Между Бретанью и Британией: по офшорам Ла-Манша

Дикая нетронутая природа, романтичные якорные стоянки и уютные приморские городки делают путешествие вдоль Северной Бретани к островам Ла-Манша восхитительным приключением. Заодно придется освежить навигаторское искусство




Текст Михаэля Амме

Взгляд постоянно обращается назад: скалистое побережье Moulin Huet Bay – это грандиозная часть Гернси

Влажный полудождик-полутуман навис над гаванью. Серые облака возвышаются над горизонтом, порывы норд-веста свистят в такелаже, заставляя фалы биться о мачты. Мы берем свои сумки и, выходя с автостоянки, видим перед собой только лес мачт, ничего больше. Корпуса яхт лежат внизу в десяти метрах под нами – вся вода из гавани ушла. Трап к плавучему бону спускается вниз почти отвесно. Мы вопросительно переглядываемся – это что, нормально?

Мы ищем MaxV, яхту типа SunOdyssey 40.3, принадлежащую чартерной компании Naviloc. На дворе конец мая, зима была долгой и холодной, самое время почувствовать на своей коже первое дыхание раннего лета. От Сен-Мало мы собираемся идти «курсом вниз по Каналу» вдоль Северной Бретани в направлении Бреста. Здесь много красивейших мест – уютные бухточки, маленькие островки, потайные якорные стоянки, бесчисленное количество маяков… запланирована целая неделя отдыха на новой для нас акватории, мы заранее освежили свои штурманские навыки.

Но делать подробный план похода нам было лениво. Серые будни в офисе тянулись невыразимо долго, лоций, календаря приливов и карт не было. «Главное, ввязаться в бой, а там посмотрим», – вспоминал я старую максиму, отвечая своим попутчикам, итальянцам Стефано и Кьяре, о маршруте будущего путешествия. Сейчас же я чувствовал себя не в своей тарелке. Огромные волны накатываются на берег, прилив чудовищен, штурманский стол завален картами и справочниками.

Что делать теперь? Порядок, расчеты, интерполяции. Время высокой воды, время по Гринвичу, летнее время, глубины, нулевая отметка, мели… Объем данных, цифр и фактической информации огромен; времена дня, течения, глубины и скорости должны быть тщательно учтены. Время абстрактной теоретизации сменилось точными расчетами. Поэтому планирование плавания вдоль этого побережья должно осуществляться тщательнейшим образом. Многие бухты предельно мелки или вообще осыхают, а большинство гаваней доступно лишь в высокую воду. Поскольку на ближайших два дня предсказуемо сильный норд-вест задержал нас у причальной стенки, у нас было время все продумать, да еще и помечтать.

Но пока, отодвинув на время планирование, мы вышли проведать Сен-Мало. Старый город расположен примерно в полутора километрах от гавани Les Bas Sablones. Подгоняемые ветром, мы быстро дошли до гигантских стен старой крепости, осмотрели Fort National на небольшом островке и выпили по бокалу сидра в баре, обнаруженном в одном из узких закоулочков.

«Отсюда хорошо идти на Сен-Сюльяк, – советует Янник Дефетрель, 45-летний руководитель местного чартерного пункта Naviloc. – Это место очень милое, хорошо защищено в самую плохую погоду. Там два хороших ресторана, старая рыбацкая таверна и магазин морских сувениров». Дальше он рассказывает нам, что 80 процентов его клиентов ходят только на ближайшие острова Канала, а на бретонский берег зашла только одна пара англичан. Сразу 60 процентов его гостей – не французы, а большинство иностранных яхтсменов приезжает, как ни странно, из Швейцарии. «Видно, для жителей этой уединенной страны наше побережье особенно интересно», – заключает он.

«Barragelock, Barragelock, this is sailing yacht MaxV, MaxV», – вызываю я на канале 13, пытаясь понять, можно ли в этих широтах обойтись без знания французского. Поток реки Ранс, стремящийся к морю, прерван циклопической электростанцией – второй по величине приливной электростанцией в мире. Вход в реку возможен лишь через шлюз, открытия которого мы ждем битый час, общаясь с персоналом на ломаном английском.

