Андрей Невзоров: «Я сам себе завидую»

Яхта «Дельта» идет вокруг света. Полпути позади…


















Беседовал Сергей Борисов

Аэропорт, Вечер. Москва встречает своих героев.

Нет, все не так. Ну, не все, потому что были декабрь, вьюга, Москва. И встреча была, как положено, с объятиями и прочим. Потому что от Таити до Москвы далеко, и давно не виделись. Дамы плакали – и мама, и дочка. Джентльмены – и сын, и папа-капитан – крепились, но комок в горле стоял. Чего не было, так это героев. Во всяком случае, ни Елена, ни Андрей Невзоров героями себя не считают.

Он вошел в редакцию с улыбкой в поллица. И обаял тут же и безоговорочно. А разговор наш получился долгим и по большому счету странным. Потому что другого ждали – героического эпоса, драматизма, противостояния стихии и человека, а тут…

Я тоже так думал. Все, что читал, что слышал, это были схватки с океаном с преодолением себя и обстоятельств. Сейчас, пройдя половину шарика, я готов утверждать, что в этом много надуманного. И даже не надуманного, все это действительно происходит, другой вопрос – как к этому относиться? Конечно, приключения можно искать – чтобы наперекор штормам, вопреки всему, чтобы побить чужой рекорд, установить свой! Но можно и по-другому: сторониться опасностей, предпочитая им впечатления, героическим будням – самые обычные. Чтобы без борьбы, лишений и располосованной на груди тельняшки в финале. И крика: «Я сделал это! Мы сделали это!» Нет, это не для нас и не про нас. Не всем нравится ломать себя, не всем нужен такой адреналин. Мы просто идем вокруг света на яхте – и это замечательно. Сейчас мы так живем.

Вообще, чего-то подобного следовало ожидать. Мы же читали книгу Андрея Невзорова «Под парусом вокруг Европы». А вывод не сделали. В той книге тоже впечатлений больше, чем «вихрей яростных атак». Да что там, «вихрей» этих вообще нет. Ну вышли из Москвы, поднялись к Питеру, прошли Балтику, потом вниз вдоль Европы, свернули в Гибралтар, потом Средиземка, Черное море, Азовское, Волга и снова Москва. Удовольствие на пять месяцев. И написано не столько для яхтсменов, сколько вообще для людей. Ни тебе патетики, ни себе героики, и рассказ о приблудном котенке занимает страниц больше, чем переход через Бискай. Хотя экспедиция «Москва – порт пяти морей» стала первым походом на яхте вокруг Европы в течении одной навигации – рекордом, в 2006 году зафиксированным ассоциацией «Русские рекорды». И все же одно дело – Европа, другое – кругосветка. Океан! И не один! Значит, должны быть волны высотой с дом. Шквалы. Истерзанные паруса. Порванные штаги. Пресная вода по скудному нормативу. Сладкие грезы о куске хорошо прожаренного мяса и горбушке хлеба. Ведь кругосветка же! И где все это?

Дневник капитана Невзорова
Как Панамский канал? Чуть поменьше канала имени Москвы – шесть шлюзов: по размеру примерно такие же, а перепад уровня воды меньше. Между третьим и четвертым миль тридцать. Но сколько суеты! Сколько лоцманов и швартовщиков. Сколько туристов и помпы! Еще отличие – забавные паровозики, они перетаскивают суда. Мы миновали мосты между двух Америк – сначала новый, а потом и старый. Над Тихим океаном висела туча, а нам туда и не надо. Пока. Мы спрятались в заливе возле Панама-Сити, где тихо, спокойно и вид красивый.

Советские, российские яхтсмены ходили вокруг света – и командами, и в одиночку. Это были серьезные мужики, а их плавания были действительно сродни сражению. А в формате дружелюбной, спокойной и неторопливой кругосветки из наших, пожалуй, что никто и не ходил, хотя между тем весь мир так ходит – уже давно и с неизменным удовольствием. И прежде всего люди за 50, это их вторая жизнь. Мы даже лодку с таким названием Secondary Life встретили на Карибах. Люди создают некий базис, строят дома, сажают деревья, зарабатывают деньги, а потом, когда дети подрастают и не нуждаются в каждодневной опеке, поднимаются на борт яхты, выбирая такой способ проживания второй половины жизни. И на вопрос «Сколько вы в кругосветке?» вы можно услышать в ответ: «15 лет, 10 лет…» Сначала это шокирует, но потом понимаешь: ведь это воплощенная мечта, это и есть счастье!

