В дальнем южном море…

Мы ортправлялись в Новую Зеландию — эта страна будет местом старта нашего путешествия, цель которого – посетить несколько архипелагов Океании, начав с Новой Каледонии, и в конце концов оказаться в центре Полинезии – на острове Таити. 










Текст Дмитрия Матвеева

Шел седьмой час третьего перелета. Под нами раскинулись просторы самого величественного океана земли – Тихого. Трехэтажный Boeing, поднявшийся в небо в Сингапурском международном аэропорту «Чанги», уверенно следовал назначенным курсом.

Наша интернациональная команда менее суток назад почти полным составом собралась в немецком Франкфурте. Мы с Саней Кузнецовым, яхтсменом, талантливым фотографом и просто хорошим парнем, приехали из заснеженного Питера. Умелый рыболов и яхтсмен Никлас Ларсон прибыл из Скандинавии. В аэропорту нас ждали поляк из Кракова Анжей Браховски, тоже рыбак и тоже яхтсмен, и житель Марселя Доменик – гораздо больше заядлый дайвер, нежели яхтсмен.

Сделав несколько промежуточных пересадок, теперь мы летели в Новую Зеландию. Эта страна будет местом старта нашего путешествия, цель которого – посетить несколько архипелагов Океании и в конце концов оказаться в центре Полинезии – на острове Таити. А поможет нам в этом мой давний приятель Дэйв Кастелс.

Этот уроженец американского сухопутного штата Техас, первый этап своей жизни провел где-то в пригороде Остина. После окончания колледжа Дэйв понял, что его душа гораздо ближе к морю, нежели дом. В результате он сменил «американскую прописку», перебравшись в Новую Зеландию. Дэйв организовал здесь небольшое ателье по пошиву парусов и яхтенной одежды, обзавелся парочкой яхт и от случая к случаю выходит в море. На мое предложение отправиться в плавание он откликнулся сразу, да вдобавок прислал целый лист пунктов того, что он берет на себя. Хотя было достаточно и трех: хорошая яхта, опытный шкипер, а главное – веселая компания.

На второй день нашего пребывания в Новой Зеландии Дэйв пригласил нас отправиться в марину и посмотреть, на чем нам предстоит преодолеть бродить по просторам Тихого океана.

Это оказалась белоснежная 36-футовая яхта проекта Moody 36, модернизированная одним из новозеландских яхтенных ателье. С достаточно просторным кормовым кокпитом и тиковой палубой. В кают-компании, отделанной ценными породами дерева, установлены спутниковое TV и DVD-плеер. На камбузе: СВЧ-печь, холодильник и плита. Место штурмана оснащено по последнему слову техники. Имеется полный комплект навигационных и коммуникационных приборов, позволяющий выходить в Интернет через спутник. Из парусов – грот, стаксель, геннакер, спинакер. Плюс резервные и штормовые комплекты. Все пошиты из современных материалов. Да, на таком «пароходе» вполне можно отправляться к самым потаенным уголкам Океании.

Круизная яхта подразумевает максимально рациональное использование свободного места. Заполнять его следует действительно нужными вещами.

Нам же предстояло загрузить чертову уйму всего. Одного дайверского снаряжения у нас было несколько сумок. Еще несколько сумок занимало оборудование для фото- и видеосъемки, в том числе подводной. Надо признать, снаряжения было столько, будто мы собирались снимать фильм для канала Animal Planet.

Далее предстояло закупить провизию. В условиях тропиков вопрос сохранности продуктов более чем актуален. И как ни хотелось нам обойтись без сублимированных продуктов и консервов, основу рациона все равно составили макаронные изделия, тушенка и прочие «сухари». Купили мы и канистры с пресной водой. Опытные яхтсмены знают, что в дальних переходах пресной воды много не бывает. Мы считали так: примерный расход на одного человека в сутки умножаем на два и добавляем еще немного. Должно хватить!

В общем, в результате все рундуки были заполнены и переполнены. Да что рундуки, вся яхта оказалась буквально напичкана всевозможными сумками и тюками.

