Гарик Сукачев. Абсолютно свободный

В паруса можно влюбиться, как в женщину, как в музыку… Мы ехали на встречу с Гариком… нет, конечно же, с Игорем Ивановичем Сукачевым, чтобы открыть для себя еще одну грань его личности. Музыкант, поэт, актер, режиссер… Яхтсмен! 






Беседовал Дмитрий Воскресенский

  

Гарик Сукачев дал интервью журналу YachtRussia:

– Игорь Иванович, мало кто знает о вашем увлечении парусом…

– Просто я это не афиширую. На яхте я много времени провожу с семьей, с друзьями, это та часть моей жизни, в которую нет доступа посторонним.

– А как все началось? Ведь паруса в нашей стране долго были чем-то экзотическим…

– У меня и моих друзей в свое время были моторные лодки, и на этих «моторах» мы бороздили просторы Пестовского, Клязьминского и Пироговского водохранилищ. Продолжалось это довольно долго, но в конце концов как-то приелось. Одни и те же берега, и этот рев мотора… Надо было что-то менять. Был вариант – взять что-то большое и мощное и отправиться в новые края, но мой приятель Миша Петрига предложил другой выход. Миша давно ходит под парусами, его старый парусник «Аист» до сих пор стоит на Клязьминском водохранилище, и вот, выслушав мои сетования, он сказал нам с женой: «Послушайте! Какой мотор? О чем вы? Вы же взрослые люди! Пора вам переходить на паруса». Я задумался: мысль интересная… Начал интересоваться, наводить справки, и вот же удача, через несколько дней меня познакомили с Сергеем Безруком, представителем компании Jeanneau в России. Он спросил: «Это правда, что вы хотите приобрести парусную лодку?» Я отвечаю: «Ну не купить, об этом еще рано, но попробовать походить под парусом – да, готов». Тогда Сергей говорит: «Есть симпатичная лодка. Называется Jeanneau 42. Состояние идеальное. Все опции. Кокпит просторный, загорать можно… Хозяин продает срочно, так как собирается приобрести яхту больших размеров. Стоит лодка в Хорватии. Нет желания прилететь и посмотреть на нее? Ну и под парусом походите, узнаете, что это такое, почувствуете». Я задумался: а почему, собственно, нет? Да и в Хорватии ни я, ни жена еще не были. Заодно и страну посмотрим… Спрашиваю жену: «Что, Оля, делать будем?» Она улыбается: «А что тут думать, давай попробуем». Мы быстро собрались и полетели в Хорватию. Там нас встретил Сергей и прямо из аэропорта отвез в марину, к лодке. Времени у нас было мало, всего два дня, и мы, не откладывая дела в долгий ящик, вышли в море.

– И каковы были ваши первые впечатления? Помните их?

– Прекрасно помню, что я тут же престал думать о «моторах». Я забыл о них. Я вычеркнул их из памяти! Все было по-другому: вместо грохота – тишина, и никто не кричит, все разговаривают спокойно, и такое умиротворение… Мир в душе, понимаете? И восторг! Это же истинный восторг – когда ветер попутный, а над тобой гигантский спинакер. В общем, нравится или не нравится – с этим сомнений не было, и с тем, покупать или не покупать, тоже. Так у нас с Олей появилась наша первая яхта – Jeanneau 42.

Читайте также  Российская «одиночка»

– Один именитый яхтсмен как-то сказал, что лучше твоей яхты может быть только яхта больших размеров…

– На Jeanneau 42 я отходил два сезона, а потом увидел Jeanneau 45 и понял: вот она, моя лодка! Сергей Безрук помог мне ее купить.

– А с 42-й расставаться было не жалко?

– Конечно, жалко, хотя отдал я ее в хорошие руки. Но 45-футовая Jeanneau меня просто покорила. Ходить на ней – удовольствие.

– У вас есть диплом шкипера?

– Тогда в Москве, как грибы после дождя, стали появляться яхтенные школы, и я стал учиться… Могу признаться, что не был самым прилежным учеником. Я физически ненавижу говорильню, так уж устроен, другое дело – практика. Чтобы получить диплом, мне нужно было иметь в активе 200 морских миль. На пару с моим преподавателем мы отправились в Хорватию. Был конец мая – начало апреля, холод – адский. Я тогда подхватил страшнейший бронхит, полгода не мог от него избавиться. И в той «практике» все было: спасание на водах, бросание концов, вывешивание кранцев, ну и далее по списку.