Счастье, значит. Оно конечно. Ведь как живем? По городам, среди домов и машин. Бегаем, суетимся, зарабатываем деньги и вдруг задаемся вопросом: о'кей, а дальше-то что? Так и будем ездить на работу, чтобы заработать на новую машину, чтобы удобнее было ездить на работу, и на новый костюм, потому что прежний не по статусу и не по машине? Замкнутый круг. Двери закрыты. Выхода нет. Сердце щемит. Печень не справляется. А завтра снова на службу… А в детстве о чем мечталось? О парусах мечталось, об островах, да что скрывать, о туземках в набедренных повязках из пальмовых листьев. Так, может, рвануть вслед за мечтой? Вон Андрей Невзоров, змей-искуситель, он же рванул. Даже завидно.

Если нам завидуют – это хорошо. Надеюсь, что сильно. Потому что я сам себе завидую. Такая хорошая, красивая, интересная жизнь. И если наше плавание станет для кого-то примером, я буду только рад. Пусть люди увидят, прочитают, поверят, что это возможно – жить вот так. Что плавание на яхтах – это не непосильная задача, что все не так сложно, как кажется. Та же Атлантика… Посмотрел, где солнышко садится, ну и идешь туда, на запад. Упираешься в Америку, спрашиваешь: «Где тут Панамский канал?» Так уже сотни лет ходят, с эпохи Колумба, мы-то чем хуже? Да ничем! А у нас еще всякие приборы, навигационные знания есть, которые, кстати, тоже отнюдь не непостижимая тайна бытия.

Дневник капитана Невзорова
Мы так долго стояли в Панаме и готовились к переходу через Тихий океан, что к нам уже стали возить экскурсии. Лодки с туристами делали вокруг «Дельты» круг, а гид рассказывал, что это рашен бот и идет он под рашен навигейшен GLONASS. Все аплодировали. Это переполнило чашу нашего терпения, и мы решили валить из Панамы. Провожали нас всей гаванью три дня.

О тайнах бытия как-нибудь в следующий раз. Но вообще пример Андрея Невзорова действительно убеждает. Взять хотя бы старт кругосветки. 19 мая 2011 года яхту после зимовки спустили на воду, а уже 12 июня, в День независимости, «Дельта» стартовала от московского Кремля.

Кремль – это круто! Звезды, купола, снайперы на крышах, люди со строгим прищуром в серых плащах. Но это все инерция, мифы, в драку еще не ввязались, а поражение уже признано.

Невзоров поступил иначе, даром что и он, и его жена Лена выпускники физфака МГУ, то есть аналитическое мышление присутствует. Итак, как граждане России, обладающие плавсредством, они могут пройти мимо Кремля. Ездят же мимо его стен на автомобилях, а тут почему нет? Еще лучше подвалить к пристани, бросить швартовы и красиво стартовать. Значит, выясняем, какова бюрократическая процедура, и пишем заявку в ФСО. Мол, так и так, хотелось бы арендовать пристань на Берсеневской набережной, у Театра эстрады, на два часа. Схема: здесь микрофон, здесь яхта, здесь гости, человек 50. И под конец: гарантируем уборку мусора после мероприятия… Рассудили так: не разрешат – люди придут на пристань, они им помашут с лодки и пойдут себе. А если разрешат… Из ФСО ответили: «Мы не против». Вот так вот. А казалось-то, казалось…

Все, убедил, можно и от Кремля, можно и в кругосветку. Но, как вопрошал герой Высоцкого: «Где деньги, Зин?»

В массовом сознании яхта – это баснословные деньги. Но мы с Леной – живое доказательство того, что плавание на яхте вовсе не является синонимом роскоши. Современные технологии сделали их доступными настолько, что теперь вполне приличная яхта по стоимости соизмерима, например, со стоимостью квартиры. Причем не в центре Москвы, и даже не в пределах Садового кольца. Или со стоимостью хорошей иномарки. Сейчас в связи с кризисом продается много яхт в Америке, в Мексике. Я лично видел двухмачтовую шхуну длиной 50 футов с библиотекой, креслом-качалкой и камином. Ее купили в Мексике за 45 000 долларов. Лодке 20 лет, но еще 20 лет она будет отлично себя чувствовать на радость новым владельцам.

Дневник капитана Невзорова
…Сто миль до порта. Как всегда, когда берег уже близко, время начинает тянуться бесконечно. И чем длиннее и тяжелее переход, тем раньше начинает хотеться наконец походить по земле. А тут и погода наладилась. Легкий ветерок, волна улеглась. Погодный компьютер, который дает прогнозы, видимо, большой оптимист. Он предсказывал это всю последнюю неделю. Интересно, его специально программировали так, чтобы он погоду на завтра выдавал чуть лучше, чем на сегодня, а на послезавтра лучше, чем на завтра? Или это его личная инициатива?

– А само путешествие – это сколько в месяц?

