А люди где? Сюжет с «Марией Селестой»…

Катамаран KAZ-2 обнаружили в море вполне "дееспособным" и… без экипажа. И все тут же вспомнили историю "Марии Селесты"…








Текст Сергея Борисова, журнальный вариант

Апрель – не лучшее время для морских прогулок. Во всяком случае в Южном полушарии и здесь – у северного побережья Австралии. Солнце слепит, небо безоблачно, но ветер… ветер! Он разгоняет волны, а Большой барьерный риф, это подлинное чудо природы, лишает их ритма, перемешивает, рвет и перемешивает вновь, будто винт гигантской мясорубки.

Апрель 2007 года в этом отношении был самым обычным. В начале месяца погода была еще более-менее, но к десятым числам набрал силу ветер, а за ним и волны. Скорость ветра достигала 30 узлов, при порывах зашкаливала за 45, и служба береговой охраны Куинсленда настоятельно рекомендовала всем малым парусным судам оставаться в маринах и не испытывать судьбу.

После уикенда, проведенного яхтсменами в унылом «береговом сидении», вроде бы распогодилось. Яхты потянулись в море. А служба береговой охраны Куинсленда подняла в небо самолет, чтобы совершить контрольный облет подведомственного района.

По счастью, ничего чрезвычайного. Несколько парусников спокойно шли своими курсами. С ними связывались на дежурных частотах, спрашивали, как обстановка, все ли нормально, и желали доброго пути.

Только одна яхта осталась безмолвной – белоснежный катамаран, ни шатко-ни валко идущий на юг. Но такое бывало, и бывало не раз, что связь установить не удавалось. Ну, мало ли что с рацией или, например, все яхтсмены изволят почивать, что не есть хорошо, положившись на авторулевой и GPS-навигатор.

Выглядел катамаран целехоньким. Пилот доложил руководству, что, мол, так и так, в 95 милях на северо-восток от Таунсвила наблюдает яхту, экипаж которой не отвечает на вызовы. Берег запросил, есть ли на яхте повреждения.

— Нет.

— Тогда возвращайтесь на базу.

На следующий день тот же пилот снова пытался связаться с катамараном, который за сутки продвинулся на север на 15 миль, и снова неудачно.

Самолет сделал круг, спустился пониже. И тут пилот увидел, что стаксель катамарана располосован почти сверху донизу. В дополнение к тому, что палуба катамарана оставалась безлюдной, это уже настораживало.

Последовал новый доклад:

— Берег! Берег!.. Вновь наблюдаю катамаран «Kaz II»…

На следующий день, в пятницу, 20 апреля 2007 года, рано утром, почти в полный штиль, катер береговой охраны подошел к дрейфующему катамарану. На обращения через мегафон реакции не последовало – палуба катамарана оставалась пуста. Начали готовить спасательную команду…

Когда спасатели поднялись на борт катамарана, они растерялись, и в этой растерянности была немалая толика испуга. Ну, а как же? Паруса подняты, пусть даже один и порван. Двигатель работает на холостом ходу. В каюте светится экран корабельного компьютера, а рядом – экран ноутбука. Система глобального позиционирования GPS подмигивает диодами. Так же весело перемигиваются лампочки радиостанции, готовой как приему, так и к передаче. Везде царит образцовый порядок: все вещи на своих местах. И стол сервирован для обеда: тарелки, вилки…

Не было лишь команды.

Вечером того же дня представитель спасательной службы Куинсленда Джон Холл передал агрессивно любопытствующим журналистам имеющиеся в его распоряжении факты и попросил не делать скоропалительных выводов.

— Да, господа, это странно, согласен. Все на «Kaz II» выглядит так, будто судно только что покинули. При этом на борту катамарана остался полный комплект спасательного снаряжения: спасательная шлюпка, три надувных спасательных спасжилета, аварийный буй. Не требуйте от меня объяснений, у меня их нет. Надеюсь, следствие установит истину… – Джон Холл сделал паузу и закончил: — …и данное происшествие не станет повторением истории «Марии Селесты».

Никто из собравшихся на пресс-конференцию не стал уточнять у представителя спасательной службы Куинсленда, что это за «Мария Селеста» такая, все знали о чем речь.

