К 100-летию ВФПС. Испытание Стокгольмом

Второй материал из цикла, посвященного 100-летию создания Российского парусного гоночного союза, чьей прямой наследницей является Всероссийская федерация парусного спорта. В этой части — рассказ о первой Олимпиаде российских яхтсменов — Олимпиаде в Стокгольме









Текст Сергея Борисова

Продолжение. Начало в Yacht Russia №40 (4 — 2012)

   

Нет времени

День рождения Российского парусного гоночного союза – 14 марта 1912 года – отметили истинно по-русски: с безоглядным размахом, бесконечной сменой блюд, бесконечными же тостами и разговорами до утра. К полуночи собравшиеся в ресторане Санкт-Петербургского парусного клуба договорились до того, что правительству не мешало бы создать специальное Министерство спорта. К утру об этом говорили как о деле решенном, и кто-то из присутствующих уверял, что император уже дал соответствующее распоряжение и теперь важно, чтобы создание нового министерства не увязло в бюрократических проволочках.

Не это утро, но следующее все расставило по своим местам. Никакого министерства спорта нет и не будет, по крайней мере в ближайшие годы. И вообще все было не так радужно. До Олимпиады, ради которой по большому счету и был создан Российский парусный гоночный союз, времени оставалось мало, его, можно сказать, вообще не было. Ну что такое четыре месяца?

Для решения насущных вопросов срочно было созвано совещание представителей яхт-клубов, входивших в РПГС. На совещание прибыли делегаты от Императорского Санкт-Петербургского яхт-клуба, Императорского речного яхт-клуба, высочайше утвержденного Невского яхт-клуба, Санкт-Петербургского парусного клуба, Гаванского парусного клуба, Стрельнинского парусного клуба. Присутствовали также чиновники от Морского министерства.

На заседании было подтверждено, что РПГС принимает единые международные правила гонок и берет курс на развитие в России R-классов: А, R23, R19, R15, R12, R10, R9, R8, R7, R6. После этого был зачитан текст заявления о вступление в Международный парусный союз (IYRU).

На подобных собраниях всегда найдется кто-то, кто будет против даже положений совершенно очевидных. Не обошлось без этого и на этот раз. Было высказано предложение уравнять в правах американскую формулу обмера и европейскую.

Предвидя возражения, выступавший сразу оговорился, что американская формула далека от совершенства, в нее едва ли не ежегодно вносятся серьезные изменения, однако большинство яхт в России были обмеряны именно по ней. И вообще пусть американские гоночные яхты не так надежны и долговечны, как яхты европейские, зато они лучше ходят в сильный ветер!

Последнее было сказано явно зря, потому что разговоры о том, кто лучше – «американцы» или «европейцы», за последние годы всем изрядно надоели, к тому же это уводило в сторону от главного. Выступавшего достаточно бесцеремонно прервали, напомнив, что вводить новую формулу обмера повсюду и немедленно никто не собирается. И вообще сейчас надо думать об Олимпиаде. Нет ничего важнее!

Председатель собрания напомнил, что 27 мая 1909 года на встрече Международного олимпийского комитета (МОК) в Берлине, было решено провести следующую Олимпиаду в Стокгольме. Воодушевленные шведы тут же принялись за дело. Был построен новый стадион, еще кое-какие сооружения… Что же касается парусных соревнований, то за их организацию взялся Королевский шведский яхт-клуб. Его предложения были оглашены на встрече МОК в Будапеште 23 мая 1911 года и в тот же день утверждены. Итак, местами проведения гонок стали Нюнесхамн и Сандхамн. Было решено, что в олимпийской регате примут участие яхты четырех классов – R12, R10, R8, R6. Вопрос об участии в регате яхт R15 был решен отрицательно из-за неизбежных сложностей с комплектованием экипажей, поскольку принимать участие в олимпийских играх могли тогда только любители. В каждом классе страна-участница могла выставить две яхты.

Свою краткую речь председатель собрания завершил просьбой к собравшимся высказываться кратко и по существу вопроса.

Слово попросил представитель Санкт-Петребургского речного яхт-клуба. Кратко у него не получилось, по существу – отчасти.