На еду, на разные бытовые мелочи у нас с Леной уходит около 1200 долларов в месяц. А что? Одежда там не нужна, там тепло, а есть можно рыбу, что и вкусно, и полезно, и бесплатно. Я никогда не был завзятым рыбаком, но там нацепишь блестючки от вафель на крючок, а она все равно клюет! Проход Панамского канала стоил нам полторы тысячи долларов: сам проход – 500, плюс агенты, плюс лоцман, плюс… И где стоишь важно. Можно в марине, а можно из экономии и на якоре в сторонке. И еще надо учитывать, что у тебя за яхта. Если поновее, то расходы на «амортизацию» меньше, если развалюха – больше. И еще важно, где есть – на борту или в кафе. И что есть. Когда меня просят назвать сумму «на круг», я отказываюсь, но с уверенностью говорю так: «Какой у вас московский бюджет, такой и там будет, не больше, потому что там лангусты дешевле».

Читайте также  Меланезия как она есть: практика пилотажа

Ну в Москве с лангустами не у всех полный порядок. Но в принципе… А вообще-то, хорошо бы найти спонсоров. Только где их найти, что им сказать?

​Дневник капитана Невзорова
…Процедуру пересечения экватора мы сократили, отказавшись от купания. Все остальное было в ассортименте: и фото на фоне монитора с цифрами 00 00 000, и запись работы ГЛОНАСС, и рюмка водки, запитая океанской водой. Последнее оказалось редкостной гадостью. Даже не предполагал, что «закусывать» океанской водой так мерзко. И совершенно непонятно почему, ведь запивать рассолом от огурцов очень феншуйно. Может, дело в том, что было пять утра?

Девиз, под которым отправилась в дальнее плавание яхта «Дельта», звучит так: «GLONASS around the World».

Мы первая кругосветка, которая проходит с российским ГЛОНАСС. И это здорово. К сожалению, не так много есть вещей в современной России, которыми можно гордиться. Отечественные машины не поехали, самолеты не полетели, а вот ГЛОНАСС работает, и, как мы убедились, его достаточно для уверенной навигации. Надпись на нашем борту вызывает массу вопросов, потому что монополия американцев на сигнал позиционирования напрягает всех. Ведь это означает, что в любой момент система может быть полностью или частично отключена, в нее могут быть намеренно введены ошибки. Что и было проделано во время осетинского конфликта и на Средиземке, когда покоряли Сербию.

И что иностранные яхтсмены? Они бы…

Они бы да бы! Еще как да бы! На яхте все системы должны быть по возможности продублированы. Дублирование сигнала позиционирования – это очень важно для людей, у которых от этого сигнала подчас зависит жизнь. Если использовать ГЛОНАСС совместно с GPS, точность позиционирования получается два метра, то есть можно с закрытыми глазами подходить к пирсу. Нас спрашивали, что и как, где купить, я отправлял интересующихся в Интернет, и они там вязли в русскоязычных сайтах. Все как всегда: есть замечательная вещь, отличная разработка, но нет удобной системы реализации, нет сервиса.

Невзоровых в плавании поддерживал Центр космических услуг города Одинцова. К сожалению, сейчас поддержка прекратилась. Так что на сегодня спонсоров у экспедиции нет, есть партнеры – Союз журналистов России, Русский крейсерский клуб. Электронное оборудование английской компании Raymarine яхтсменам предоставила компания «Микстмарин».

Также наше плавание стало частью проекта UNESCO-YACHTING «Под парусом за культурными сокровищами», целью которого является популяризация парусных путешествий как инструмента познания культурного богатства человечества. На нашем пути расположены 73 объекта из списка ЮНЕСКО в Европе, Карибском бассейне, Океании, Австралии, Индии, всего в 27 странах. Мы фотографируем, рассказываем о них, ну чем не цель?

Дневник капитана Невзорова
…На Галапагосах холодно. Похоже на дождливый июнь в Подмосковье. Перуанское течение шурует из Антарктиды прямиком сюда, а вода прогреться не успевает, так как все время прикрыта дождливой облачностью, как банка пива из морозильника. Острова голые, как коленка. Кругом черные вулканические скалы. И дикий прибой везде, кроме нескольких бухт. «Как жить?» – задумались галапагосцы и придумали гениальный ход, объявив все острова национальным парком. А еще прикормили мерзкого вида ящериц и котиков, этих ленивых и сонных существ с интеллектом дворняги. И теперь туристы покупают билеты по 100 долларов, чтобы просто сойти на берег. Это же заставляют делать и яхтсменов. И ничего нельзя. Если что-то нарушишь – штраф 25000 долларов.

А можно вообще без спонсоров? Да только от чего-то наверняка придется отказаться, хотя отказываться ох как не хочется. Ведь именно благодаря спонсорам в Панаму к Невзоровым прилетели дети – Кирилл и Дарья. Родители такой щедрости позволить себе бы не смогли. Десять безмятежных дней семейной идиллии! Поэтому, перефразируя классика, скажем: «Не спрашивайте, нужны ли вам спонсоры, они нужны всем». Тут другое важно – чтобы отсутствие финансовой поддержки со стороны не стало непреодолимой преградой перед путешествием. Может, достаточно будет сдать квартиру, в которой ты сейчас живешь? Возможно, этого хватит. Ах, нет? Ну значит, тогда не очень хотелось. Сидите дома.

