Дети прилагаются

Раньше яхтенная жизнь для детей ограничивались субботними прогулками по родной акватории, а сейчас им предстоит отправиться в свой первый чартер. О том, чего следует ожидать и к чему готовиться – отрывок из книги «Под парусом с детьми»


Текст Нильса Тойера

Думая о семейном отдыхе под парусом, мы представляли себе большую яхту с белоснежными парусами и кроватями-койками, как в хорошем отеле, короткие переходы от бухты к бухте – и целый букет поломок и неисправностей, о которых чартерная фирма нас, разумеется, забудет предупредить. И все же идея самостоятельного путешествия под парусом не давала нам покоя, так что лодка была заказана, и мы начали готовиться к выходу в море.

Одна знакомая, раньше работавшая на чартерной базе, узнав о наших планах, пришла в ужас: как, в море, да вместе с другой семьей, да с шестью детьми на борту? И тут же начала рассказывать об измученных родителях, вернувшихся из чартера, которые потом, не поморщившись, не могли даже взглянуть на яхту. «Ну, если что, я вас предупреждала», – завершила она свою тираду.

Предупреждали нас и о свирепых борах, которые иногда обрушиваются на побережье Хорватии. Мы же только пожимали плечами: ну да, сильный ветер, но мы не в первый раз под парусом – рифишься, и все в порядке. Ведь так?

В самом лучшем расположении духа мы отправились в Хорватию за неделю до начала нашего чартера – мы специально выделили время, чтобы немного акклиматизироваться на новом месте, а заодно пожить в палатке там, где когда-то снимали фильмы про индейца Виннету. В реальности, разумеется, все сложилось иначе: на вторую ночь, в половине второго утра, если быть точным, нам пришлось оставить свою сложившуюся от порывов ветра палатку, купленную за 1000 евро, накидать на нее земли и гравия, чтобы она осталась на месте, и усадить трех испуганных детей в трясущуюся от бури машину.

Следующая ночь была не лучше, и, пока мы плотно прижавшись друг к другу, ждали восхода солнца, в голове у меня стучала мысль: что бы мы делали, если бы такая буря застала нас не на суше, а посреди моря на девятитонной яхте?

Когда же солнце наконец взошло, нашим глазам, мутным от недостатка сна и головной боли, открылся отрезвляющий вид: волны раз за разом с огромной силой ударялись о берег, оставляя на нем целый ковер из блестящей на солнце пены. Может, вообще отменить весь этот чартер и провести оставшееся время на берегу? Напрягло нас и то, что в прибрежном городке Примоштене даже самые низкие деревья были крепко закреплены с трех сторон стальными тросами. «Мы тут к борам привычные», – со снисходительной улыбкой пояснил нам управляющий палаточного городка.

Ну а мы-то нет! Натужно улыбаясь, мы распределили между детьми листочки, на которых они должны были написать, чем их больше всего радует предстоящее путешествие: «катание на резиновой лодке», «остановки у островов» и «много места на яхте» – до этого их опыт хождения под парусом ограничивался прогулками впятером на небольшой 6,5-метровой лодке. А чего они больше всего боятся? «Боры», «налететь на подводный камни», «перевернуться», «получить пробоину»..

Читайте также  Из Полинезии в Меланезию: практика пилотажа

«Затанут», – написал самый младший.

Я сделал пару отметок в записной книжке, специально за день до выхода в море съездил в порт, чтобы встретиться с начальником чартерной базы Родди и произвести на него впечатление своими, как я надеялся, компетентными вопросами.

«У вас нигде не указана высота мачты. Сможем ли мы пройти под мостом между островами Углян и Пашман? Необходимо ли платить за посещение национального парка Корнаты, если на его территорию заходишь на яхте? Все морские путеводители советуют использовать утяжелитель для якоря – есть ли такой на нашей лодке? Также путеводители отмечают, что хорватская система координат сильно отличается от обычной WGS 84 и большинство GPS-навигаторов ее не поддерживают. Что же делать?»

Реакция Родди была однозначной: бояться нам нечего, на следующий день нужно просто загрузиться на лодку и – в добрый путь.

