Дарья Невзорова: «К маме и папе на край света»

Yacht Russia не раз рассказывал о плаваниях Елены и Андрея Невзоровых на яхте «Дельта». Сначала – вокруг Европы, теперь – вокруг света. Этим летом по просторам Тихого океана несколько месяцев с ними ходила их дочь Дарья. Мы попросили ее поделиться своими впечатлениями…








Текст Дарьи Невзоровой

Вечер в московской квартире. Мы сидели на кухне – я и моя подруга Марина. Болтали. Давно не виделись. Четыре месяца я была далеко. Пока жила своей жизнью, город жил своей. Когда вернулась, пришлось привыкать заново. Оказывается, это очень легко – отвыкнуть от столичной огромности, вечной спешки, суеты. Главное было – вырваться.

Мне было 10 лет, когда родители загорелись яхтингом. Сначала купили корпус лодки, через год у нас была небольшая семейная яхта. Назвали ее «Дельта». Потом были плавания на Онегу и Ладогу, в Питер и Финляндию, после чего последовал поход вокруг Европы. Три года назад папа и мама решили осуществить самую большую мечту, а большой мечте – большое плавание, верно? Они отправились в плавание вокруг земного шара. Вот так взяли – и поплыли, прямо от Берсеневской набережной, от стен Кремля, чтобы через несколько лет здесь замкнуть кольцо.

Мы с братом остались в Москве учиться и присматривать за хозяйством. Сначала было непросто: с одной стороны, свобода, с другой – ты отвечаешь за дом, за учебу, да и за собственное финансовое положение тоже. Но постепенно все вошло в колею, и стали мы с братом жить-поживать. А потом я улетела к родителям…

– Вот так взяла и улетела? – спросила Марина. – А может, подтолкнуло что-то?

– Даже и не знаю, что тут было главным, – сказала я. – Или пасмурный февральский вечер, или усталость от сессии, в общем, я поняла: надо что-то менять! А тут родители пишут: «Подходим к Таити. Любим. Скучаем». Я оформила в институте академический отпуск, купила билет и улетела на Таити.

– А где это?

– Если честно, я тоже для начала отыскала этот остров на карте. До того я слышала о нем только в детском мультике про попугая Кешу. Помнишь? «Вы бывали на Таити?» По фотографиям родителей, которые плыли среди этих островов, я понимала, что это новый и незнакомый мне мир. Но родители же там, они и познакомят меня с этим миром. Вот я и решилась. В суматохе оформления документов месяц пролетел незаметно, и вот он, день отлета.

– Страшно было?

– Безумно! Ведь я оставляла за спиной прежнюю жизнь и летела куда-то так далеко, что даже представить не могла, каково мне там будет. Родители родителями, а все равно, а вдруг – плохо? Но не отступать же, и я полетела через полмира. Москва – Лондон – Лос-Анджелес – Таити. Больше суток в дороге, совсем сил не осталось. Выходя из аэропорта, увидела радостное лицо папы. За ним – улыбающаяся мама. Ну и я обрадовалась: «Смогла! Прилетела!» Так началось мои тихоокеанские приключения.

Тут Марина начала сыпать восклицательными знаками, а следом – вопросительными:

– По океану! На яхте! Но это же сложно! А что входило в твои яхтенные обязанности? Ведь там дел, наверное, невпроворот.

Я хотела начать загибать пальцы, но не стала:

– Ну, помимо стандартных женских обязанностей, готовка и уборка, еще была помощь при швартовке, общение с работниками яхт-клубов и представителями иммиграционных служб.

– А эти… как их… вахты?

– Иногда, на длинных переходах. Мне достались с двух ночи до семи утра. А ночи там очень темные. Первая вахта особенно запомнилась. Сижу на палубе, в куртки закуталась – тропики, а ветер холодный. В руке кружка с чаем. Слежу за глубиной, ветром, да и вообще по сторонам – за изредка проходящими судами.

"Часа в три из-за облаков появляется огромная луна, словно подбодрить меня решила. И вовремя. Потому что воображение мое рисовало странные вещи: в облаках чудился пиратский корабль, в бликах на воде – диковинные рыбы. Это уж потом я привыкла, перестала дергаться, и вахты проходили спокойно"

– А что на тебя там произвело самое сильное впечатление? Все-таки край света…

Читайте также  Аляска по правому борту

– Люди. Их образ жизни. Вот, скажем, Москва. Тут все заняты по горло, сюда люди приезжают учиться, работать и зарабатывать. А там… Вроде все так же – люди тоже учатся, работают, зарабатывают деньги на жизнь, но как-то… по-другому, спокойно, не так одержимо. Меня с первого дня поразили их доброта и отзывчивость. Ну а поскольку мы с мамой были единственными блондинками на все окрестности, то вниманием нас не обделяли.

– Хах! А как там природы? Весь этот экзотический мир животных и рыб?