Для начала оратор не без гордости напомнил, что именно по инициативе его клуба в конце 1910 года был создан Организационный комитет по подготовке сборной команды России к участию в играх V Олимпиады. После этого он повел рассказ о том, что было сделано Организационным комитетом для решения проблемы комплектования экипажей, ведь эта проблема для России даже более актуальна, чем для других стран. В Англии, в той же Швеции или «братской» Финляндии люди благородного звания не гнушаются собственноручно управляться со снастями, в России же за редчайшим исключением этим занимаются наемные матросы. Хозяин яхты в лучшем случае берет на себя роль рулевого. Выход из положения виделся в вовлечении в парусный спорт студенчества. Вот уж кто настоящие любители! Это во-первых. А во-вторых, молодежь еще не погрязла в высокомерии, ее легко воодушевить, она готова к свершениям, лишь бы цель была достойной. А есть ли цель достойнее, чем победа на Олимпиаде? К сожалению, на этом пути оказалось много рогаток.

Согласно законодательству Российской империи студенты не имели права быть членами каких бы то ни было клубов.

Поэтому студенческому парусному кружку, ютившемуся на Крестовском острове, потребовалось пережить поистине танталовы муки, прежде чем был утвержден устав и кружок стал яхт-клубом. Согласно уставу клуба его членами могли быть исключительно студенты высших учебных заведений и их преподаватели. На 60 членов клуба приходилось 30 судов, в том числе 11 парусных, 2 моторных, 8 шлюпок и 7 буеров.

Читайте также  Питер Блейк. Легенда на все времена

Однако, как поведал оратор, сделав паузу, расчет на студентов себя не оправдал. Стать членом клуба могли лишь студенты из обеспеченных семей, и эта юная поросль оказалась не менее чванливой, чем старшее поколение. Конечно, многие из студентов горели желанием поехать на Олимпиаду, однако всем известно, что нет страшнее человека на борту, чем преисполненный энтузиазмом дилетант.

В зале засмеялись, раздались редкие хлопки, и довольный произведенным эффектом оратор продолжил. Исправить ситуацию Организационный комитет решил за счет «волонтеров». В 1911 году Санкт-Петербургский речной яхт-клуб внес соответствующее дополнение в свой устав, допускавшее в клуб «безденежную» молодежь без права членства. «Волонтеры», не имевшие своих судов и добровольно выполнявшие роль палубных матросов, уже успели проявить себя в гонках прошлого сезона. «Именно они наша надежда!» – заявил оратор.

Из зала поинтересовались: и все же достаточно ли людей, чтобы укомплектовать экипажи восьми яхт! На это выступавший ответил в том смысле, что, будучи реалистом, он сомневается в том, что Россия сможет выставить олимпийский флот «полным комплектом». Но если это все же произойдет, «волонтеры» найдутся.

Следующий вопрос, само собой, был о яхтах. Эту проблему постарался всестороннее осветить представитель Санкт-Петербургского парусного клуба. На его взгляд, у данной проблемы было два угла, и оба острые.

Долгие годы при строительстве килевых яхт в России предпочтение отдавали яхтам американского типа, имеющим узкий килевой плавник и облегченный набор корпуса. Однако желание участвовать в гонках за границей привело к тому, что в России стало появляться все больше лодок, построенных по международным правилам.

Причем такие яхты строились как силами российских верфей и клубных мастерских, так и покупались за рубежами отечества. И это дало результат. В 1911 году 10-метровик «Тарпон-ІІ» в Кильской регате завоевал 8 престижных призов, в том числе почетные кубки испанского короля и германского императора. Возвращаясь с регаты, «Тарпон-ІІ» стартовал в восьми гонках в Дании и Швеции и добавил к этим своим трофеям еще 8 наград. Или еще пример: в списке трофеев экипажа 8-метровика «Норман» за предыдущий год было 11 международных призов.

Безусловно, успехи впечатляющие, но это не отменяло того факта, что яхт международных классов у России тогда было до прискорбия мало. В принципе их было достаточно, чтобы сформировать полноценный «флот», однако далеко не все владельцы были готовы предоставить свои суда для участия в Олимпийских играх. Можно ли их осуждать за отсутствие патриотизма? Наверное, да. Увы, это вряд ли что-нибудь изменит.

