Крупнейшее приключение моей жизни

Плавание вокруг целой страны – вокруг Италии! — это нерядовое приключение. Эгмонду Фриглю удалось получить уникальные впечатления, правда, на это понадобилось шесть лет пути







Текст Эгмонда Фридля

Ходить под парусом в итальянских водах очень приятно, однако эти ощущения вряд ли можно назвать особо выдающимися. Но у меня появилась идея! И я записал в своем только что купленном дневнике в самом начале 2006 года: «Вот уже пару дней я нахожусь в возбужденном состоянии. Меня посетила мысль, как отправиться в «большое плавание», несмотря на семью и работу».

Решение было очень простым: «Ты должен осуществлять плавание поэтапно». Мой выбор пал на Италию. Я принял решение обогнуть весь итальянский «сапог», включая Эльбу и Сицилию. Причем идти следовало все время вдоль берега, причем на небольшом открытом швертботе. Оглядываясь сегодня на события того плавания, вспоминать его очень приятно.

То, что подобное плавание потребует немалого времени, было ясно для меня с самого начала. Но то, что на него потребуется почти шесть лет, я вначале даже и не предполагал. И с хорошим настроением в октябре 2006 года я поднял паруса в генуэзском порту.

Моя цель находилась на другом, адриатическом побережье Италии – это был Триест. Я использовал каждую свободную неделю или декаду для того, чтобы хоть чуть-чуть продвинуться вперед по моему маршруту. Между плаваниями лодка оставалась там, куда я приходил – до следующего этапа плавания. Часто проходили месяцы между возможностью вновь взяться за румпель и развернуть паруса. Однако это было не так страшно. Куда важнее для меня была возможность иметь ясную цель перед глазами. Это оказалось куда интереснее и приятнее, чем после длинного плавания возвратиться в исходный порт.

Сегодня я с легкостью могу вспомнить все моменты моего плавания. Вот впереди еще 3000 миль, ровно в 12 часов дня моя маленькая лодка спокойно выскальзывает из огромного порта Генуи на гладь Средиземного моря. Я открываю бутылочку Мирто и выливаю в море на все четыре стороны по нескольку капель вина, сам делаю большой глоток и желаю себе и моему суденышку удачи в плавании.

После этого я делаю большой круг для того, чтобы убедиться в работоспособности специально купленного для этого плавания автопилота, и ложусь на нужный курс. Начало положено. Миля за милей, бухта за бухтой, от одного мыса к следующему лежит мой путь вокруг Италии. Под конец за спиной будет больше сотни дней пути – и ни один из них не будет похож на другой.

Моя лодка OctoberFirst, на которой я отправился в плавание, представляет собой швертбот типа DrascombeLongboat: надежный, мореходный и достаточно вместительный, чтобы ночевать на нем под тентом. В наших широтах он малоизвестен, а вот английское побережье буквально усеяно «Дрескомбами». Их надежнейшие шверты и рули из нержавеющей стали могут быть вставлены и вынуты из корпуса одним движением руки – это позволяет без труда вытянуть лодку на пляж. С его необычным вооружением иола и гротом типа гуари (с гафелем, почти параллельным мачте) лодка на ходу оказывается просто великолепно сбалансированной и прекрасно управляется.

Кроме того, такой тип вооружения дает массу возможностей для взятия рифов. Если же на море штиль, я запускаю подвесной мотор – очень важная и полезная опция. За годы моего путешествия меня часто спрашивали, как можно встречать шторма на таком маленьком суденышке. Я скажу, что избыток ветра не является моей главной проблемой. Скорее, наоборот.

Конечно, в моей практике была встреча с осенним сирокко у восточного побережья Сицилии, который выбросил меня в Мессинский пролив под зарифленным стакселем размером с носовой платочек.

Неожиданно я увидел белое пятно, стремительно движущееся на меня через метровые волны, – это прорывался спасательный катер итальянской береговой охраны. Когда он оказался на расстоянии окрика, я руками сигнализировал, что на борту все в порядке. Но экипаж катера твердо намерен был проэскортировать меня до гавани.