Миновав шлюз, мы раскручиваем геную, попутный ветер подгоняет нас вперед против течения, и, несмотря на хмурое небо, надетые непромоканцы и резиновые сапоги, мы наслаждаемся экскурсией. Лесистые берега, зеленые луга, маленькие деревушки и отдельные домики, пара пляжей и обилие бакенов проходят мимо наших бортов. Перед Сент-Сюльяк расположена гигантская якорная стоянка со множеством швартовных бочек, мы становимся на свободный муринг и спускаем надувной тузик, чтобы проведать сонное, но симпатичное местечко.

Читайте также  Загадочный Лесбос

Погода ухудшается, ветер усиливается, свежеразработанные планы путешествия под угрозой. Снова и снова штудируем мы карты и лоции и выясняем, что наши планы даже в относительно неплохую погоду были не так-то просты для осуществления. Гавани наподобие Сен-Ке или Сен-Ка доступны при любом уровне воды, но «их антураж, в общем-то, не так уж и привлекателен», как рассказал нам Янник. А вот самые красивые места наподобие Дауэ, Биник или Пемполь открыты для входа/выхода лишь во время высокой воды, что фактически вынуждает в каждом из них задерживаться минимум на сутки.

И совсем недоступен для килевых яхт один из популярнейших аттракционов Франции – Мон-Сен-Мишель. В этой бухте поблизости от Сен-Мало наблюдаются самые сильные приливы в Европе – перепад высот составляет 14 метров. На маленьком островке в Ваттовом море поблизости находится большой бенедиктинский монастырь, основанный в 1022 году, который сегодня посещают три с половиной миллиона человек ежегодно.

На третий день погода начала успокаиваться, мы отложили в сторону книжки и надежно закрепили ложки и поварешки. Сначала мы миновали маяк Le Grand Jardin, затем – 20-метровую изобату. Наша цель – гавань Сент-Хельер на острове Джерси, 35 миль. К сожалению, прогноз сулил скорое усиление норд-веста, и нам хотелось добраться туда пораньше. «Это отлично, я никогда раньше там не бывал», – по-детски радовался другой мой попутчик,гамбуржец Андреас, который побывал во множестве яхтенных гаваней мира.

На полпути подводное плато Minquiers блокирует нам прямую дорогу к цели, приходится обходить это опасной место поперечником в добрую милю, где под водой во множестве скрываются мели и осыхающие камни. Мы обошли его с востока, бросив взгляд на запад, где на фоне серого горизонта скрывался едва заметный остров Иль-Шосе. Как рассказал нам Янник, при отливе здесь открываются сразу 365 островов, но после прилива надо поверхностью видны лишь только шесть из них. На крупнейшем из них – Гран-Иль рядом с небольшой деревушкой находится популярная якорная стоянка.

Подход к гавани Сент-Хельер мы начали в семь часов вечера, через два часа после высокой воды. Выбрав для захода Eastern Passage мы держали курс 314, по пути миновав немало мелей и камней. С кормы нас подгоняло течение скоростью два узла, по счастью, на фарватерах Green и Red Passage оно не помешало нам удерживать створные огни точно на одной линии. Створы вывели нас во внутреннюю гавань, перед входом в которою вывешено гигантское цифровое табло: 3,7 метра. Это глубина над защитной стенкой при входе, двустороннее табло помогает точнее определиться со временем выхода из гавани. «Отличная работа, парни, расчет был точным», – поздравляет нас Стефано, закладывая швартовы.

Острова Канала не являются Великобританией, они также не входят в ЕС, их особый статус позволяет считать их жемчужинами британской короны. Нам не нужно ничего декларировать, но вот часы нужно перевести на час назад, стоянку оплатить британскими фунтами, а при переходе улиц смотреть направо. В Seafish Café прямо у причала мы опознали «премиальную версию» известной забегаловки Fish ‘n’ Chips, в Lamplighter, пабе с обилием пестрых скатертей, салфеток и ковриков, а также красных кожаных стульев, обнаружили пиво Ale и сто сортов виски. Здесь все «очень по-британски».

Утром в 5:45 нас разбудил будильник, под палубой было сыро и холодно. Какого черта на чартерной яхте в Северной Бретани нет отопителя?! После возвращения из Lamplighter мы окончательно обсудили план на сегодняшний день: идем завтракать в Moulin Huet Bay на острове Гернси, к закату же хотелось бы поспеть в Сент-Питер-Порт. Мы влезаем в непромоканцы, небо опять хмурое, ветер умеренный, чай горячий.