Поблагодарив выступавшего, председательствующий попросил собравшихся в своих высказываниях не ударяться из крайности в крайность. И безудержный оптимизм, и беспросветный пессимизм, отметил он, одинаково вредны. Нужно сделать все, чтобы «парусная сборная» России выступила в Стокгольме достойно. Меньше слов, дела больше, а время – на счет, его почти нет…

Надежды и огорчения

Русские долго запрягают, но быстро ездят. Эта пословица применительно к Олимпиаде 1912 года оправдала себя в полной мере. Сначала никак не могли раскачаться, зато последние месяцы велась лихорадочная работа. Способствовало этому прежде всего то, что правительственные круги, словно опомнившись, вдруг увидели в Олимпийских играх великолепное средство укрепления международного авторитета Российской империи. Дальше – больше: участие России в Играх 1912 года взял под свое монаршее покровительство император Николай II. Вот все и засуетились, и, как водится, суета эта порождала массу ошибок и нелепостей. В частности, формирование команд по отдельным дисциплинам велось, что называется, как бог на душу положит. Зачастую в сборную включались не лучшие атлеты, а «середнячки». С футбольной сборной творилось и вовсе безобразие: Москва и Петербург, дабы не уронить свое реноме, чуть ли не в ультимативной форме «выбили» себе равное представительство в команде, а хороший игрок попал в нее или так себе, это уже мало кого интересовало.

С парусной командой тоже все было далеко не гладко.

Несмотря на усилия Парусного гоночного союза и Олимпийского комитета России, выставить удалось всего три яхты.

В классе R10 – «Галлию II», среди 8-метровиков – «Норман» и «Былину». Как и предсказывали скептики, владельцы других «международников» по тем или иным причинам отказались предоставить свою собственность в распоряжение сборной команды.

Всю весну и первый месяц лета экипажи яхт усиленно тренировались, участвуя в разных соревнованиях. Лучшие результаты в них показывала «Галлия II» (была приписана к Императорскому Санкт-Петербургскому речному яхт-клубу; владелец – А. Вышеградский; построена в 1910 году; конструктор – А. Бертран. LOA 15.95; LWL 10.14; L 10.85; B 2.). Так, в начале июня она ушла из Санкт-Петербурга на гонки в Ревель, где 9 июня победила в своем классе. Но все понимали, что это так, цветочки, ягодки будут в Стокгольме.

Читайте также  Голливудский отбор: "Эссекс" и кашалот

Российские яхтсмены прибыли в Швецию своим ходом. Остальные спортсмены (всего в команде было 178 человек) – на пароходе «Бирма», принадлежавшем Восточно-Азиатскому пароходству. Если говорить о настроении, которое царило на корабле, то оно было шапкозакидательским. Россияне собирались выступить почти во всех видах олимпийской программы, и сопровождавшие атлетов официальные лица уже подсчитывали, сколько медалей «Бирма» увезет обратно в Санкт-Петербург. В том, что по числу завоеванных медалей Россия будет на первом месте, не осмеливался сомневаться никто.

Правда, без ложки дегтя не обошлось. Доктор исторических наук Дмитрий Александрович Крадман, член делегации, вспоминал, что стоило на горизонте показаться шведским берегам, как к судну подошла королевская яхта, которая забрала к себе на борт высокопоставленных особ, оставшимся же на «Бирме» олимпийцам был уготован другой прием. Как выяснилось, большинству из них перед выездом не успели или забыли оформить зарубежные паспорта. И теперь в море, даже деньги, щедро выдаваемые Министерством финансов, не могли выправить положение. Лишь благожелательное отношение шведов сделало участие россиян в олимпийских соревнованиях возможным.

По мере того как Олимпиада шествовала от помпезного открытия к торжественному закрытию, настроение в сборной России менялось, пока не стало совсем минорным. Особенно тягостное впечатление произвел на всех провал члена царской семьи, великого князя Дмитрия Павловича, участвовавшего в составе четверки российских кавалеристов в командном конкуре. Окончательно доконала всех футбольная сборная: после поражения от Финляндии 1:2 она с треском проиграла еще и Германии 0:16!

В итоге в неофициальном командном зачете олимпийская сборная России заняла лишь предпоследнее 15-е место с двумя серебряными и тремя бронзовыми медалями. Серебро завоевали борец-«средневес» Мартин Клейн и российская команда по стрельбе из дуэльного пистолета. Бронзу – Хуго-Максимилиан Куузик в академической гребле на дистанции 2000 метров, рижанин Гарри Блау в стрельбе по подбрасываемым голубям и…

Первая попытка

На палубе арендованного организаторами соревнований парохода «Сага» было тесно от репортеров и членов судейского корпуса.