Я и сейчас занимаюсь поисками спонсоров, но не для себя. Я хочу превратить наше возвращение в праздник. Мы пойдем вверх по Дону, по Волге, там по берегам живут 10 миллионов человек. Почему бы им не увидеть яхту, которая обошла вокруг света? Пусть это будет красиво. С фейерверком! Пусть люди говорят: «Они были на Таити!» Может, кто-то последует нашему примеру и отправится в кругосветку из Казани, из Самары… И пусть они идут так же, как мы, без борьбы с непреодолимыми трудностями. Давайте покажем, что можно ходить по океану и получать от этого удовольствие. И продлевать себе жизнь, между прочим. Ведь в путешествии время идет по-другому. Я это понял в тот день, когда на Кабо-Верде в маленьком барчике некая барышня-яхтсменка справляла день рождения. Играла легкая музыка, мы с ней танцевали, она была очаровательна, я с ней всячески кокетничал, флиртовал, а потом вынесли торт, на котором была цифра 70.

Дневник капитана Невзорова
…Высота нашей мачты 15 метров. Передать ощущения человека, висящего на раскачивающемся железном штыре на высоте пятиэтажного дома, невозможно. Правильные люди, если наверху нужно что-то отремонтировать, снимают краном мачту, все делают на берегу и потом ставят ее обратно. Только где взять кран на Галапагосах? Там и причала-то толком нет… И пошла пахота. Два подъема в день, больше не выдержать. Руки, ноги – в кровь, все тело в синяках, ни вздохнуть, ни охнуть. Ленка, мало того что затаскивала меня лебедкой наверх, еще и вечерами пыталась хоть чуть-чуть размассировать то, что от меня к вечеру оставалось.

Хорошо, что флирт ничем не закончился.

А я не знаю, хорошо или плохо, она была прелестна, и от нее пахло «Шанелью».

Ну, тогда хорошо, что ваша супруга Лена сейчас не рядом с вами.

Но тогда она была рядом со мной.

Вот мы добрались и до женщин. Но прежде – о детях. И вот почему. Люди справедливо считают, что дальнее плавание сопряжено с некой жертвой. Например, оно неизбежно влечет разлуку с любимыми. Андрей Невзоров с этим согласен, но лишь отчасти. Когда сыну Кириллу и дочери Дарье было 13–14 лет, Невзоровы всей семьей «прокатились» вокруг Европы. Сейчас им 19–20 лет (Кирилл учится в МИРЭА, Дарья – в медицинском), и это возраст, когда наличие маминой юбки и папиного плеча только во вред. Конечно, родители опасались оставлять их одних. И точно, как сообщали сторонние наблюдатели, пару месяцев детки пребывали в легкой панике. Куда нести платежку за жилье – уже проблема! Но потом поняли, что папки с мамкой нет, помочь некому, и тогда они вылезли из своего виртуального компьютерного мира, огляделись вокруг и очень быстро во всем разобрались. В доме – чистота, в делах – порядок. Андрей и Лена оставляли детей, а вернулись к взрослым людям, отвечающим за свои решения и понимающим, что хорошо и что плохо.

Дневник капитана Невзорова
…Атолл Манихики. Лоция предупреждала, что прилив-отлив здесь четыре раза в сутки, выбирайте полчаса для спокойного захода. Мы подошли с запасом минут в 40. Я думаю: «Какого черта?» – и пошел сбоку, там, где затишок… А что такое этот атолл? Кольцо диаметром километров 30 и с единственным проходом шириной 20 метров. И когда миллионы тонн воды устремляется в этот проход, то все происходит, как при прорыве плотины. Ну идем мы потихоньку, а по берегу бегают туземцы, руками машут и кричат. То ли приветствуют, то ли предупредить о чем хотят. Короче, подкрался я, в проход высунулся, тут меня, как щепку, и подхватило. Я только крикнуть успел: «Держись!» – а в себя пришел в миле от атолла. Через полчаса все успокоилось, и мы спокойно зашли в атолл. Бросили якорь напротив деревни, походили-погуляли, стали якорь поднимать, а он не поднимается – цепь запуталась в кораллах. А на 17 метров не нырнешь – что делать? Я дергал мотором вперед-назад, и в результате остался без винта. Пошли в деревню, спрашиваем: «Акваланг есть?» Ну как в осеннюю распутицу у нас насчет трактора интересуются. Отвечают: «Нет, но у нас ловцы черного жемчуга есть, они на 30 метров ныряют. Их четверо, правда, один сейчас в море, а другой запил…» Идем к ловцам. Один спит, другой на нас одним глазом смотрит: мол, добро пожаловать, все видели, давно вас поджидаем. Я: «Ну?» Нет, говорит, сегодня мы устали, ты завтра два ящика пива приноси. В общем, притащил я им назавтра пива, выдернули они якорь, и пошли мы дальше. Без мотора.

