафе», «уже поднялись на борт» и т.д. Именно здесь – и место это далеко не случайно – дожидается своих хозяев, принцессу Анну и сэра Тимоти, 44-футовая яхта Вallochbuie.

Ждать ей приходится немало: принцесса славится своим трудолюбием – в год она проводит до 600 встреч и мероприятий, иногда по три в день. Но вот уже 20 лет Анна и сэр Тимоти свято блюдут обычай каждый год в начале лета возвращаться в Ардферн, чтобы предпринять недельную прогулку под парусом – вдали от шума и суеты.

Читайте также  Светлана Кротова. Первый учитель

По словам вице-адмирала Лоуренса, Ардферн уже 60 лет является неотъемлемой частью его жизни: именно здесь он когда-то учился парусному делу у своего двоюродного брата Джона Расселла – автора одного из первых изданий популярнейшего в Англии руководства для яхтсменов Yachtmaster Manual и настоящего морского волка с подобающей профессии большой седой бородой и бессменной черной капитанской фуражкой. Здесь же, в Шотландии, училась ходить под парусом и принцесса Анна.

Они оба – и принцесса и ее супруг – скромно называют свои плавания «прогулки», хотя назвать так путешествия по шотландским водам можно назвать разве что в самом общем смысле: климат здесь суровый, северный и большую часть года маневры в небольших бухтах и проходах требуют самого пристального внимания команды и немалого физического труда. Зато и полученные впечатления, по рассказам принцессы и сэра Тимоти, стоят затраченных усилий.

Самым интересным принцесса Анна не колеблясь называет остров Колл, особенно северную его часть – так называемые Керны Колла, состоящие из нескольких маленьких островков и скал недалеко от берега. И вот почему: южный берег острова отдан на откуп фермерам, а вот зимой здесь всегда можно утолить свою тягу к живой природе и понаблюдать за бекасами, вальдшнепами и дикими гусями.

Принцесса и вице-адмирал ведут очень подробный журнал путешествий и аккуратно отмечают каждую свою якорную стоянку. Дух первооткрывательства для них не менее важен, чем отдых от светской жизни, борьба со стихией и близость к природе. За 20 лет они успели подробнейшим образом изучить окрестности Адферна и близлежащих деревень, дойти северо-западной оконечности Шотландии до мыса Рат у северного побережья Северной Ирландии. Каждый раз, выходя в море, они стараются встать на якорь на новом месте, чтобы найти что-то им еще неизвестное. Особых планов они, впрочем, загодя никогда не строят – вопрос о маршруте на день решается обычно утром после завтрака, в зависимости от настроения и ветра.

Принцесса Анна и сэр Тимоти – яхтсмены старой закалки, на их предыдущей 36-футовой яхте Blue Doublet (так она была названа в честь лошади принцессы, на которой был выигран чемпионат Европы по троеборью в 1971 году) не было никаких технических новшеств, даже картплоттера, и никаких особых удобств. Однако такие достаточно спартанские условия их ни в малой степени не смущали, так что основной причиной покупки новой лодки, по их словам, стали размеры: в каютах Blue Doublet вице-адмирал не мог встать во весь рост, вот ведь незадача, да и принцессе со временем захотелось побольше места, а значит, и комфорта.

Blue Doublet в свое время сошла со стапелей корнуэльской верфи Rustler, и супруги не стали изменять полюбившемуся производителю. Сначала их выбор пал на 42-футовую модель, но принцессе хотелось лучшего обзора из каюты – в Шотландии это особенно актуально, поскольку переменчивая погода, осадки и сильный ветер зачастую мешают, сидя на палубе, наслаждаться живописными пейзажами и бурной морской жизнью: принцессе довелось повстречаться и с гигантскими акулами («После двадцать пятой акулы, я перестала вести им счет»), и с дельфинами, а уж выдры следует за лодкой постоянно). Rustler 42 такими удобствами похвастаться не могла, поэтому в итоге пара остановилась на чуть большей модели – Rustler 44.

Конечно, к новому размеру яхты и ее особенностям хозяева привыкли не сразу. На своей новой лодке, название которой дал древний лес в одном из шотландских имений королевской семьи, принцесса впервые встала за штурвал. На Blue Doublet и большинстве других яхт, которыми управляла принцесса, был румпель, а тут – штурвал, да и яхта своя! В общем, решилась встать к штурвалу принцесса не сразу, всецелая доверяя супругу, но потом все же попробовала – и ей понравилось, да и собой в роли рулевого она осталась довольна.