Была суббота, 20 июля. Ветер легкий, с берега, силой 3–5 метров.

Вчера, в пятницу, все яхты, которые должны были принять участие в олимпийской регате, прибыли в Нюнесхамн и Сандхамн. Cпортсмены разошлись по местным гостиницам и пансионатам, куда на всякий случай были доставлены раскладные кровати, белье и одеяла со складов королевского военно-морского флота. Лишь немногие отправились в Стокгольм, чтобы провести ночь в более цивилизованной обстановке. Но и тем и другим рано утром надо было быть на своих яхтах… чтобы стартовать в олимпийской регате.

Ровно в 11:00 был дан старт для яхт R12. Яхты младших классов стартовали с интервалом в четверть часа.

В классе 10-метровиков завязалась острая борьба, хотя ветер был не ахти каким сильным. На лавировке лучше всех проявила себя шведская «Кити», финская «Нина» уверенно шла второй, но у самого финиша едва не пропустила вперед «Галлию II». Русскому экипажу не хватило буквально нескольких секунд, и оттого эта неудача была особенно обидной.

Среди 8-метровиков первой линию старта пересекла шведская «Без козыря», за ней последовал норвежский «Тайфун». На дистанции шла жесткая борьба, но закончилась она для российских яхт «Норман» и «Былина» плачевно – два последних места.

На следующий день, в воскресенье, 21 июля, ветер был еще слабее.

Среди R10 лидерство захватила «Галлия II», но вскоре ее обошла «Китти». Так они и финишировали.

Схватка 8-метровиков стала главным событием дня. Лидерство сразу захватил «Тайфун». «Норман» шел последним, однако, обогнув желтый буй и выйдя на финишную прямую, поймал ветер и стал быстро догонять соперников. И тут при постановке спинакера за борт падает баковый. Ему бросили спасательный круг и подняли на борт, но гонка, как и олимпийские соревнования, уже закончились – бесславно и для «Нормана», и для «Былины».

В понедельник «Нина» и «Галлия II», имевшие в активе по одному второму месту и одному третьему, выясняли, кому достанется бронзовая медаль, а кому серебряная. В этой схватке победу одержала «Нина», выиграв у «Галлии II» три длины корпуса.

Бронзовые медали V Олимпийских игр в Стокгольме были вручены членам экипажа российской яхты «Галлия II», класс R10, в составе: Эспер Белосельский-Белозерский, Эрнест Браше, Николай Пушницкий, Александр Родионов, Филипп Штраух, Карл Линдхолм, рулевой – Иосиф Шомакер.

Когда экипажи «Галлии II», «Нормана» и «Былины» появились на званом вечере все в том же ресторане Санкт-Петербургского парусного клуба, спортсменов приветствовали стоя и аплодисментами. Всего три яхты – и сразу медаль, пусть и бронзовая. Это ли не успех? Так пусть все говорят об олимпийском провале, Российскому парусному гоночному союзу краснеть не за что. И то ли еще будет! А ждать недолго, всего-то четыре года.

Через два года началась война.

Когда говорят пушки, молчат не только музы.

Продолжение в следующем номере

Опубликовано в Yacht Russia №41 (5 — 2012)