– Ты знаешь, есть огромная разница, когда кругом суша и немного воды и когда кругом вода и немного суши. Подводный мир – безграничен, а в нем рыбки разных размеров и расцветки, кораллы, моллюски. Таити – единственное место в мире, где можно увидеть синих морских звезд. Мне удалось одну даже привезти в Москву. Вон, смотри, на полке лежит.

– Ты о рыбках говорила…

– Есть и рыбки, и рыбы, и рыбищи. Всех в изобилии. Барракуды и дорадо, тунцы белые и красные. Ловили мы их на блесну прямо с борта за яхты. А какая она вкусная! Тут на что фантазии хватит: уха, балык, суши, жареная и запеченная. А еще в море есть змеи.

– Ядовитые?

– Я у местных спрашивала, они говорят, что ядовитые, но просто так на людей не нападают. Как-то меня это не успокоило, так что, плавая с маской и трубкой, я держалась от них подальше. Зато скатов получилось рассмотреть вблизи, хотя с детства помню, что они бывают электрические и к ним лучше не подплывать. Но те же местные меня заверили, что тут они неопасные и даже дружелюбные. Видела я там и акул…

Подруга ахнула, и я решила перебраться «на землю»:

– На берегу множество крабов и обычных, и пальмовых. Ну у этих питание, сама понимаешь, соответствует названию. Птиц много – от огромных пеликанов и чаек в море, до хохлатых красочных попугаев на берегу. А вот обезьян нет. Говорят, их давным-давно съели.

"Там красное мясо в дефиците. Там местные жители свиней держат, но не ради сала, а совсем наоборот: свиньи там худые, поджарые и скорее заменяют сторожевых собак"

– Удивительно! А что удивило больше всего?

– Хм, вопрос непростой. Хотя… Покидая французскую Полинезию, мы решили зайти на маленький островок. Там мы узнали, что его жители, а их всего семь человек, много лет назад подали заявку на получение независимости. Чем все кончилось официально, я не знаю, но считают они себя отдельным государством. А потому, как водится, на острове есть королева и принц с принцессой. Оставшиеся четверо – друзья-подданные. Жизнь на этом чУдном острове отнюдь не простая. Надо рыбу на ужин наловить, фрукты-ягоды собрать, да еще и копру заготовить (ко́пра – высушенный маслянистый эндосперм орехов кокосовой пальмы, из него делают кокосовую стружку, так любимую кондитерами и сладкоежками. – Прим. ред.). Раз в полгода к ним заходит корабль и меняет эту копру на всякие блага цивилизации. В «королевстве» налажено неплохое хозяйство. Из старой бочки островитяне сделали себе печку, завели пару собачек, из пальм строят домики. По вечерам они знакомится с за глянувшими на остров яхтсменами и угощают их «чем Бог послал». Звучит скромно, а на деле – устраивают роскошный пир. С разной рыбой, лобстерами, крабами, а на десерт кокосовый пирог или пончики прямо из печки. Во время нашего пребывания на острове местный принц отмечал день рождения. Папа подарил ему бутылку русской водки. Там это огромная редкость, ну и радость тоже. На этом острове мы провели неделю и очень подружились с его обитателями. Мужчины поведали нам секреты рыбалки, а женщины научили плести корзины и тарелки из пальмовых листьев, а еще специальным образом обрабатывать ракушки, из них они делают браслеты и другие украшения. Вот, дарю! Сама делала.

Читайте также  Изумрудное сердце Сардинии

Я встала, достала из коробочки браслет и протянула его Марине. Подруга разве что руками не всплеснула, а я продолжила:

– В общем, приняли нас там на славу. Так не хотелось покидать это райское местечко, а хотелось просто лежать вечером на пляже под пальмой и смотреть, как медленно падает солнце в океан.

– И что, у них совсем никакой связи с цивилизацией?

– Есть небольшой катерок. В хорошую погоду на нем за день можно добраться до соседнего острова. Но популярностью катерок у них не пользуется, потому что бензин дорогой и с каждой поездкой набегает немаленькая сумма.

– Погоди, а на каком языке вы общались?

– Заканчивая школу, я считала, что знаю английский на «четыре». Также думали мои учителя. Но тут главное – практика. Сначала была некоторая скованность, стеснение, но потом я вдруг поняла, что могу свободно общаться и говорить. Все-таки английский – международный язык. Во Французской Полинезии было сложнее: понимать французский я понимаю, а сказать что-то не получается. Но тут у нас папа подключается, он в свое время во французской спецшколе учился.

Марина меж тем любовалась браслетом на своем запястье. Ракушки и впрямь были красивые. Ну и сделано на уровне.

– Я бы за такими тоже нырнула, – сказала подруга.