С чего началось

У загадки «Марии Селесты» нет «дня рождения». Может быть, это 4 декабря, когда капитан американского парусника «Деи Грация» Морхауз обнаружил в море бригантину без экипажа. Или 13 декабря, когда Морхауз появился в кабинете начальника порта Гибралтара и объявил, что привел брошенное судно в гавань. Или 24 декабря, когда было начато следствие.

Кто-то наверняка скажет: в том ли суть, с какого из декабрьских дней 1872 года следует вести отсчет? На это ответим: есть люди, истинные фанаты-селесисты, которые полагают, что в этом деле нет мелочей, и не только день – каждую минуту надо учесть в надежде, что какая-нибудь деталь прольет свет на события далекого прошлого.

А было так…

4 декабря 1872 года с барка «Деи Грация», идущего через Атлантику к Гибралтару, заметили парус на горизонте. Когда корабли сблизились, оказалось, что сходящимся с барком курсом идет бригантина «Мария Селеста». Это была удивительная встреча. Барк и бригантина стояли почти борт о борт в порту Нью-Йорка, вот только «Мария Селеста» вышла в море 7 ноября, а «Деи Грация» — 15-го. То, что корабли встретились, означало, что скорость барка оказалась выше скорости бригантины. Это ставило точку в споре добрых знакомых капитана Морхауза с «Деи Грация» и капитана Бриггса с «Марии Селесты», чей корабль быстроходней.

Но что-то с бригантиной было не так. Во-первых, «Мария Селеста» не ответила на сигнал, поднятый на мачте барка. Во-вторых, бригантина шла зигзагами, словно у штурвала стоял пьяный. А в-третьих, при ровном несильном ветре из всех парусов у корабля были поставлены только штормовые.

Когда суда сошлись еще ближе, находившиеся на борту «Деи Грация» увидели, что палуба «Марии Селесты» пуста. Капитан Морхауз распорядился спустить шлюпку, места в ней заняли его помощник Оливье Дево и два матроса.

Шлюпка без труда догнала бригантину. По свисающим через борт тросам моряки вскарабкались на палубу. Бригантина имела крен на правый борт (впоследствии выяснилось, что в трюме было на три с половиной фута воды). В остальном парусник был в хорошем состоянии, если не считать того, что крышка люка, ведущего в трюм, была сорвана и, перевернутая, валялась на палубе. Еще был разбит компас и отсутствовали спасательные шлюпки. Из капитанской рубки исчезли секстан и другие приборы; из документов имелся лишь вахтенный журнал, последняя запись в котором была сделана 24 ноября, а судя по указанных там же широте и долготе, «Мария Селеста» за это время прошла около 500 миль. В кубрике вещевые мешки матросов были в полном порядке, на веревке сушилось белье. В каюте капитана, наряду с другими вещами, находилась маленькая фисгармония и чемодан с детской одеждой и игрушками. А под койкой лежала сабля в бурых пятнах. И ни одной живой души! Впрочем… Когда моряки с «Деи Грация» уже собирались спуститься в шлюпку, они услышали мяуканье. В кладовой, на шкафу сидела черная кошка с зелеными глазами.

Читайте также  Руслан Мухаметзянов: «Финиш любят только победители»

Вернувшись на свой корабль, помощник доложил Морхаузу об увиденном. Тот, будучи человеком трезвомыслящим, хотя кое-кто считал – излишне расчетливым и прижимистым, приказал трем матросам переправиться на бригантину и вести «Марию Селесту» за «Деи Грация». В Гибралтар. Туда маленький караван и прибыл 12 декабря.

Следствие показало…

Расследование, которое возглавил генеральный прокурор Гибралтара Соли Флуд, продолжалось три месяца. Вот, что удалось выяснить.

► Бригантина «Мария Селеста» длиной 103 фута и водоизмещением 282 тонны действительно вышла из Нью-Йорка. На борту его находились 11 человек: восемь членов экипажа, капитан Бенджамин Бриггс, его жена и маленькая дочка. Груз составляли бочки со спиртом и ворванью, то есть жидким жиром, добытым из сала морских млекопитающих.

► На форштевне «Марии Селесты», ниже ватерлинии, обнаружилась вмятина – явно от столкновения с чем-то твердым.

► Изначально шлюпок на бригантине было не две, как принято на кораблях таких размеров, а одна.