А теперь о женщинах. О Лене Невзоровой. Три года на считанных квадратных метрах. Это же какая арена для конфликтов! Хотя капитан на яхте всегда один, но когда у него в подчинении единственный матрос, и тот – жена…

Читайте также  Мадагаскар. Путешествие во времени

Это еще вопрос, кто у кого в подчинении. Я объясню… Мужчина и женщина с общечеловеческой точки зрения есть наиболее устойчивая система. Вы знаете, 95% «дальнобойных» яхт, которые мы встречали на своем пути, имели экипаж мужчина и женщина. При таком раскладе гармонично делятся обязанности: мужчина отвечает за навигацию, за железки и паруса, а женщина за быт. Последнее не означает, что женщина моет посуду, это значит – мытье посуды в ее ведении. Она же отвечает за запасы провизии, контролирует финансовые потоки. Я иногда начинаю клянчить дополнительное табачное довольствие, а мне объясняют, что в этой стране табак дороговат, поэтому ты, уж пожалуйста, любимый… К слову, еще мы делим ампер-часы. У нее свой ноутбук, у меня свой, и мы знаем, что если сегодня заряжается ее ноутбук, он высосет всю электроэнергию, мне на зарядку не хватит, вот потому и делим. А еще делим мегабайты. «Это кто занял мою флешку навигационными программами?» Вопрос риторический, кроме нас на борту никого. Но если люди обладают здравым смыслом и жизненным опытом, то все это скорее забавно. Вот и получается, что навигационные решения принимаю я, но если мне потребуется новая флешка, я должен подать заявку на ее покупку, заявка будет рассмотрена и, возможно, принята. Вообще, мне хотелось идти в кругосветку с самым надежным, самым близким человеком. А мои самые близкие люди – это Лена и дети. Как истинная декабристка, Лена сказала: ну, если мужа отправляют в ссылку в Сибирь, значит, в Сибирь. То есть сначала она относилась к этому как к каре Господней, через которую надо пройти ради мужа и сохранения семьи. Но пошли мы все же втроем. Третьим был Сергей Самарец. По зрелому размышлению я решил, что на борту должно быть два мужика. Однако по состоянию здоровья Сергей вынужден нас был покинуть. А погода портилась, Бискай хмурился, искать третьего было некогда, и мы пошли вдвоем. Оказалось, вдвоем тоже можно. И мы пошли, пошли… Сейчас Лена к нашему «предприятию» относится немного по-другому. Поэтому хочу обратиться к тем мужикам, что мечутся в поисках экипажа: посмотрите на свою жену! Вдруг это именно то, что нужно? Может быть, именно это возродит подостывшие чувства? Так произошло с нами. Мы расцвели! Вернулась былая чувственность, трепетность, мы будто вернулись на 20 лет назад. Это превращение найдет свое место в будущей книге «Он, Она и Море». Мы ее обязательно напишем, поскольку уверены, что она будет многим интересна.

Дневник капитана Невзорова
…Представьте себе красочно эту сцену. Ночь, на тысячи миль вокруг никого, а рядом странное нечто… Прямо у нас за кормой появилось свечение. Судно? Но радар-детектор молчит – значит, океан пуст. Я хватаюсь за бинокль. Один огонь распадается на четыре в форме креста. Кручу настройки радара. На самой высокой чувствительности появляется слабая-слабая отметка. На том судне нет металла, такую отметку дает деревянный баркас. Кричу в рацию: “Инкноун шип ин позишн такой-то сейл бот «Дельта», прием. Ноу ансе». Повторяю на французском и испанском. Между тем ЭТО нас потихоньку догоняет. Тут оживает рация. Сначала идет зловещий шорох, кто-то стал насвистывать, а потом, как в самом страшном месте фильма ужасов, заиграл патефон с характерными потрескиваниями и шипением заезженной пластинки, кто-то зловеще рассмеялся, и связь прервалась. Дальше я только молча наблюдал, как ЭТО ушло курсом 280 точно в центр Великого Океана. Вот так, если мне не верите, спросите у Ленки, она соврать не даст.

С обязанностями понятно. А как делятся вахты?

После этого вопроса Невзоров предупредил, что сейчас скажет ужасную вещь, за которую настоящие мореманы будут его долго «пинать». Вахты не делятся, поскольку ночью они с Леной спят! Понятно, что это не относится к местам интенсивного судоходства или подходов к портам, но в открытом океане, на удалении более 200 миль от берега, ставится автопилот – и баиньки. Яхту ведет электронный авторулевой или ветровое подруливающее устройство по кличке Winny, за морем следит радар-детектор – если он кого «учует», то поднимет тревогу. И всех делов. Вот так, по словам Андрея, проистекает жизнь пересекающего океан экипажа: проснулись, позавтракали, половили рыбку, пообедали, почитали, поужинали, посмотрели фильм, легли спать. Санаторий!