– Значит, сейчас у вас…

– Вторая яхта была у меня три сезона, а потом я отдал ее в трейдинг. Потому что… Как бы вам объяснить? Вот, допустим, есть у вас квартира. И вроде бы неплохая, но со временем она перестает вас удовлетворять. Потому что хотя бы ребенок подрос, и это не дело, что он спит в проходной комнате. И тогда вы начинаете считать деньги, прикидывать силы… Понимаете меня, да? Да, конечно, Jeanneau – это потрясающая яхта, но ей по-настоящему комфортно лишь в 30-мильной зоне. В общем, в какой-то момент я понял, что хочу сменить 45 футов на 60 или что-то похожее. Начал присматриваться. Сделать это проще всего на бот-шоу в Дюссельдорфе, куда я езжу уже лет пять. Там я и присмотрел Contest 57. Представляли лодку Любовь Ртищева и Лео Ноймайер, представители Contest в России и Черногории. Мы быстро подружились, и там же, в Дюссельдорфе, они познакомили меня с Арианом Конайном, главой голландской верфи, на которой делают эти замечательные яхты. Я сказал, что хочу лодку под себя. На это Ариан ответил, что на их семейном предприятии по-другому и не бывает. На заказчика работает целое конструкторское бюро. Учитываются все его пожелания.

– А почему Contest? До этого у вас были французские лодки.

– Понравилась. Мой вариант! Тут уж каждому свое. Скажем, мне Oyster не нравится, а один мой приятель от нее в восторге. Сейчас лодка строится. В конце октября буду в Голландии – проверю, как идут дела. А уж потом… На такой яхте можно идти куда угодно, хоть во фьорды, к ледникам. Правда, Ариан говорит: «Сразу далеко не уходи. Лодка должна быть рядом с верфью. В случае чего, все подрегулируем, отладим. Да и Голландию посмотришь, которую ты толком еще не видел. А уж затем, ладно, можно и в Норвегию». Я так думаю, что 2–3 сезона буду яхту в Голландии держать, а потом уйду туда, где тепло. Мы люди северные, нам лета хочется, ведь мы столько зимы видели…

Читайте также  По ком звонит колокол. Искусство и традиции Lloyd's

– Вы в основном ходите по Средиземноморью?

– По нему и не собираюсь оттуда уходить. Оттуда, это из Хорватии и Черногории. Ведь что такое Хорватия, ее острова? К примеру, мой близкий друг Олег Некрасов пришел в Хорватию на один сезон и задержался на годы. Я его недавно спросил: «После Хорватии куда пойдешь?» Он отвечает: «Да никуда, я еще здесь не все видел!» Вот насколько хороша Хорватия. Да и роза ветров там потрясающая. А Черногория – это открытое море, хочешь – ушел в Грецию, на Кипр, в Венецию, ходу-то всего сутки!

– Значит, спрашивать вас о кругосветке, смысла не имеет?

– Пока желания нет. Но я хочу иметь такую возможность! В том числе и поэтому я строю Contest 57. А желания нет потому, наверное, что я слишком давно на ты с морем. Многое видел, многое испытал, даже 9-балльный шторм. Он продолжался 10 дней, не давая и минуты передышки. Помню, я искал место на лодке, чтобы хоть немного поспать, но искал зря – не было такого места. Да и спать все равно было невозможно.

– Где это было?

– В Папуа–Новая Гвинея. Тогда больше 10 кораблей потонуло. Мы с друзьями там дайвингом занимались, и когда начался шторм, были на плоскодонной посудине. Такое началось – врагу не пожелаешь. Нет, не нужно мне это. К тому же, не забывайте, я человек семейный, и как семейному человеку мне нужны покой и отдых. А экстрима мне в работе хватает. Поэтому когда я в море-океане, то хочу со своей семьей, либо с друзьями отдыхать!