► Бурые следы на кавалерийской сабле, как показало специальное исследование, это банальные пятна ржавчины, а не крови.

► Фисгармония принадлежала миссис Бриггс, а игрушки — ее дочери.

Следственные органы направили запросы в портовые города по обе стороны Атлантики с просьбой к местным властям задержать людей с «Марии Селесты», буде те появятся на подведомственных им территориях. Для проведения дознания и, в случае обнаружения доказательств преступления, ареста.

На этом следствие по делу об исчезновения экипажа и пассажиров «Марии Селесты» было приостановлено.

Капитану Морхаузу выплатили 1700 фунтов премиальных, а саму бригантину передали ее владельцу Джеймсу Х. Уинчестеру, прибывшему в Гибралтар за своей собственностью.

В последующие 13 лет «Мария Селеста» семнадцать раз переходила из рук в руки, пока не затонула на рифах острова Гаити.

Судьба кошки с «Марии Селесты» неизвестна.

Прецеденты

Тайна исчезнувшего экипажа корабля капитана Бриггса заставила следователей подумать о прецедентах. Случалось ли подобное ранее? Оказалось, случалось, и не раз…

● Ранним утром погожего летнего дня 1850 года барк «Морская птица» появился у побережья штата Род-Айленд близ города Ньюпорт. Корабль шел под всеми парусами и явно не собирался менять галс, хотя перед ним была цепочка рифов. Предупреждая об опасности, береговая охрана дала несколько холостых выстрелов из пушки. Но курс «Морской птицы» оставался неизменен. Когда до рифов оставалось несколько метров, огромная волна подняла парусник и перенесла его через скалы. Паруса заполоскали, и корабль ткнулся носом в песчаный берег. Взобравшись на борт судна, представители береговой охраны не обнаружили на корабле ни одной живой души. Только маленький пес приветствовал их веселым лаем… Между тем на плите стоял теплый чайник, а в кубрике еще витал табачный дым. Из судового журнала явствовало, что барк направлялся из Гондураса в Ньюпорт с грузом кофе. Командовал кораблем капитан Джон Дарем. Его вещи, равно как и судовые документы, были на своих местах… Прошло две недели. Парусник разгрузили, попытались стащить на воду, но тут разразился шторм. Когда океан утих, на песчаном берегу не осталось и следа от «Морской птицы». Корабль исчез так же, как до того его экипаж. В дальнейшем ясности в этом деле не прибавилось ни на йоту.

● 28 февраля 1855 года впередсмотрящий брига «Маратон» крикнул: «Парус!» На встречном корабле были подняты всего два паруса, оттого и скорость его была невелика. Когда корабли оказались на расстоянии нескольких кабельтовых, капитан «Маратона» разглядел его название — «Джеймс Честер», а вооружившись подзорной трубой, увидел, что палуба корабля пуста. Капитан лично отправился на «Честер», и констатировал (позже это нашло отражение в его официальном отчете), что парусное вооружение в хорошем состоянии, спасательная шлюпка на месте, в трюме и на камбузе достаточно продовольствия и воды, в капитанской каюте отсутствуют компас и судовой журнал. И – главное! – отсутствует экипаж. Куда делись люди, при каких обстоятельствах, так и осталось тайной.

● Десять лет спустя после происшествия с «Джеймсом Честером», на рейде ирландского порта Корк появилось большое судно. Не снижая скорости, оно выскочило на береговую отмель. Людей на борту корабля не оказалось… В целости и сохранности оставался груз красного дерева, на месте были личные вещи матросов и судовые документы, за исключением вахтенного журнала. И ни одной бумаги, которая могла бы пролить свет на «биографию» судна и людей, находившихся на борту. Несмотря на все усилия властей, так и не удалось выяснить ни название корабля, ни имя его капитана. Казалось, корабль возник из ниоткуда… Туда он и вернулся: после того, как поиски владельца и экипажа окончились ничем, его разобрали на дрова, а груз был продан – часть вырученных денег пошла на расходы следственных и судебных органов, а часть обращена в пользу городских властей Корка. Корабль исчез – загадка осталась.

…Этим бы тайнам в свое время да достойную «раскрутку», и загадка «Мария Селесты» потеряла бы как минимум новизну. Но не сложилось.