Завершив наконец сборы, мы отправились в соседний с мариной парк «Франк Китс», где посетили местное заведение kaffe Eiss. Мы сидели за столиками и провожали последний день на земле. Недалеко от нас на берегу четыре здоровенных пеликана тоже мечтательно всматривались в морские дали. А где-то там, в России, падал снег, трещал по утрам лед, а дети играли в снежки…

Мы отчалили в 6:00. Пробравшись под мотором по узким «тропам» марины, вышли на открытую воду залива Ориентал. И вот мы уже покинули гавань Веллингтон и идем по проливу Кука, разделяющего главные острова Новой Зеландии – Южный и Северный.

Читайте также  Тихие Спорады

Легкий бриз трепал новозеландский флаг над кормой. Пока мы с Саней ставили паруса, Дэйв связался с метеослужбой, чтобы уточнить погоду и направление ветра. Вскоре он сообщил, что для скорейшего достижения цели нам лучше пройти 280 миль на запад, где мы поймаем попутный ветер. Подняв стаксель и грот, мы стали удаляться от берегов Новой Зеландии. Пройдя около 15 миль со скоростью от 4 до 6 узлов, впервые увидели стаю дельфинов. Полчаса они радовали нас своим видом.

Четкое распределение обязанностей и строгое соблюдение вахт – залог успешного перехода, эта аксиома известна всем поклонникам дальних плаваний. Мы не стали отказываться от принципов, и «судовая роль» была расписана еще на берегу: назначен кок, штурман и помощник капитана. Были распределены и вахты. И тут надо сказать вот о чем. Как бы мы ни любили море, как бы ни старались все свободное время проводить, путешествуя иногда к кронштадтским фортам, а иногда к рифам Красного моря, все же с точки зрения опытных яхтсменов мы (за исключением Дэйва) «сухопутные крысы». Это видно по поведению. Поначалу все интересно, кроме твоих обязанностей. Так было и на этот раз, но постепенно мы начали втягиваться в этот размеренный темп.

По метеосводкам ветер должен был стать восточным и усилиться, вместо этого он «выключился» напрочь. На воду опустилась пелена дымки. Со скоростью 0–2 узла мы дрейфовали около 12 часов. Течение относило нас все дальше от обещанного попутного ветра. Спасение пришло к обеду второго дня. Ветер опомнился и усилился. Набрав ход в 10 узлов, мы левым галсом устремились вперед.

Ветер то стихал, то менял направление, и все же через двое с половиной суток, оставив за кормой 310 миль, мы наконец попали туда, куда нужно. Встав на полный курс, поставили спинакер. Ветер набрал обещанные 12 м/с, что позволило нам разогнаться до 18 узлов. В таком темпе надеялись «доехать» до Новой Каледонии.

Отмахав 350 миль, получили метеосводку, из которой следовало, что впереди зарождается мини-ураганчик, а ветер будет закручиваться против часовой стрелки. Необходимо было принимать спешное решение: либо меняем курс и левым галсом уходим западнее, либо пытаемся прорваться напрямую (хотя обещали шквалы до 50 узлов), либо делать поворот на правый галс и уходить на восток. Изучив лоцию, мы выбрали третье. Скинув спинакер, привели яхту и стали уходить подальше от земли.

Восемь часов спустя появились волны, явно разгоняемые тем самым мини-ураганчиком. Ширина гребней была большой, интервал между волнами исчислялся десятками метров, поэтому мы продолжали уверенно, как по рельсам, идти правым галсом с креном 35–40˚, лишь изредка зарываясь в очередной водяной вал.

Еще сутки провели в режиме такого плавного родео. Неподготовленного человека в таких условиях ожидают необычные и не совсем приятные ощущения, но не нас – морских волков, с тысячами миль за плечами… Нет, конечно, я преувеличиваю. На самом деле нескончаемые заботы, постоянная работа не позволяли нашим организмам предаваться раздумьям на тему морской болезни. И это – лучшее средство против нее.

Пройдя еще около 200 миль, яхта почти догнала набравший силу шторм. Небо, вот только-только бывшее абсолютно чистым и насыщенно синим, испятнали отдельные облачка. К вечеру вдалеке появились серо-черные тучи. Ветер начал слабеть, мы почти достигли широты Каледонии, но находились значительно восточнее ее. По левому борту в ночной мгле где-то над горизонтом бушевала тропическая гроза. Частые вспышки молний отражались холодком, пробегающим по телу. Мы поздравили себя с тем, что нам повезло не оказаться в эпицентре такой природной мясорубки.

Утром прозвучали предложения отправиться прямо на Гебриды, находящиеся еще севернее. Раз уж шторм все равно не пускает… Но из новой сводки стало ясно, шторм начал терять силу. Что ж, значит, можно не менять планы, а двигаться прямо к Новой Каледонии.