***

Резкие порывы ветра превратили наш выход из порта в настоящую пьесу для окружавших нас команд, которые уже, очевидно, успели опрокинуть пару кружек пива.

Харбор-мастер Марко, пока нам передавали яхту, успел объяснить, как пользоваться бортовой техникой «Анастасии», и с улыбкой добавил, что нам очень повезло с лодкой и что мы точно отлично проведем время.

На вопрос о расположении импеллера, которым я хотел показать, что и сам в технике немало смыслю, последовал простой ответ: «You will do nothing – this is my business!» («Вам ничего делать не надо – это моя работа»). И еще авторитетнее: „If there anything will not work, just call us and I will fix it». («Если что-то сломается, просто позвоните, и я все починю».)

К счастью, Марко объяснил мне и как пользоваться подруливающим устройством. О, эти подрульки! Настоящий подарок для еще не слишком в себе уверенного новичка-яхтсмена. Мы даже перенесли нашу поездку на неделю, чтобы получить лодку с подрульками! В итоге я их выключил уже через десять секунд после выхода. Не обращая внимание на не совсем приличные звуки, доносящиеся с носа, я привел сносимую течением 14-метровую яхту в чувство и взял курс в сторону Средиземного моря.

Первое впечатление: управлять такой яхтой в тесном порту даже с более или менее умелой, но никогда не ходившей на больших лодках командой без подрулек так же просто, как парковаться задом на карете с четверкой коней. Но вот мы вышли из гавани, и уже через два часа мне пришлось снова включить подрульки: швартовка в соседней гавани с экипажем в два человека и сильным порывистым ветром оказалась несколько самонадеянным предприятием для такого любителя, как я. 

Часто приходится слышать восторженные рассказы о первой ночи, проведенной на яхте в порту. Собственно говоря, сейчас это сделаем и мы, только наша первая ночь на лодке была не из приятных: мы несколько раз вскакивали с места, боясь, что лодка трется о причал, потом показалось, что включился водяной насос, да и два шквала, которые прошли над нами, тоже сну не способствовали.

Читайте также  Черногория. Заповедный уголок Адриатики

На следующее утро пришло подкрепление: на лодку всей семьей прибыли наши друзья, в том числе отец семейства в специально купленном по такому поводу костюме опереточного капитана. Как ни странно, такой абсурдный костюм как нельзя лучше подошел к нашей совершенно не морской команде: пока остальные экипажи гордо щеголяли темно-синей униформой, наши дети носились по пирсу в красном, зеленом и лиловом.

Теперь мы наконец-то смогли провести серьезный инструктаж команды, как это обычно описывается в книгах с советами шкиперам. Тем не менее вполне объяснимое приподнятое настроение перед выходом в море (хотя была надежда, что во второй раз все пройдет гладко) быстро восторжествовало над разумом. Экипаж и особенно шкипер хотели сразу же отправиться в путь: снять кранцы, закрыть рундуки, отключиться от колонки на пирсе – и вперед! Вся команда горела рвением, вот только что нужно делать понимали не все… В итоге швартовными концами никто так и не занялся.

Громкое бурление со стороны подрулек. Я на секунду теряю вид держащего все под контролем капитана. «Швартовы!» — кричу я.

Вторая попытка. Яхта как по маслу отходит от пирса. Кривая обучения взлетает вверх – от нее не отстают и барометр с термометром. 

***

Семимильный переход до острова Зларин сложно назвать «путешествием». Удалось ли нам удачно пришвартоваться в местном порту? По мнению шкипера, команда куда больше внимания уделяла замечаниям с берега, чем его указаниям. И все же по большому счету маневр удался, так что когда мы сошли на берег расположение духа у нас было как у Колумба, только что открывшего Америку.

Мы продключились к колонке на берегу, но отчего-то электричество не желало бежать к нам по кабелю. Звонок Марко. «Where are you? Zlarin? I will be there with my speed boat in about one hour». («Вы где? На Зларине? Буду на своей моторке где-то через час»). Бортовая техника – это не наша, а его забота, снова подчеркнул он, но так как мы все-таки хотели сами во всем разобраться, то настояли на телефонной консультации. Через несколько минут мы с (удаленной) помощью Марко под одной из коек нашли коробку с предохранителями. Заменили.. Ого, теперь все в порядке.