Читайте также  Покинув берега Босфора… Турция-Болгария-Румыния

Позднее уже на берегу они рассказали мне, что тревогу поднял увидевший меня капитан торгового судна. Наверное, этот хороший человек счел, что я нахожусь в опасности. Он, вероятно, даже и представить себе не мог, что кто-то на столь маленькой лодке будет в такую погоду находиться в море добровольно.

Годом ранее, в 2007 году, я столкнулся со столь сильным ветром, что мой швертботик глиссировал под голыми мачтами. Я намерял скорость ветра около 50 узлов. Этот ветер в серый зимний день загнал меня в гавань Цефалу на северном побережье Сицилии. Но в опасности я не был и тогда.

Гораздо чаще, чем со штормами, я сталкивался со штилями. Слабые или очень слабые ветра были в порядке вещей в ходе каждого из 14 этапов моего путешествия. Приходилось в буквальном смысле слова ловить каждый приходящий порыв. В среднем я проходил порядка 30 миль за день, но порой бывало и всего 10. А вот при идеальных условиях мне удавалось за день пройти и 70, но это было, как я уже сказал, исключением.

Не имея твердо запланированного маршрута на день, я каждый вечер должен был задумываться, где я ошвартуюсь этой ночью. Почти никогда я не заходил в марины. Чаще всего я останавливался в небольших городских гаванях или у рыбаков. Это дало мне возможность познакомиться с массой различных людей, которые оставили в моей душе больше впечатлений, чем ветер и погода.

Незабываемым был приход в Августу (на восточном побережье Сицилии) после тяжелого ходового дня. Здесь практически не было места для небольших парусных лодок. Гигантская торговая гавань с танкерами на рейде и огромными терминалами наподобие высокого мыса выдавались в море из города. Наконец внутри гавани я обнаружил небольшой закуток, где смог ошвартоваться. Поблизости никого не было. Я постучался в дверь вахтенки, где день и ночь сидят в ожидании подходящих судов экипажи бортовых буксиров. После короткого выяснения, кто я и что я здесь делаю, меня усадили за стол, угостили кофе и стали расспрашивать о моем путешествии.

Скоро мой OctoberFirst перестал быть «неизвестным солдатом» – он был обнаружен и подвергся оживленному комментированию. Тут нет ничего удивительного – каждый итальянец имеет врожденное чувство понимания удачного дизайна и правильных пропорций.

Ну а докеры в Августе к тому же еще и хорошо разбираются в лодках. Посмотреть на лодку подходили все новые и новые люди. В качество ответного жеста мне было предложено осмотреть их необычайно массивный деревянный буксир.

В ту ночь мне не пришлось спать под своим тентом. Мне предложили воспользоваться койкой в каюте стоящего на ремонте лоцманского катера. Но перед этим Джорджио, руководитель группы моряков, предложил мне съездить в город на его машине, и я с удовольствием согласился.

Когда я прогуливался по улицам, я был совершенно очарован этим городом. Я бы никогда не догадался, что в этом чисто промышленном городе может быть столько красоты и царит приятная атмосфера. Старые, частично обветшавшие дома с их милыми круглыми балконами и роскошными подъездами, изящно оформленные модные магазины, элегантные женщины, вид через бухту, залитую огнями, и полумесяц Луны в чистом небе. Все это никого не может оставить равнодушным.

Как и во многих других местах, далеких от туристических маршрутов, здесь бары полны жизни, а аперитив и огромная тарелка изысканных закусок, которая позволит полностью насытиться, обойдутся не более чем в три-четыре евро.