Разумеется, ни один здравомыслящий человек Невзорову не поверит.

Если не ломишься против ветра, если нормально работают приборы, если нет серьезных поломок, если яхта хорошо отбалансирована и послушна авторулевому, то действительно что-то от дома отдыха в этом есть.

Но ведь шторма не выбирают.

Дневник капитана Невзорова
…Тихий океан очень соленый! По сравнению с ним Средиземка  преснятина. Такое вот открытие, подтвержденное экспериментально. Решил я рыбу половить ночью на свет. Была у меня автомобильная лампочка… Примотал провода, зажег, опустил. Через 15 минут цоколь исчез! Съелся… В соленой среде все, что может корродировать, постоянно окисляется, сгорает, глючит, конфликтует и требует энергии. Поэтому борьба с коррозией на лодке – основа основ и вечная головная боль.

Так не было штормов! Это как… Не надо воевать с Россией зимой. Точно так же и с океаном. Надо с уважением относиться к этой стихии, не пытаться идти наперерез, и если ты все делаешь правильно, подгадываешь сезон, то миролюбие океана будет тебе обеспечено с очень высокой вероятностью. Со стабильным ветром в 15 узлов и комфортной скоростью 56 узлов. А больше и не надо, иначе начнет долбить. Это в гонке ты готов две ночи не спать и с прищуром вглядываться в туманную даль. А когда плывешь неделю, месяц? Ты начинаешь бороться с собой, возрастает вероятность ошибок с непредсказуемыми последствиями. Нет, надо заботиться о человеке. И о лодке!

Вы не гонщик…

У меня вообще отношение к спорту сложное. Хотя я пытался несколько раз участвовать в регатах, а руководитель парусной секции МГУ Алексей Хлебушкин все пытался меня выпихнуть на соревнования. Моя идеология состоит в том, что я не хочу никого обыгрывать, я не хочу, чтобы были проигравшие, я хочу, чтобы выиграли все. Море настолько прекрасно, океан настолько велик, что можно выиграть всем.

Дневник капитана Невзорова
…Визг стопора удочки лучше любого будильника, через секунды мы наверху… Рыба позволила подтянуть себя к площадке на корме, я перелез туда, отстегнув ограждения… Гарпун пробил двухметровую бестию навылет. Короткий миг мы смотрели друг другу в глаза, после чего серо-голубая торпеда вылетела вертикально вверх метра на три, по крайней мере, я смотрел на нее снизу вверх. Черт, надо было надеть жилет и пристегнуть страховку, мелькнула запоздалая, но здравая мысль… Вот после таких идиотств и находят яхты без экипажа. Ленка рванулась мне помогать. «Назад! – крикнул я. – Тебе еще меня из воды доставать!» Из патового положения нас вывел авторулевой. За него зацепился фал, и через мгновение все превратилось в моток перепутанных веревок. Следующая мысль, посетившая мой одурманенный адреналином мозг, заключалась в том, что можно отвинтить автопилот и втащить его в кокпит вместе с намертво к нему примотанной рыбиной. Я в два движения отвинтил пилот и понял, что я полный придурок. Двадцать килограмм автопилота, десять килограмм бьющейся рыбины, да на вытянутых руках, да со скользкого пятачка летающей вверх-вниз площадки? Но вариантов не было. Пришлось тащить. Когда эта куча-мала перевалила через корму и грохнулась в кокпит, я свалился туда же и минут десять тупо таращился в небо. Потом я еще полдня распутывал снасти, возвращал автопилот на место, разделывал эту зверюгу, засаливал под дикую боль в изрезанных леской руках, отмывал от кровищи яхту. Вот теперь я думаю, а не ну ли ее на фиг, эту океанскую рыбалку?

Удивительная все же это штука – парус. Всеобъемлющая. Можно участвовать в гонках, считать секунды и соперников, купаться в адреналине и наслаждаться этим. Можно покорять арктические и антарктические моря, забираясь на яхте туда, где еще никто не был. Можно ставить рекорды дальних и необычных переходов. А можно так, как Андрей и Лена, идти, никуда не спеша, радуясь самому процессу и встречая на своем пути людей, которые выбрали такую же жизнь.

Океан дарит нам друзей. Приходишь в гавань, встаешь рядом с чьей-то лодкой, и через день знакомства с ее экипажем понимаешь: у тебя появился друг, друзья! Не какие-то виртуальные френды, а настоящие друзья, к которым ты можешь обратиться за помощью и которым сам готов помочь. Так мы познакомились и подружились с Максимом Ивановым и Натальей Коншиной, с Серегой Морозовым, с Максом и Леной, которые уже много лет живут на своей лодке на Канарах… И это только наши, иностранцев и не сосчитать. Это удивительно! Ты иначе чувствуешь, иначе относишься к людям, видишь их, понимаешь. Это просто магия! Магия океана! Он открывает в тебе новые чувства, желания и способности. Я вот в Тихом океане начал роман писать! Лежишь на палубе и пишешь, а здесь, в Москве, как приехали, совсем не пишется.