Читайте также  К 100-летию ВФПС. Испытание Стокгольмом

Удачный ход

К созданию мифа, плотным туманом окутавшим историю «Марии Селесты», приложили руку многие авторы приключенческих, мистических и фантастических произведений. Например, тогда еще никому не известный Артур Конан Дойл опубликовал в январском номере «Корнхилл Мэгэзин» за 1884 год рассказ «Сообщение Дж. Хебекука Джефсона». Рассказ этот мало опирался на факты и, возможно, именно поэтому решение загадки оказалось таким эффектным.

Однако «звездный час» старой тайны пробил в 1913 году, когда редактор лондонского журнала «Стрэнд Мэгэзин» (того самого, где упомянутый Конан Дойл печатал свои «холмсовские» рассказы) предложил самым известным писателям Британии, и среди них Герберту Уэллсу, дать в беллетристической форме свои варианты разгадки. Публикация новелл имела шумный успех. Редактор «Стрэнд Мэгэзин» мог гордиться своей изобретательностью и ростом тиража журнала.

Но были и другие последствия… То, что додумывали писатели ради красного словца и оживления сюжета, в первой послевоенной публикации («Меркур де Франс», 1921 год) обрело власть факта. После этого по страницам газет стали кочевать бесчисленные статьи с «колоритными подробностями»: дескать, паруса «Марии Селесты» были в крови, палуба была изрублена то ли мачете, то ли топором, на камбузе брига булькала похлебка, на столе исходил паром кружки с кофе, на швейной машинке стояла открытая бутылочка с маслом и т. д., и т. п.

Соответственно множились и версии.

Версии на выбор

1. Капитан Морхауз и капитан Бриггс вступили в преступный сговор, целью которого было сначала получить, а потом поделить премию, полагающуюся за спасение брошенного судна. Таким образом и капитан «Марии Селесты», и вся команда корабля никуда не пропадали, все так и было задумано.

2. Капитан Морхауз был отъявленным негодяем! Как и его матросы. «Мария Селеста», с которой «Деи Грация» встретилась в океане, была захвачена самым что ни на есть пиратским образом. Экипаж бригантины был уничтожен, не пощадили злодеи и женщину с ребенком. Все остальное – лишь тень на плетне, с единственной целью получения премиальных.

3. Капитан Морхауз был настоящим исчадием ада! Захват «Марии Селесты» планировался им задолго до выхода в море. Еще в Америке ему удалось пристроить своих людей в команду Бриггса, эти «засланцы» и устроили резню на борту бригантины. Продолжение – то же, что в версии №2.

4. Команда «Марии Селесты» учинила набег на бочки со спиртным с последующим трагическим финалом. Этой версии, кстати, придерживался министр финансов США, изложивший ее в открытом письме в «Нью-Йорк таймс» 23 марта 1873 года: «Обстоятельства дела вызывают опасения, что капитан судна, его жена и ребенок были убиты озверевшими от выпивки матросами, которые потом, испугавшись грядущей кары, сели в шлюпку и, очевидно, погибли в океане».

5. Пары спирта сорвали крышку люка, из трюма повалили серые клубы, которые ошибочно были приняты за дым, и капитан «Марии Селесты» в ожидании взрыва приказал спустить шлюпку. Но трос, удерживающий лодку, порвался. В результате корабль уцелел, а шлюпка – нет.

7. Кто-то из членов экипажа был одержим манией убийства. В рассказе Конан Дойла таким безумцем оказался метис, мстящий белой расе за все унижения расы черной. Расправившись с «белым» экипажем «Марии Селесты», он на шлюпке отправился к берегам Африки, бросив корабль на произвол судьбы.

8. В самом сердце Атлантики сошел с ума кок «Марии Селесты» (реверанс версии №7). Отравив всех и выбросив тела за борт, он покончил с собой, отправившись туда же. Только кошку пожалел.

9. Испортившаяся без злонамеренного вмешательства кого-либо пища (книксен версии №8) вызвала у экипажа галлюцинации и люди стали бросаться в море, чтобы избавиться от кошмарных видений.

10–15. Судно попало в шторм (на корабль обрушилась огромная волна; на «Марию Селесту» напал гигантский спрут или кашалот; бригантину зацепил своим «крылом» водяной смерч; судно тряхнуло подводным землетрясением), в трюм стала поступать вода, и капитан Бриггс распорядился всем сесть в шлюпку. Далее – по версии №5.