Хорошая еда – это одно из типичных туристских итальянских клише. Но это на самом деле что-то. К примеру, в самой крохотной деревушке из числа тех, где мне приходилось останавливаться на ночлег, мне не составляло никакого труда раздобыть свежие продукты. В течение каждого дня, который я проводил под парусами, я наслаждался обилием различных деликатесов, таких как различные сорта сыра и ветчины, тунец, помидоры, оливки, свежий инжир, апельсины и многое другое. И вечером в порту я готовил на своей газовой плитке очень вкусные вещи.

Читайте также  Белиз. Недооцененное сокровище

Какое значение имеет прием пищи в Италии, я понял, когда по ошибке попытался пересечь закрытую для мореплавания область военно-морских учений к югу от Рима. Когда я понял, что иду не туда, ко мне подошел военный катер, который сообщил мне о том, что дальнейшее движение в выбранном направлении запрещено. Когда они узнали о цели моего плавания, то сказали мне так: «Постойте на якоре полчасика. Потом у нас будет трехчасовой перерыв на обед и вы сможете спокойно пройти через зону боевых стрельб. Чао!» – и исчезли.

Конечно, далеко не всегда проблемы решались столь элегантно. Особенно под конец каждого из этапов плавания, когда я начинал задумываться, где можно оставить лодку на ближайшие недели или месяцы.

Несколько раз я оставлял мой швертботик в сараях у фермеров, порой – в автомастерских или на небольших верфях. Очень часто он оставался на воде – под мостом или просто на буйке. К счастью, лодка удачно пережила все это.

Самым сложным был поиск длительной стоянки в Калабрии. Здесь многое обстоит совсем не так, как в остальных частях страны, поскольку всем заправляет мафия, называемая в этих краях «Ндрангета». С ней мне пришлось свести довольно близкое знакомство.

С помощью GoogleEarthя отыскал сравнительно небольшую гавань, которая не была отмечена ни в путеводители, ни в лоции, ни на карте. С удивлением смотрел я на красные запрещающие надписи, украшавшие совершенно пустой пирс. Тут же появились двое крепких мужчин с револьвера на поясах и в сопровождении сторожевой собаки. Все, что мне было позволено, – это дозаправить под их внимательным наблюдением свой топливный бак из собственной канистры, после чего я был вынужден немедленно отчалить. На мой вопрос, что это за гавань и почему она пуста, был дан краткий ответ, сопровождавшийся пожиманием плеч: «Частная собственность».

В районе Аспромонте, столицы Ндрангеты, вообще очень немного гаваней. А те, которые есть, довольно часто заброшены, занесены песком или попросту недостроены. Это во многом касается и региона в целом – его промышленность выглядит убогой, заброшенной и неразвитой.

Когда я проходил эти не очень-то гостеприимные края и оказался в районе мыса Спартивенто, то ошвартовался в местечке под названием Роцелла-Ионика.

Гавань выглядела совершенно необитаемой,
хотя уже была пора вынимать лодки из воды перед наступающей зимой.

И человек из коммунальной службы сказал мне так: «Оставить вашу лодку на несколько недель? Невозможно, вы можете стоять здесь не больше трех дней! – И продолжил: – Они выгонят меня, если я дам вам стоянку». Гавань была абсолютно пуста, однако в ней не было места для моей маленькой лодки. «У нас большой лист ожидания», – сообщил этот синьор мне напоследок.

Это все выглядело каким-то гротеском, но я не мог ничего изменить. Уже в последний момент, когда подошла пора собираться домой, я встретил местного аборигена Мауро, располагавшего собственным стояночным местом, которое стоило ему 100 евро в месяц. Для начала он запросил с меня 300, потом начал торговаться. Моей злости не было предела, но сам факт нахождения стоянки заставил меня примириться с обстоятельствами. Это было в ноябре 2011 года.

В марте 2012-го я вернулся назад и, к счастью, обнаружил свою лодку нетронутой и готовой к продолжению похода. Надо сказать, что швертбот вообще не доставлял мне никаких технических проблем. Мелкий ремонт, расконсервация, периодическая окраска подводной части – вот и все, что я делал.