"Мы с друзьями занимались дайвингом, и когда начался шторм, были на плоскодонной посудине. Такое началось – врагу не пожелаешь. Нет, не нужно мне это. К тому же, не забывайте, я человек семейный, и как семейному человеку мне нужны покой и отдых. А экстрима мне в работе хватает" 

– Но парус – это труд!

– Если вы хотите лодку «с трудом», такую и покупайте. А если ваша цель – отдых, такую и стройте. Кстати, Contest 57 – это комфортная лодка для семьи из трех человек. Вообще, я один в море не хожу. Вот Олег Некрасов, о котором я говорил, он – да, ходит в одиночку. Он живет на яхте 8 месяцев. Я бы, наверное, тоже смог жить на яхте и прямо с ее борта отправляться на работу. Но именно моя работа мне этого и не позволяет.

– Так сколько получается «на круг»?

– Первые две недели я хожу со своим шкипером. Потом приезжает семья – жена и дочка. Они у меня хорошие матросы, хотя я считаю, что девушки на яхте должны отдыхать. Еще через две недели приезжают друзья. Получается, где-то шесть недель на яхте.

Читайте также  Эррол Флинн: за бортом Голливуда

– А как вообще ваш отдых… устроен?

– Мы всегда придумываем маршрут. И при этом всегда оглядываемся на дочку. Ей было три годика, когда она впервые оказалась на палубе яхты, которую я назвал «Жемчужинка» в ее честь. Дочке нужно было бегать, прыгать, купаться, загорать. Поэтому мы всегда рассчитывали маршрут и тщательно выбирали, куда идти, чтобы там, куда мы придем, были всякие там водопады, бассейны, детские площадки… Сейчас дочке уже 9 лет, но это все равно маленький ребенок, поэтому мы ходим на яхте этакими своеобразными бросками.

– А ваши друзья? Как они себя чувствуют на борту яхты?

– Я им говорю: «Ребята, все мы в детстве читали «Пятнадцатилетний капитан», «Дети капитана Гранта», все грезили морями-океанами. Вспомните – и наслаждайтесь». Этим они и занимаются.

– Сами часто за штурвал встаете?

– Со шкипером меняемся, то он рулит – я чай пью, то я рулю – он чаевничает.

– Никогда не было желания принять участие в какой-нибудь регате?

– Такт ведь я не яхтсмен, что мне там делать? Яхтсмен – это тот, кто занимается спортом. Наблюдать за регатами – да, это мне нравится. Особенно за детскими. В Хорватии немцы устраивают детские регаты – чудо просто! Сидишь себе в марине и смотришь, как малышня эта готовится, переживает, соревнуется, радуется, огорчается. Но сам я не хочу быть спортсменом и не буду. По натуре я индивидуалист, а на регатах – люди. И азарта во мне нет. Восемь лет я занимался подводным плаванием, даже стал КМС, и бросил, потому что не люблю соперничать. Не хочу быть вторым или третьим. Только первым! А когда я первый? Когда один.

– Игорь Иванович, но по телевизору-то спорт смотрите?

– Бокс. Им я тоже занимался. Но там поединок двух людей – либо ты, либо тебя. И все! Логика проста – побеждает умнейший.

– Если яхты для вас не спорт и, очевидно, не хобби, то что для вас мотоциклы?

– Хороший вопрос. Отвечу, но сначала ответный вопрос вам: что в мотоцикле и яхте одинаково?

– Скорость? Ветер?

– Самое главное – абсолютная свобода! И на том и на другом можешь рвануть, куда хочешь! Если душа просит.

– Рванули бы как-нибудь на Балтику…

– Пока планов таких нет. Хотя на Балтике, в Светлогорске, у нас квартира, семья там почти все лето проводит. Но это все нескоро. Пока мне надо построить такую лодку, какую я хочу. И она будет построена! Это первое. А второе – спустить лодку на воду, разбить о ее форштевень бутылку шампанского и устроить вечеринку в честь такого грандиозного события.

…Мы уезжали от Игоря Ивановича в расстроенных чувствах. Ну как же? Яхтсмен, который говорит, что он не яхтсмен? А потом поняли: он романтик. Что бы кто ни говорил, ни утверждал, не заверял, только романтики могут так искренне, трепетно, нежно любить паруса.

Опубликовано в Yacht Russia №47 (11 — 2012)