Дневник капитана Невзорова
…Вот мы и дошли до Маркизских островов. Ранним утром 18 октября бросили якорь в бухте Таиохаэ на острове Нуку-Хива. Ощущение первое: всем все по фигу. Никакой таможни, погранцов в кирзачах, жуликоватых агентов. Пришел – хорошо, и если очень цивилизованный, то зайди потом как-нибудь в полицию отметься. Ощущение второе. Все доступные источники уверяли, что в Полинезии райские красоты и адские цены. Мы зашли в супермаркет и увидели, что здесь есть все! Огромный пакет со свежайшей и вкуснейшей жратвой стоил 1895 франков, или 21 доллар, или 650 рублей. Это сказка! Таким было наше третье ощущение.

Они прилетели в Москву в «отпуск», потому что в Тихом океане сейчас ураганы и дожди. И обнаружили, что город стоит (в прямом и переносном смысле) и за полтора года ничего не изменилось, только трамвайные пути перед домом перекопали. Те же люди, в тех же позах, с чебуреками и телефонами у уха. Обычная жизнь со всеми своими сложностями, которых и в океане хватает.

Читайте также  Неоконченная кругосветка Сергея Жукова

15 марта у Андрея и Лены билеты на самолет. «Дельта» терпеливо дожидается их на Таити. Согласно международному своду сигналов «дельта» обозначает «держитесь от меня подальше», но к Невзоровым это, естественно, не относится.

Впереди вторая половина маршрута: Самоа – Фиджи – Соломоновы острова – Новая Каледония – Авcтралия – о. Бали – о. Рождества – Кокосовые острова – архипелаг Чагос – Сейшельские острова – Джибути – Суэц – Кипр – о. Родос – Стамбул – Ростов-на-Дону… и в сентябре 2014-го, в День города, Москва! Только перечислить, только произнести – уже восторг. Романтика в самом соку. Хотя кое-что может картину подпортить. Как Аденский залив проходить будут? Там же пираты!

Мне представляется, что это тоже некий миф. Ширина пролива в районе Сомали 200 миль, это как от Москвы до Курска, а радар сечет яхту за 5 миль. И если идти ночью без огней, не задерживаться и не щелкать клювом, то… В общем, это должно быть какое-то очень мудреное стечение обстоятельств, чтобы тебя там нашли. И все же я пойду один – сам по себе или в «яхтенном конвое», это еще поглядим. А Лена полетит из Индии самолетом. Поберечься все же стоит.

Вот это правильно. Потому что все учесть невозможно, и любой расчет не без изъяна. Андрей Невзоров говорить об этом не любит, а если и коснется ненароком, то все как бы шутейно, но где клещами из него, где пассатижами из его блога yachtadelta.livejournal.com или с сайта www.theglonass.com, а все же удалось вытащить правду. А она такова: приходилось и им напрягаться, и еще как!

Дневник капитана Невзорова
…Мы знали, что «Седов» идет вокруг света и будет в Папеэте. Еще в 2011 году, когда выходили в Балтику, мы встретились, но не увидели друг друга, только электронная «визитка» барка на AIS осталась. Наш приятель Боря, который приехал к нам погостить, электронике не доверяет, поэтому не ждал сигнала радар-детектора, а искал корабль глазами. Боря разбудил нас в 6 утра истошным криком. А на экране ничего, у них там, оказывается, какая-то неприятность была с электричеством. Барк идет, мы пытаемся его догнать, я кричу в микрофон: «Седов»! «Седов»! Ответьте яхте «Дельта»…» И вдруг из мембраны испуганный голос вахтенного: «Кто здесь?» В порту наша яхта уместилась под бушпритом барка. Нас поставили на довольствие, у нас был первый за полгода пресный душ с неограниченным количеством горячей воды. Всем членам экипажа «Дельты» вручили «седовские» бейсболки. А эти моряки! Этот гипноз мужчин, сплошь красавцев! Это были потрясающие четыре дня! Фантастические ощущения! Когда «Седов» уходил к горизонту, таял в дымке, Ленка плакала.

Был тяжелый переход по Балтике – пять раз от берега к берегу. Но тут мы сами виноваты, прособирались две недели. В Северное море вылетели уже в сентябре, угодили в шторм и порвали парус. В Амстердаме сломался мотор – пробило прокладку головки блока. А впереди Бискай, куда в октябре лучше вообще соваться. Но сунулись, и, пока шли, сутки был такой «миксер», что временами можно было ходить по стенам каюты. У берегов Сахары попали в песчаную бурю, которая так наподдала «Дельте», что до островов Зеленого Мыса доскакали, как бешеные сайгаки. Атолл Манихи открыл череду сложных с точки зрения навигации коралловых островов архипелага Туамоту, так что пришлось повысить бдительность до немыслимых высот. А еще был мрак – выход из Панамского залива. Да я бы три раза прошел Тихий океан, чем еще раз эти несчастные 600 миль. Там течение, ветер встречный. Мы 10 дней выдирались, все на свете прокляли. И опять же – почему? Потому что неправильно выбрали сезон.