Читайте также  Хорватия - новости Адриатики

Четыре часа и 25 миль спустя мы бросаем якорь между двух высоких, плавно уходящих в море и поросших зеленым мхом каменистых мысов. Андреас готовит английский завтрак на всех: яйца всмятку, шпик и вяленые томаты, после чего происходит непредвиденное: облачный покров вдруг становится все тоньше, в нем появляются разрывы, и наконец-то – на четвертый день нашего путешествия! – мы в первый раз видим солнце. Вода становится светлее – темно-синяя под лодкой, по-карибски изумрудная вблизи камней. Кьяра натягивает неопреновый гидрокостюм и мужественно ныряет в 14-градусную воду.

Отлив обнажает прекрасный песчаный пляж шириной в сотню метров с чистым золотым песком. Мы сбросили на воду тузик, добрались до мыса и вскарабкались на него. Дорожка пошла в обход пляжа, в воздухе пахло цветами – желтый дрок, фиолетовая армерия, бело-желтые маргаритки, ими все было усеяно вокруг. Пальмы и кактусы тоже попались нам навстречу, благодаря Гольфстриму остров не знает, что такое морозы.

Со свежим норд-вестом и при ярком солнце мы направились вдоль восточного берега Гернси. У аванпорта Сент-Питер-Порт подождали начальника гавани – на своей лодке он сопроводил MaxV до назначенного ей места стоянки. Гавань расположена прямо перед фронтом жилых домов, рядом проходит и торговая улочка. В гавани много бассейнов, в некоторых на осушке стоят лодки. Дальше в море виден массивный волнолом, на оконечности которого стоит старый, возведенный из натурального камня маяк. Над городком возвышается исторический замок Coronet. «Это местечко выглядит куда уютнее, чем Saint Helier», – говорит Кьяра.

Для ленча Стефано выбирает Boathouse прямо в гавани, смесь бара и ресторана. «Здесь были самые лучшие свежие устрицы, которые я когда-либо ел», – скажет он потом. Вечером мы случайно находим на карте название Дикскарт-Бэй на соседнем острове Сарк. «Название звучит, как в пиратских романах», – говорит Андреас. Будет ли для нас эта бухта безопасной стоянкой на следующую ночь при семибалльном ветре? Мы не знаем, но решаем попробовать.

Холодная погода этого года привела к тому, что побережье в этих краях еще не очнулось от зимней спячки. На море мы встретили очень немного яхт. Однако в Дикскарт-Бэй нас поджидали сразу две яхты, две Tradewind 35. Обе они принадлежат к флоту открытого моря Морского кадетского корпуса. Организация эта находится под патронатом королевы и пытается совместно с Королевским военно-морским флотом «совершенствовать юношество через морские программы».

«Очень шумно», – слышим мы ответ капитана одной из яхт на наш вопрос, какова была ночью стоянка в этих местах. Да, покачивает. Вскоре молодые люди выбирают якоря своих яхт механическими брашпилями, и мы остаемся одни.

Теперь бухта принадлежит лишь нам одним, вода прозрачна до самого дна, массивные скалы на берегу в лучах заходящего солнца выглядят светло-зелеными. На широком песчаном пляже мы высаживаемся с тузика и видим небольшой водопад, низвергающийся с камней и находящий свою дорогу через пляж к морю. Мы находим Cliff Path, «тропу скалолазов», ведущую к знаменитому обрыву Enge La Coupee. Здесь остров под ногами имеет ширину всего около двух метров, очень узкая тропа идет вдоль круто спадающего в море обрыва. «Это просто супер! – делится своими впечатлениями Стефано. – Классная вылазка!»

«Второй риф, малый стаксель» – так начинается наше следующее утро. Время нашего отхода точно рассчитано – через четыре часа после полной воды в Шербуре. Так что на всем своем 50-мильном пути назад в Сен-Мало мы будем идти с попутным течением скоростью до трех с половиной узлов. Когда мы покидаем Сарк, волны становятся высокими и длинными, «почти как в Атлантике», считает Андреас. Отдельные гребни разбиваются о палубу, фонтаны брызг летят в кокпит, одна особо зловредная волна находит дорогу в салон. У западного берега Джерси волнение становится хаотичным, но мы со скоростью свыше 10 узлов летим дальше.