– Вот тебе еще одна история, – тут же откликнулась я. – От местных мы узнали, что у одного острова… Это острова Тонга, слышала про такие? Нет? Ну не важно… Так вот проведали мы о подводной пещере невероятной красоты, точнее, пещера-то не подводная, но попасть в нее только из-под воды можно. Дойти до нее можно на яхте и найти вроде как особого труда не составит. И мы на «Дельте» отправились на поиски. В указанном месте увидели небольшой утес, а под ним в голубой воде темное пятно. Я нырнула, чтобы посмотреть, что там такое. Когда вернулась, говорю: «Пап, это она, кажется, пещера». Мы нырнули вместе. А вход в пещеру непростой. Сначала в глубину метра на полтора, потом вбок по подводному туннелю. Темнота – абсолютная. Плывешь на ощупь и думаешь: «Возвращаться – воздуха не хватит, это точно». И такая жуть накатывает… Тут впереди появился свет, еще чуть-чуть, и я вынырнула, задышала ртом. Я была в небольшом гроте размером вот с эту кухню примерно. Откуда-то в грот проникал свет, но его было совсем немного. А вокруг сталактиты, сталагмиты, с потолка вода капает. И в этот момент в пещере вдруг появился туман, и такой сильный, что вытянутой руки не видно. Я крикнула: «Пап, ты где?» А он: «Вроде здесь. А что происходит?» Успокоил дочь, называется. К счастью, туман так же внезапно стал редеть, рассеиваться и в конце концов исчез совсем. Мы отправились в обратный путь, а когда вернулись на «Дельту» стали рассуждать, свидетелем чего мы были. И к такому пришли выводу: когда волна крупная накатывают на скалу, уровень воды в пещере, а соответственно и давление повышается – и появляется туман, а когда волна отходит, давление падает, туман пропадает и пещера вновь перед тобой во всей красе.

Читайте также  Первый перегон. Вахтенные заметки

После такого рассказа Марине захотелось чего-то не столько завораживающего, сколько острого – адреналина, в общем:

– А ураганы… ураганы были? Ну или шторма хотя бы?

– Шторма-то… Вот, помню, стоим мы на Фиджи. Хороший остров, красивый, не очень большой. Несколько километров всего протяженностью. Ну стоим мы в главном порту острова, целую неделю пасмурно, дожди лупят, никуда идти неохота. Мы спрашиваем капитана соседней яхты, который тут, почитай, уже старожил: «Что с погодой? Когда солнце будет?» Он говорит: «А вы отойдите немного в сторону, там и солнце». Я думала – посмеялся он над нами, а оказалось, что погода у них – явление локальное. Тучи собираются над океаном, ветер гонит их, и вдруг – суша, препятствие, горы. К ним тучки и «прилипают». Это я к тому, что на одной стороне острова всегда дожди, а на другой всегда солнце и рай тропический. Там, на Фиджи, в раю этом, кстати, фильмы часто снимают. Ты наверняка видела «Изгой», «Голубая лагуна»…

– Ты о штормах, штормах!

– На море погода может меняться очень резко. Там метеорологи хорошо работают, прогнозы точные, мы же в шторма никогда специально не лезли, но пару раз все равно попадали. Хотя чаще было так: у нас все спокойно, а на горизонте большущая грозовая туча.

Подруга покачала головой:

– Все равно экстремально это как-то. Я бы, наверное, не осмелилась. А ты… уважаю! Ладно, мне идти пора. А напоследок… Слушай, а как же ты дальше? Как будешь жить без приключений?

Я задумалась, потом сказала:

– Не надо бояться рисковать, вот что я поняла за эти месяцы. Не сделаешь сейчас – вдруг не сделаешь и потом, и всю жизнь будешь жалеть, что не сделал. Ведь я сначала хотела, но боялась лететь туда, а потом не хотелось возвращаться. К сожалению или к счастью, нужно учиться, получить диплом, стать врачом. Между прочим, врач на яхте всегда кстати…

"Я не знаю, смогу ли когда-нибудь так же, как родители, поднять паруса и пойти вокруг света. Они поддерживают друг друга во всем, и я теперь абсолютно точно знаю, насколько это важно, чтобы рядом с тобой был человек, готовый поддержать тебя, если ты рискуешь, или рискнуть вместе с тобой. В море хорошо, но, наверное, сначала надо встать на ноги здесь, на земле"

…Марина попрощалась. Мы расцеловались. Она ушла. За окном была Москва – дождь и ночь. А где-то далеко, за этой темнотой, были те, кого я так люблю, – «Дельта», мама и папа.

PS Хочу оговориться: у меня действительно есть подруга Марина, и вечер был, и кухня с чаем. Но – не раз. И подруга у меня не одна. И всем я рассказывала о своем путешествии – кому-то об одном, кому-то – о другом, моему брату, например, шляпки из пальмовых листьев совершенно безразличны. Но когда я стала писать об этих четырех месяцах, то все разговоры я соединила в один. Прошу считать это авторским подходом. – С уважением, ваша Д.Н.

Опубликовано в Yacht Russia №59 (12 — 2013)