Пока самый трудный переход, выпавший на долю Андрея и Лены, это от Жемчужных островов до Галапагосов. Почти тысяча миль нон-стоп, а если считать все зигзаги, то и поболе. И волны, и встречный ветер, и течение… В общем, по словам Андрея, это как от Москвы до Сочи, не слезая, на брыкливой кобыле доскакать. Да по буеракам!

Что готовит путешественникам будущее? Тут Невзоровы не гадают, предпочитая считать и рассчитывать. А вот в далекое будущее даже не заглядывают. Не в обычае. Но они знают: если поймут, что их место там – на Карибах или в Полинезии, они вернутся туда, просто поднимут паруса и снова пойдут через океан. Может быть, откроют яхтенную школу. А может, будут крутиться по островам, приглашая на яхту разных людей. Время покажет. Тут главное, чтобы была цель, а еще важнее – верить в достижимость этой цели. Это как лестница, которая только кажется бесконечной, но каждая следующая ступенька уже не так далеко, и ты на нее поднимаешься…

Опубликовано в Yacht Russia №50 (3 — 2013)

Справка
Яхта «Дельта» (DELTA)
30-футовая парусно-моторная яхта, построенная из сверхлегкого сплава АМг5 на заводе «Алмаз» в Санкт-Петербурге. Проект ленинградской экспериментальной судоверфи «Моряна». Корпус изготовлен в 1995 году, лодка спущена на воду в 2000 году.
Длина — 10,2 м
Ширина по миделю — 3,2 м
Осадка 1,8 м
Высота с мачтой – 13 м
Площадь основных парусов — 55м2, спинакер 60 м2.
Вес лодки/балласт —  4,6/1,6 т
Двигатель — двухцилиндровый дизель Lamborgini, 25 л.с.
Объем топливного бака – 120 л
Объем баков для пресной воды – 300 л

Справка
Электроника на борту
Навигационное оборудование яхты «Дельта» включает две независимые системы, информация с которых выводится на навигационные дисплеи Raymarine С70, установленные в каюте и на консоли на палубе. Они выполняют функции чартплоттеров. Дополнительно к одной из систем подключен ПК с программным обеспечением Raymarine RayTech RNS, позволяющем отслеживать состояние навигационных систем ГЛОНАСС/GPS в режиме реального времени. Программное обеспечение позволяет получать все данные, находясь в любой точке судна.
Радиосвязь осуществляется с помощью стационарной радиостанции Raymarine Ray215. К радиостанции подключен приемопередатчик AIS 500, который осуществляет прием и передачу AIS-сообщений, то есть лодка видна всем кораблям и береговым службам контроля. Для отслеживания приближающихся судов используются радар и радар-детектор.
Из индикаторных систем на лодке установлены: ST60 Tridata (индикатор глубины/скорости/температуры воды) и ST40 Wind (индикатор скорости и направления вымпельного и истинного ветра).
Вспомогательными средствами судовождения являются автопилот Raymarine SPX-5 SMARTPILOT и подключенный к нему беспроводной пульт управления автопилотом S100, который позволяет управлять лодкой, находясь в любой ее точке.
Средства спасения: беспроводная система Raymarine Life Tag, которая отслеживает индивидуальные датчики членов экипажа и при потере сигнала автоматически отмечает его последнее положение.
Сигнал системы ГЛОНАСС обрабатывается навигационным оборудованием Raymarine с помощью ГЛОНАСС/GPS модуля SEEWAY RX-100. Модуль можно использовать для приема сигнала от двух систем ГЛОНАСС и GPS одновременно, также можно работать только в режиме ГЛОНАСС или только в режиме GPS. Особенностью приемника SEEWAY RX-100 является то, что не нужно покупать специальное оборудование. Достаточно вместо стандартной антенны GPS RAY125, которой комплектуются мультидисплеи Raymarine серии С, СW, E, EW и серии G, подключить модуль SEEWAY RX-100 с антенной ГЛОНАСС/GPS. В конструкции ГЛОНАСС-модуля использован чип Navior 24 разработки российских специалистов. Его характеристики позволяют принимать спутниковые и наземные сигналы от систем ГЛОНАСС/GPS/WAAS/EGNOS. Точность определения координат при режиме GPS +ГЛОНАСС +WAAS/EGNOS составляет около 1 м.
На яхте установлен стационарный морской комплект спутниковой связи Sailor SC4000 Iridium. Телефон для связи с яхтой +37 1212 16 087 или +37 1212 16 088