Мы даже смогли выспаться, а потом… На протяжение следующих шести дней мы ходили из бухты в бухту, купались, вставали на муринг и наслаждались прогулками под полными парусами.

Один из островов мы избрали своей Америкой и, встав на якорь недалеко от берега, отправились исследовать неизвестные земли. Увы, путь наш тут же перекрыла банда из четырех не в меру любопытных и назойливых ослов, от которых нашему разведотряду пришлось бесславно спасаться бегством, размахивая на ходу своими футболками, как тореодор красной тряпкой. 

Да, мы стали одной командой. Неплохой, но далеко не идеальной. Пускай, причаливая, мы зачастую орали друг на друга, как девушки в фильмах ужасов, – так ведь и другие экипажи особой сдержанностью не отличались.

Читайте также  Греция. От острова к острову

Через неделю за ужином каждый из нас анонимно написал на пивной подставке, что для него было самым неприятным: «тошнота», «морская болезнь», «мой ботинок утонул в порту (было очень стыдно)».

А что больше всего понравилось? «Ходить под парусом», «дельфины», «острова», «отдых без забот». Последнее, конечно, писал не я – на мне все же постоянно висела ответственность за лодку. И заметьте, никто из взрослых не написал «дети», и никто из детей – «взрослые».

А нашей подруге, так отговаривавшей нас от этой затеи, теперь придется делать оговорку, рассказывая об ужасах семейного чартера, ведь каждый из нас готов хоть сейчас запрыгнуть на яхту и снова отправиться в море. Каждый, включая шкипера.

Непромокаемая одежда для детей
Обязательно ли покупать высококачественную дышащую яхтенную одежду? Или достаточно обычного непромоканца? Однозначный ответ дать не так уж просто, так что рассмотрим оба варианта подробнее.
Джил Шинас, автор книги «Дети в кокпите», двадцать лет ходила под парусом вместе со своими тремя детьми, и все это время они носили исключительно дышащие непромоканцы. Позже Шинас решила опробовать недорогую яхтенную одежду различных производителей и опубликовала результаты в своем блоге: как выяснилось, они по покрою и функциональности не особенно отличаются от более дорогих вариантов. Испытание временем, впрочем, выдержала только одежда из поливинилхлорида (ПВХ), что неудивительно, ведь дети часто елозят на коленях или на пятой точке.
Также не стоит забывать, что дети потеют в среднем в два с половиной раза меньше, чем взрослые, потому влагопроводимость одежды до начала пубертатного периода, возможно, не так уж важна. Минус резиновых непромоканцев, пожалуй, только один: они не очень удобны.
Тем же, кому важен стопроцентный комфорт, рекомендуется поискать альтернативу. Обратить внимание стоит на различные функционалные детали, такие, например, как двойные манжеты из резины и неопрена у яхтенных курток. При покупке такой одежды убедитесь, что внешние манжеты полностью перекрывают внутренние, иначе внутрь может проникнуть вода. По этой же причине не следует покупать одежду с манжетами и воротником из хлопка. Вообще рукава не должны затруднять свободу движений. Лучше покупать куртки с подкладкой из флиса на спине и груди, поскольку он хорошо удерживают тепло. Для более теплой погоды рекомендуется покупать одежду с сетчатой подкладкой, поскольку она лучше дышит и не прилипает к телу. Если вы собираетесь ходить в холодных условиях, обязательно обратите внимание на воротник – он должен быть как можно более высоким, в идеале – вообще доходить до носа.Самые долговечные застежки-молнии производят фирмы YKK и OPTI. Также сильно облегчает жизнь небольшая полоска из ткани, прикрепленная к застежке, – открывать и закрывать молнию с ее помощью проще. Капюшон должен регулироваться в трех направлениях, чтобы при повороте головы он поворачивался вместе с ней. Что до цвета, то лучше выбирайте хорошо различимые цвета, такие как желтый, красный и оранжевый. В сумерках лучше всего видно желтый и оранжевый. Также на одежде должны быть светоотражатели.

Опубликовано в Yacht Russia №11 (69), 2014 г.