Справка
Как стать олимпийцем

Читайте также  Fazisi, made in USSR. Четверть века знаменитой яхте

23 июня 1894 года в Париже состоялся Атлетический конгресс, который стал и первым олимпийским конгрессом, поскольку его усилиями был создан Международный олимпийский комитет. В состав его вошли 13 человек (при голосовании воздержавшиеся «не предусматривались», и решение принималось большинством голосов). Одним из этой чертовой дюжины стал россиянин – генерал российской армии Алексей Дмитриевич Бутовский. Произошло это не случайно.
В 1992 году Бутовский, посланный в Европу для ознакомления с тем, как там поставлено дело физического воспитания, встретился с бароном Пьером де Кубертеном. Разговор был долгим, и в результате де Кубертен приобрел в лице Бутовского горячего сторонника своих планов. Генерал заверил, что постарается заинтересовать правительство Российской империи идеей возрождения Олимпийских игр. Вернувшись на родину, генерал составил соответствующую докладную записку, которая, увы, оставила равнодушными власть предержащих. Тогда Бутовский решил обратиться к общественности, но и это не дало желаемого результата, поскольку даже искренне увлеченные спортом люди не верили, что из затеи барона де Кубертена выйдет что-нибудь путное.
С тяжелым сердцем Алексей Дмитриевич писал де Кубертену: «В России к проблеме физического воспитания относятся с большой долей безразличия. Наша пресса вообще не заинтересована в том, чтобы освещать вопросы физического воспитания… Тем не менее я не отказался от надежды образовать комитет в поддержку Олимпийских игр».
Стараний своих Бутовский действительно не оставлял. Понимая, что лучшее доказательство серьезности намерений Международного олимпийского комитета – триумф первых Игр в Афинах, он принял самое деятельное участие в их организации. Он же постарался сделать так, чтобы в соревнованиях принял участие хотя бы один спортсмен из России. И такого человека он нашел. Заявку на участие в играх 1896 года подал киевлянин Николай Риттер, желавший проявить себя в борьбе и стрельбе. Однако в последний момент Риттер свою заявку отозвал, по каким причинам – неизвестно. Известно другое: по возвращении в Россию Николай Риттер ходатайствовал перед министром внутренних дел, министром народного просвещения и военным министром об учреждении отделения «Олимпийские игры» при Российском атлетическом комитете. И получил отказ.
Фиаско постигло и известного общественного деятеля Алексея Лебедева, по инициативе которого в Петербурге 27 октября 1897 года представители десяти спортобществ обсуждали вопрос участия российских спортсменов в парижской Олимпиаде 1900 года.
На Олимпиаде в Париже неофициально Российскую империю представляли три фехтовальщика. Нам известны имена двоих из них – офицеров русской армии Юлиана Мишо и Петра Заковорота, они заняли пятое и седьмое места в состязаниях саблистов.
Олимпиада в Сент-Луисе прошла без участия российских спортсменов, зато на IV Олимпийских играх в Лондоне, в 1908 году, Россия получила первую золотую медаль – ее завоевал фигурист Николай Панин-Коломенкин. Борцы Алексей Петров и Николай Орлов были удостоены серебряных медалей. Если учесть, что российская делегация состояла из восьми человек, такой результат можно считать выдающимся.
Успех предстояло закрепить на играх 1912 года. После создания российского Олимпийского комитета (его почетным председателем стал барон Феофил Мейендорф, председателем – Вячеслав Срезневский, его заместителями – Алексей Лебедев и граф Георгий Рибопьер, ответственным секретарем – Георгий Дюперрон, казначеем – Иван Бергман) было опубликовано обращение-воззвание комитета к гражданам России, в котором, в частности, говорилось:
«На IV Олимпиаду в Лондоне были командированы некоторыми обществами… представители России. Из пяти участников один вернулся с первым призом, двое со вторым. Этот факт, а также то обстоятельство, что русские любители: атлеты, борцы, конькобежцы, гребцы, гимнасты, стрелки, футболисты и другие нередко одерживали победы над знаменитостями в России и за рубежом, позволяют быть уверенными, что при правильной организации Россия может показать себя на Олимпийских играх 1912 года с лучшей стороны».
Увы, «с лучшей» не получилось. Соответствующие выводы были сделаны, и для подготовки к следующим играм были проведены в Киеве и Риге, соответственно в 1913 и 1914 годах, две всероссийские Олимпиады. В уставе российского Олимпийского комитета появилось дополнение, что задачей РОК является подготовка и к этим соревнованиям. Также оговаривалась возможность создания местных Олимпийских комитетов, подчиняющихся РОК. Вскоре были созданы Петербургский, Киевский, Одесский и Прибалтийский олимпийские комитеты.
Планов было множество. Многое уже делалось. Но началась война, впоследствии названная Первой мировой, и жизнь в яхт-клубах постепенно замерла. А потом грянула революция, и большевики объявили Российский олимпийский комитет «буржуазным детищем», и он был упразднен.

Лишь в апреле 1951 года был создан Национальный олимпийский комитет СССР. При этом никто даже не упомянул о том, что, дескать, существовал некогда Олимпийский комитет Российской империи. Ни о какой преемственности и речи быть не могло! 7 мая 1951 года 45-я сессия МОК вынесла решение о признании Олимпийского комитета СССР как общественной организации, представляющей советский спорт в международном олимпийском движении.
Прошло чуть менее 40 лет, и 1 декабря 1989 года, еще в рамках олимпийского движения СССР, был основан Олимпийский комитет России. Полную самостоятельность он приобрел в 1992 году.