Читайте также  Белиз. Недооцененное сокровище

По мере приближения к Сен-Мало глубины уменьшаются, напряжение растет. Все на борту знают, чем чревато быстрое уменьшение глубины в условиях сильного волнения. Мы проводим по лодке страховочные лини, пристегиваемся. Течение меняет направление, оно уже почти под прямым углом к нашему курсу, рулевой перед поправку на снос в 40 градусов. Я проклинаю владельца лодки, который не то что не поставил в копит плоттер, но даже не вынес туда репитер дисплея GPS. Едва-едва мы вырезаемся на маяк Le Grand Jardin, входя в отмеченный буями фарватер. Но и здесь вода буквально беснуется за бортом. Лишь под одним стакселем заканчиваем мы свой путь в марине, а ветер тем временем усилился до 35 узлов.

Так спокойно началось наше путешествие по реке Ранс, так бурно прошел его финал. Мы прошли отличную практику навигации в приливных водах, увидели дикую природу, гостеприимные городки и интересные места якорных стоянок. Мы познакомились с жителями островов Бретани, имеющими особый шарм, увидели огромную приливную электростанцию, полюбовались идиллическими речными берегами. Лишь побережье самой Северной Бретани по-прежнему оказалось закрытым для нас. Но у нас проснулся аппетит, мы точно знаем, что вернемся в эти места!

Акватория
Расстояние до первого из островов Джерси от Сен-Мало составляет 35 миль, до Гернси – 50, до Олдерни – 70. Это еще область Ла-Манша, западнее уже начинается Атлантика. Поперечник Канала от Олдерни до Уэймута равен в этом месте 53 милям. Побережье Северной Бретани тянется на запад от Сен-Мало еще 130 миль. К югу от Бреста начинаются Южная Бретань и Бискай. На востоке лежит побережье Нормандии.

Навигация и морская практика
В районе Сен-Мало амплитуда приливов составляет 12 метров. Приливные течения в открытом море достигают скорости три с половиной узла, в узкостях и проливах могут быть втрое быстрее. Планировка каждого перехода должна учитывать это обстоятельство. Имеется бесчисленное количество мелей и камней, в том числе на подходах к гаваням. Акватория хорошо обставлена. Если приливное течение идет против ветра, море становится особенно бурным. Если течение идет через мель или параллельно ей, надо считаться с частыми и порой опасными перепадами уровня воды.

Чартер
Наша Sun Odyssey 40.3 принадлежала флоту компании Naviloc. Она работает в Сен-Мало с 2012 года и располагает 32 судами разных типов. Флот очень пестрый: французские килевые крейсера, маленькие лодки с тяжелым швертом (First 21.7) или двумя килями (RM 88), алюминиевые яхты со швертом (Ovni 345 и Allures 45), один кеч, одна X-Yacht и одна Hanse. SunOdyssey 40.3 2006 года постройки стоит 1718 евро (до 29 марта и после 21 сентября), до 2200 евро (от 20 июля до 18 августа), депозит равен 2000 евро. Лодки сдаются без одеял, подушек, постельного белья и полотенец, все это стоит 25 евро на человека.

Как добраться
Лучше всего на прокатной машине, в гавани есть бесплатная стоянка. Аэропорт Динар/Сен-Мало принимает самолеты RyanAir из Лондона, а также AirFrance из Парижа. Аэропорт Гернси принимает некоторых дискаунтеров, до Сен-Мало можно будет добраться на скоростном катамаране.

Погода и ветер
Господствующие ветра приходят с запада и северо-запада, в ясные солнечные дни надо учитывать суточный ход ветра от морского бриза к береговому и наоборот. С июня по сентябрь температура воздуха выше +20 градусов, температура воды редко поднимается выше +16 даже в самые жаркие дни.
Гавани и якорные стоянки
Почти все гавани имеют подводные стенки, защищающие их от полного ухода воды при отливе. Одновременно это значит, что войти в такую гавань или покинуть ее можно только в редкие часы полной воды. Во время якорных стоянок и на подходе к гаваням нужно учитывать реальную глубину воды в текущий момент.

Сокращенный вариант. Опубликовано в Yacht Russia №8 (66), 2014 г.