Читайте также  Марины Кипра

Прямо, увы, не получилось. Ветер был встречным, поэтому идти пришлось в лавировку. Так мы прошли миль 50, потом ветер резко повернул против часовой и стал почти попутным. Волны величиной с дом окружили нашу такую маленькую, такую хрупкую яхту. Но так продолжалось недолго. В паре миль по левому борту показался барьерный риф. Вода стала разглаживаться, а в какой-то момент взбурлила от целой стаи дельфинов. Их было не меньше 50. Так как мы были в водах Меланезии, то было высказано предположение, что дельфины охраняют вход в прибрежную зону и… приветствуют нас.

Сверяясь с показаниями чартплоттера, уверенно двигались к острову в окружении очередной стаи дельфинов. Над нами кружили птицы. И вот в дымке над горизонтом появились очертания острова. Вода светлела, а значит, под килем уже не тысячи метров, а сотни…

Земля!

Интересно, что чувствовал впередсмотрящий «Пинты», когда после нескольких месяцев плавания он наконец увидел землю? Вот и мы… Впрочем, сравнивать экспедицию Колумба и наше плавание по меньшей мере некорректно. Мы знали, где находится яхта, сколько миль до земли, да и в открытом океане были всего несколько дней. И все же, увидев туманные очертания острова, мы почувствовали облегчение. Видимо, «водная клаустрофобия» все же не шутка.

Теперь предстояла сложная лавировка среди прибрежных мелей, рифов и небольших островков. Ведь увидели мы на самом деле не Каледонию, а скалистые острова Тига и Лифоу. Перед островами протянулся барьерный риф, защищающий берега от океанских волн. Нам предстояло пройти проливом между этими островами, чтобы потом обогнуть южную оконечность острова Новая Каледония и подойти к его столице Нумеа.

В бирюзовых водах под нами парили манты и дельфины. Настоящее раздолье для дайвинга! Но это была только присказка… Оставив по левому борту Тигу, обогнув остров Лифоу, яхта оказалась в сказочном проливе. Вот где действительно стоит побывать хотя бы раз в жизни! К удивлению, мы оказались здесь не одни. На горизонте белели паруса довольно приличной по размерам яхты. Впереди виднелась двухмачтовая шхуна со спущенными парусами. Когда мы поравнялись с ней, то увидели «двуногих» – впервые с момента выхода из новозеландского Веллингтона. Эта 40-футовая красавица под австралийским флагом доставила в эти сказочные места туристов из Сиднея.

Естественно, мы не могли упустить шанс познакомиться. Ведь нам вновь предстояло принять решение: остаться на пару дней здесь или сразу идти в Нумеа. Как оказалось, шхуна как раз оттуда. Мы расспросили о переходе, и решение пришло само собой. Еще не опустилась ночь, как мы уже были у изрезанных берегов Новой Каледонии, неподалеку от небольшого селения Яте. Бросили якорь в одной из многочисленных бухт, оказавшейся устьем реки. Увы, остров не впечатлил. Слишком скалистый. И растительный мир не блещет разнообразием, а нам-то после океанского перехода хотелось увидеть настоящие тропические джунгли! Ну да это еще впереди…

Утром мы должны были двигаться дальше. Пока же я с помощью спутникового Интернета связался со своим приятелем Робертом, который последние пять лет живет в Республике Кирибати, в городке Южная Торава. Роберт занимается организацией туризма в этом регионе, он должен был нам помочь с организацией стоянки. Ответ не заставил себя ждать: в электронном послании Роберт поздравил нас с успешным переходом и сообщил, что будет ждать нас завтра в Нумеа, куда он прибудет одним из внутренних рейсов.

Невзирая на возможную опасность встречи с акулами и неизведанность акватории, нацепив маски и ласты, мы дружно попрыгали в воду. Сразу были замечены: несколько скатов, групперы, множество разноцветных рыбок и… парочка небольших рифовых акул. Правда, этот вид акул для человека не опасен.

Рано утром снялись с якоря. Из-за отсутствия хорошего ветра путь до Нумеа занял чуть более суток. Лавируя между рифами и островками, едва не наскочив на отмель мористее острова Оуэн, к 17:00 по местному времени яхта Blue Rain достигла канала, ведущего в марину Нумеа. Промежуточный итог: 1200 морских миль в открытом океане за 6,5 дней, то есть наша средняя скорость равнялась 7,5 узла. Показатель, конечно, не рекордный, но о рекордах никто и не думал!