Версии можно множить, и множить, и множить… Однако каждая из них – и приведенные, и пропущенные, да и те, что еще появятся, страдают и будут страдать расхождением с логикой, фактами, и вообще — правдой жизни. Которая, как наставлял классик, всякой выдумки странней. И, как правило, проще.

Все очень просто…

Порой действительно все так просто, что даже обидно.

1983 год. Лето. Жара. Матрос сухогруза «Маракаибо», плавающего под флагом Венесуэлы, в полуденном мареве внезапно различил контуры корабля. Тот дрейфовал по воле волн. Об увиденном было доложено капитану.

Попытки установить радиосвязь с неизвестным кораблем оказались безрезультатными, и тогда к нему был отправлен вельбот с тремя матросами. Они поднялись на борт «незнакомца» и без труда установили, что это грузовое судно «Облако», принадлежащее Кипру.

Но где экипаж? Пусто. Было очевидно, что корабль покидали в спешке. На палубе валялись сапоги, какие-то тряпки. Радиостанция судна была настроена на диапазон спасательных служб, но воспользоваться связью явно не успели.

Спустившись в машинное отделение, моряки поняли, что здесь был пожар, который начался с короткого замыкания. Но огонь погас сам собой — следов пены от огнетушителей не было.

— Чего они так испугались? – недоуменно произнес один из моряков.

Ответ на свой вопрос он, как и все человечество, взбудораженное радиосообщением капитана «Маракаибо» об очередной загадке a-la «Мария Селеста», получил через несколько дней.

Панамский танкер обнаружил в океане шлюпку, а в ней трех английских и девять ганских моряков – экипаж «Облака». Они объяснили свое паническое бегство с корабля тем, что в трюме «Облака» находились пять тысяч деревянных ящиков с надписью «ТНТ». В каждом из ящиков лежали по два артиллерийских снаряда калибра 122 мм. Когда начался пожар, первой мыслью моряков было: «Сейчас рванет!». Не сговариваясь, они бросились к шлюпкам.

Читайте также  Марсель Бардьо: одиночка по призванию

Какая проза.

…все слишком просто

Так просто, что как-то даже неловко, будто тебя поманили – и обманули, обещали тайну, а вышло…

Начало XXI века. Атлантика. Бермудский треугольник. И два судна – круизный лайнер и яхта. На первом суета, на второй – тишина. И пустота. С борта лайнера спускают шлюпку. Когда до яхты остается меньше кабельтова, кто-то из спасательной команды восклицает:

— Хороша игрушка!

И впрямь, не яхта – картинка, отрада миллионера. На борту яхты золотом светится название — «Кориада».

Спасательная команда поднимается на борт яхты. Здесь все дышит где-то избыточным достатком, а где-то неприкрытой роскошью. На палубе идеальный порядок, начищенные лебедки сверкают на солнце. На приборной доске тесно от лампочек, датчиков, тумблеров. А каюты! Они отделаны красным деревом. Койки… нет, кровати!.. застланы великолепными покрывалами.

Но запах! Запах…

— Будем искать труп, — говорит кто-то.

Но покойника нет. Тошнотворный запах – из кают-компании: от протухшей, загнившей еды, лежащей в тарелках.

Выскочив из кают-компании, моряки переглядываются. А где люди?

Радист лайнера передает сообщение береговой охране США. Вскоре на горизонте появляется пятнышко, оно растет-растет и превращается в спасательный катер. Сотрудники береговой охраны сначала обследуют «Кориаду», составляют протокол, потом берут яхту на буксир.

Все это время круизный лайнер стоит неподалеку – как же, такое развлечение для пассажиров!

Наконец они расходятся: лайнер берет курс на Багамы, катер с яхтой на буксире направляется к американскому побережью.

Пассажиры лайнера возбуждены. Кто-то начинает вспоминать когда-то где-то прочитанное о яхтах, найденных в этих местах без экипажа.

— В 1955 году была найдена яхта «Коннемара-IV» без экипажа. Передатчик оказался исправен. Но исчезли вахтенный журнал и деньги из сейфа, который был найден закрытым.