Читайте также  Флаг адмирала, гюйс командора

Немало споров между супругами вызывал и вопрос о способе уборки грота: на Blue Doublet был установлен патент-риф, Вallochbuie же оборудована внутримачтовой закруткой – что лучше, что хуже, да и привычка дорогого стоит. Все-таки решили конструкторов об изменениях не просить, и в конечном итоге не пожалели об этом: с закруткой, как ни посмотри, а проще…

А вот к парусному вооружению привыкать не пришлось – оно осталось тем же: что Blue Doublet, что Вallochbuie несут по два передних паруса. Вместе с тем, по словам принцессы, их прежняя лодка изначально не была предназначена для такой комбинации и потому они никогда не ставили оба носовых паруса одновременно – экипажу из двух человек управляться с ними чересчур сложно. Новая яхта спроектирована с учетом специфики такого вооружения, так что особых проблем у хозяев Вallochbuie не возникло. Дело, конечно, значительно облегчили и электрические лебедки, позволившие немолодой уже паре тратить значительно меньше физических усилий.

Единственным новомодным устройством на борту Вallochbuie (электрические лебедки отнести к ним никак нельзя) стали носовые и кормовые подрульки, которым даже консервативный вице-адмирал не поскупился на похвалы.

Что касается навигации, то тут сэр Тимоти, в свое время служивший штурманом на королевской яхте Britannia и множестве других судов, был непреклонен – картплоттер на борту современной Вallochbuie, конечно, присутствует, но опытный моряк курс прокладывает исключительно по старинке – с помощью бумажной карты и навигационных приборов. Впрочем, в окрестностях Ардферна и вообще на западном побережье Шотландии ориентироваться зачастую можно визуально – здесь все довольно близко, а туман бывает намного реже, чем, скажем, над Ла-Маншем. Опасаться здесь стоит в первую очередь приливно-отливных течений, так что соответствующие таблицы у вице-адмирала всегда под рукой, да и принцесса в них прекрасно разбирается.

Особенности интерьера и внутренней планировка яхты известны только дизайнерам верфи (те молчат, связанные словом чести) и самой супружеской паре. Свою частную жизнь принцесса оберегает очень тщательно, в чем всегда находит поддержку супруга, а Вallochbuie – это и есть самая квинтэссенция ее личной жизни: здесь она может забыть о своих обязанностях и просто насладиться отдыхом в столь милой ей Шотландии, занимаясь любимым делом вместе с любимым человеком.

Любимое дело

Ей было три года, когда моряки королевской яхты «Британия» под руководством старшины Бернарда Викса, соорудили для маленькой принцессы деревянную лодочку на колесиках и с педальным приводом. На лодочке установили парус, приладили штурвал, и с самым серьезным видом принцесса разъезжала по палубе королевской яхты, ловко уворачиваясь от похожей, только чуть большей по размерам лодки своего старшего брата Чарльза.

Вообще, это было любимой игрой маленьких Анны и Чарльза – в «моряков». У них была форма, они отдавали честь и старались печатать шаг. Лишь изредка они перевоплощались в «пиратов»… Надо ли говорить, что настоящие моряки «Британии» изо всех сил подыгрывали принцу и принцессе. Как и родители, которые относились к таким развлечением с большим одобрением, особенно отец, которому во время торжественных церемоний так шла и черная и снежно-белая военно-морская форма.

Это – на воде. На земле у принцессы было другое увлечение, которому, как и парусу, суждено было сопровождать ее все жизнь. Она просто обожала лошадей! И по счастью, ей никогда не приходилось выбирать между тем и этим, жертвовать парусом ради скачек, и скачками ради парусного спорта. С пони она пересаживалась за руль швертбота, и так же легко – обратно.