Для перемещения между южной Германией и местами стоянок моего швертбота я использовал различные виды транспорта. Чаще всего свой собственный автомобиль, но порой и автобус или скоростной поезд (особенно ночью). Один раз я воспользовался и самолетом. Большая пауза пришлась на отрезок между концом 2008 года и началом 2011-го. В это время я слетал в США, купил там еще одну лодку и дошел на ней до Сардинии. На столь долгий период я не оставлял свой October в чужой стране, а отвез его на трейлере на родину.

Читайте также  В тени вулкана

Не будут ли перерывы между отдельными этапами снижать впечатление от «большого плавания»? Не пропадет ли мотивация идти дальше до конца? Этими вопросами я задавался в самом начале. Но уже после первых этапов я понял: «Цель оправданна! Чем дальше идет плавание, тем больше я радуюсь каждому новому отрезку побережья». И перерывы между плаваниями лишь сильнее стимулировали меня к их продолжению. В полном спокойствии я готовил и изучал карты и лоции для следующих этапов, знакомился по книгам с историей, культурой и жизнью региона, который мне предстояло посетить.

На трех этапах меня сопровождали двое моих маленьких детей. Сразу же изменились приоритеты. Общение и игры заменили стремление пройти как можно больше миль.

Практика показала, что дети не могут находиться в лодке более двух часов подряд, даже если они сами стоят на руле или занимаются настройкой парусов. Поэтому дни протекали в основном в купаниях и многочасовых лежаниях и играх на красивых пляжах. Вместо ночевки на лодке мы теперь предпочитали жить в отелях, а один раз – в частном доме.

Когда я был один в пути, я позволял себе не только любоваться проплывающими мимо пейзажами. Например, фантастическими были берега и потаенные бухты в районе Гаргано. Было просто невозможно противостоять соблазну войти в каждую из этих пустынных бухточек, вытащить лодку на берег и прыгнуть в кристально чистую воду. Не один раз я поблагодарил себя за то, что выбрал для этого плавания маленький швертбот. С большой яхтой такое было бы невозможно.

И разумеется, в таком плавании не может быть и речи об однообразии. Разве что в Адриатике в одном из мест в северной Италии тянется бесконечная прямая как стрела береговая линия. И только по приходу в дельту реки По и венецианскую лагуну пейзаж сменился. Благодаря сильным ветрам я смог близко познакомиться с ландшафтами в долине По и посетить под парусами некоторые из рукавов ее дельты. Двумя днями позднее я вошел в зеркально-гладкие воды венецианской лагуны и взял курс на Маркусплац.

Столь же незабываемым, как первый день пути, стало и мое расставание с Италией. Я вновь был со своими детьми, которые здорово выросли за время моего пути и превратились в бравых моряков и отличных пловцов.

Прекрасный ветер принес нашу лодку в Триест. Здесь нас душевно приняли коллеги из яхт-клуба Adriatico и общества SocietaTriestinadellaVella. Добродушие и гостеприимство позволили мне немедленно позабыть все трудности и неудобства, пережитые на моем пути. Что останется со мною навсегда, так это бесчисленные восхитительные моменты, которые довелось пережить.

Опубликовано в Yacht Russia №54 (7 — 2013)

Справка
Длина береговой линии Италии от Генуи до Триеста составляет почти 5500 километров, включая Эльбу и Сицилию. В Адриатике автору пришлось немало лавировать, так что в сумме он прошел заметно больше 3000 миль

Архив
Drascombe Longboat с вооружением иола


Длина   6.60 м
Ширина   2.00
Осадка   0.3-1.3 м
Водоизмещение   400 кг
Площадь парусности   16 кв. м.

Открытый швертбот создан на основе разработок британца Джона Уоткинсона. Он не может соревноваться с легкими спортивными лодками, но эта неторопливая яхточка отличается высокой мореходностью и прекрасно ведет себя в штормовую погоду. Четырехсильный подвесной мотор выручает в моменты затишья, установленный автопилот позволил управлять ею в одиночку.