Рассказчику поддакивают:

— Да-да, я тоже об этом слышал. А 69-й год? За два месяца – июнь и июль — было обнаружено пять яхт без экипажа! И среди них 41‑футовый тримаран «Тинмут Электрон» Дональда Кроухерста, участника кругосветной гонки яхтсменов-одиночек. Такие опытные моряки за борт не падают.

На это следует возражение:

— Не самый удачный пример. Кроухерст покончил с собой. Заврался, запутался, изменил маршрут, ну, и не выдержал. И вообще, наверняка у каждого из этих случаев есть объяснение.

В это время в рубке буксира его капитан ведет переговоры с базой:

— Да, «Кориада»… В целости и почти сохранности. Ее хотели затопить, но действовали неумело… Свяжитесь с полицией, пусть дадут знать страховой компании… А? Что? Хозяин яхты уже подал иск на возмещение убытков в связи ее потерей? Ну, мошенник!.. Что, банкрот? Имущество под арестом? Тогда понятно…

Вот и вся история. Все просто и понятно. Но если бы все и всегда было понятно, не родилась бы легенда, и все бы давно забыли о «Марии Селесте».

Очень похоже

Следствие по делу об исчезновении экипажа катамарана «Kaz II» поначалу шло полным ходом.

Быстро установили, что на судне должен был находиться экипаж из трех человек: жителя столицы штата Западная Австралия Перт 56-летнего Дерека Баттена и двух его соседей – братьев Питера и Джеймса Танстедов 69 и 63 лет. Все трое были заядлыми рыбаками и намеревались вовсю предаваться своей страсти на протяжении долгого (по прикидкам — двухмесячного) перехода к западному побережью Австралии. Это была их общая мечта – мечта всей жизни! – совершить такое путешествие. Во исполнение мечты в Эрли-Бич, штат Куинсленд, был приобретен 12-метровый катамаран – не новый, но находящийся в хорошем состоянии. Мореходность судна тоже вопросов не вызывала, а вот быстроходным его назвать было нельзя. Но для Баттена, имевшего лицензию шкипера, и его престарелой команды это обстоятельство существенным не было. После дооборудования судна и нескольких тренировочных выходов 15 апреля 2007 года «Kaz II» покинул Эрли-Бич. Сильное волнение, порывистый ветер, невнятный метеопрогноз не стали помехой. К тому же, рыбаки-яхтсмены собирались идти только днем, а ночью вставать на якорь в какой-нибудь укромной бухте.

Все эти сведения, однако, не могли объяснить, что все-таки случилось с экипажем катамарана.

Между тем продолжались поиски: десять самолетов и два вертолета службы береговой охраны обследовали территорию в 700 квадратных морских миль. Профессиональным спасателям помогали четыре судна с добровольцами и полицейские.

Ничего…

«Kaz II» отбуксировали в Таунсвил. К этому времени туда прибыли родственники пропавших. Большинство из них были в шоке от происшедшего, но только не Керин Грей, дочь Джеймса Танстеда:

— Я уверена, — говорила она, — что все образуется. Они отправились на шлюпке на рыбалку и забыли поставить катамаран на якорь. Вот он и уплыл от этих трех идиотов. А они не смогли его догнать.

Однако предположение миссис Грей не выдерживало критики, ведь спасательный ялик остался на борту катамарана.

На следующий день зону поисков было решено увеличить в шесть раз и подключить к операции военных.  Так и сделали – при нулевом результате.

По прошествии оговоренного правилами срока, поиски были прекращены. В официальном заключении была озвучена официальная версия: все трое яхтсменов выпали с катамарана в море у побережья Куинсленда почти сразу после выхода из порта Эрли-Бич. В пользу этого свидетельствовали показания GPS-навигатора, согласно которым курс яхты был задан 15 апреля и с тех пор не менялся.

Версии журналистов – о нападении пиратов, о скатах-иглохвостах, и прочей чертовщине – полиция оставила без внимания.

«Kaz II» был выставлен на продажу – и продан. Вырученные деньги были поделены между наследниками.

Но никто не забыт и ничто не забыто: теперь история катамарана «Kaz II» всегда рядом с историей «Марии Селесты».

Кто следующий?

Опубликовано в Yacht Russia №21 (7 — 2010)