Потом отец взял ее на борт своего «Дракона», а за ним и на Bloodhound. Этот 63-футовый иол принц Филипп приобрел в 1962 году за £12000. К тому времени Bloodhound был уже немолод, его построили в 30-е годы, но по-прежнему горяч. И очень красив! Принцесса просто влюбилась в него и не упускала ни единой возможности выйти на нем в море, а уж участие в гонках – это был просто праздник. Причем порой она оказывалась единственной представительницей слабого пола в команде, однако это ее ничуть не смущало. Хотя поблажек для нее отец никогда не делал, так что приходилось дочери королевы и принца и на шкотах работать, и паруса в кисы собирать, и на камбузе хозяйничать. А еще личным примером отец учил ее тому, что такое честь и достоинство. Вот лишь один пример: хотя изначально предполагалось, что Bloodhound будет использоваться исключительно в рамках королевской семьи, по прошествии нескольких лет принц Филипп объявил, что когда он не находится на борту судна, любой яхт-клуб Британии может «одолжить» у него яхту, но лишь с одной целью – для обучения морскому делу молодежи.

Читайте также  Бутылка до востребования

Принц Филипп не только сам был предан парусному спорту, он его, что называется, опекал. И неизменно рядом с ним была его дочь… Так, 6 августа 1971 года она с братом и отцом встречала возвращающегося из кругосветного плавания Чэя Блайта, который на стальной яхте British Steel провел в океане 292 дня, двигаясь против господствующих ветров с востока на запад. А два года спустя она стала «крестной матерью» яхты Great Britain II, на которой тот же Блайт с командой отправлялся пытать счастья в гонке Whitbread Round the World Race.

Пройдет несколько десятилетий, и принцесса Анна еще раз станет «крестной» новой яхты Майка Голдинга, который осенью 2011 года готовился к старту в кругосветной гонке одиночек Vendée Globe. «Пусть Господь сбережет эту лодку, и благословит человека, который пойдет на ней», – торжественно произнесла принцесса и… бутылка шампанского разбилась о форштевень яхты.

Да, Голдинг не выиграл, не доказал, что гегемония Франции на океанских трассах – есть нечто вечное и непоколебимое. Тем приятнее принцессе были победы Бена Эйнсли на олимпийских акваториях, а на лондонской Олимпиаде она лично вручила ему золотую медаль. И это было еще не все: отмечая его успехи в спорте, в деле прославления Британии, она коснулась его плеча мечом, и Бен Эйнсли стал рыцарем.

Каждый год она неизменно посещает лондонское бот-шоу, посещает верфи и яхт-клубы, следит за делами в парусной Академии, открытой по ее инициативе и с тех пор находящейся на ее попечении, награждает юных яхтсменов и яхтсменов-ветеранов. Каждый день ее расписан по минутам, но два раза в год… на недельку она с мужем отправляется в шотландский Ардферн и уходит в море. Надо и принцессе отдохнуть.

Продолжение следует

Итак, женщина-кандидат №1 на вступление в члены Royal Yacht Squadron.

Анна   (Энн Элизабет Элис Луиза). Родилась 15 августа 1950 года. Второй ребенок и единственная дочь королевы Елизаветы II и принца Филиппа, герцога Эдинбургского. В настоящее время одиннадцатая в очереди в линии наследования. Адмирал Королевского флота Ее Величества королевы Елизаветы. Известна своей благотворительной деятельностью, будучи покровителем более 200 организаций. Замужем за вице-адмиралом Тимоти Лоуренсом , имеет двух детей от предыдущего брака и три внучки. Спортсменка: выиграла две серебряные медали (1975) и одну золотую медаль (1971) в чемпионате Европы по конному троеборью. Председатель Международной федерации конного спорта с 1986 до 1994 года. Яхтсменка. Президент Royal Yachting Association. Представитель Британии в Международном Олимпийском комитете, член организационного комитета Олимпийских игр в Лондоне.

Что и говорить, достойнейшая кандидатура. Но…

В памятном заседании Royal Yacht Squadron, на котором было принято судьбоносное решение о разрешении женщинам вступать в ряды его членов, присутствовали 150 человек. Всего же членов клуба 475. И каждый из них должен высказаться по существу проблемы. Ожидалось, что окончательное решение будет принято на весеннем собрании клуба в 2014 году, однако этого не случилось. То ли несогласные с нарушением традицию мужчины решили выступить в качестве волокитчиков, то ли это просто стечение обстоятельств. Как бы то ни было, принцесса Анна по-прежнему первая в очереди…

Опубликовано в Yacht Russia №71 (1-2), 2015 г.