Читайте также  Англия. Исключение из правил

Пассажирский и грузовой порты Нумеа оказались на удивление оживленными. Здесь стояли несколько огромных лайнеров, на которых развивались австралийские, американские и японские флаги. Оказавшись в заливе Бэ-де-ла-Мозель, мы зашли в уютную и просторную марину яхт-клуба Port Moselle. А на берегу нас ждал Роберт…

На острове мы собирались провести 3–4 дня, о чем и была договоренность с Робертом. Он же должен был стать нашим гидом. А еще он должен был организовать места в хорошем отеле. С последним не получилось… К нашему удивлению, город был переполнен туристами, которые приехали полюбоваться морской живностью, у которой как раз пик концентрации в прибрежных водах. Так нам объяснили местные жители. К слову, хотя основной язык на острове и французский, да вдобавок к нему несколько десятков местных диалектов, образованная часть населения не только знает, но в отличие от самих французов охотно говорит на английском.

Вместо отеля (приличных «резертов» в Нумеа три, всего же отелей более двух десятков, и стоимость проживания редко опускается ниже 100 долларов за ночь) мы отправились в пригород, где нашу компанию разместили в довольно большой по местным меркам вилле, некогда принадлежавшей бывшему правителю острова. Первый вечер мы провели на пляже, попивая виски и празднуя успешный переход. Утром на сафарийных джипах помчались по извилистым дорогам на экскурсию в глубину острова – к озерам, водопадам и рекам. Осмотрев остров, вернулись на базу. К этому времени уже подготовили лодку с мощным мотором. Отобедав, компания отправилась… под воду.

Предстояло совершить несколько погружений сначала с внутренней стороны рифа, а затем с внешней. За 4 дня, проведенных в Каледонии, удалось совершить более 18 погружений. Самое глубокое состоялось с внутренний стороны рифа, в 35 км к северо-западу от Нумеа. Я опустился вдоль стенки рифа на глубину 57 м, Доменик покорил 100-метровую отметку. Признаться, мое отношение к техно-дайвингу неоднозначное. Лично я предпочитаю наслаждаться красивейшими коралловыми садами и встречаться с морскими обитателями. За время погружений встретились осьминоги, черепахи, скаты, групперы, мурены… Рядом то и дело оказывались манты, рифовые акулы и акулы-молоты, скорпены… В последний день довелось увидеть китовую акулу длиной около 7 метров. В общем, за несколько дней мы увидели то, что многие дайверы «собирают» годами, мотаясь по всему миру…

Накануне нашего отплытия Роберт организовал бурную вечеринку. Нас чествовали человек 50, среди которых были и местные жители, и туристы из Европы, США, Австралии, Сингапура, Вьетнама. Мы были тронуты.

Утром, пополнив запасы воды и провизии, мы вышли из порта, подняли паруса, и яхта Blue Rain направилась к островам Новые Гебриды, Республика Вануату. Путешествие продолжалось.

Справка
Новая Каледония – заморское особое административно-территориальное образование Франции. Это одноименный крупный и группа мелких островов в юго-западной части Тихого океана. Географически относится к Меланезии. Граничит на юго-западе с экономической зоной Австралии, на севере – с Вануату, на юго-востоке – с Фиджи. Столица – Нумеа. Денежная единица – французский тихоокеанский франк.
Остров открыт Джеймсом Куком в 1774 году, назван по древнему наименованию его родины Шотландии – Каледония. До поры Новая Каледония оставалась в стороне от интересов европейцев, лишь в 1840-х годах здесь стали появляться торговцы сандаловым деревом, а также французские и английские миссионеры. Франция объявила острова Новой Каледонии своим владением в 1853 году, и с 1864 по 1896 год французское правительство высылало в эту колонию осужденных преступников. На острове французами были высажены плантации кофе и кокосовых пальм, затем (с конца XIX
века) начата добыча различных минералов. В 1946 году Новая Каледония получила статус заморской территории Франции. Большая часть острова Новая Каледония гориста. Климатические условия благоприятны, среднегодовая температура – 23–24,5°.

Опубликовано в Yacht Russia №60 (1/2 — 2014)