Светлая сторона Белого моря

Это великолепная акватория для любителей северного яхтинга, однако приливные течения, навигационные опасности и неинформативные знаки требуют наличия определенного опыта. Лучшее место для одно-двухнедельного плавания – Кандалакшский залив










Текст и фото Николая Павлова

Есть в северном яхтинге особое очарование, но подойдет он далеко не каждому. Однако тот, кто полюбил его, будет возвращаться к нему вновь и вновь. Мы ехали в Беломорск…

К месту старта мы прибыли далеко заполночь. Остановиться в гостинице «Беломорье», что через дорогу от вокзала,не вышло, в начале августа тут самый туристический сезон, мест нет. Но в этом городе есть еще одна приличная гостиница «Гандвик». Правда, двухместный номер там почти $100, но кафеочень неплохое и вполне себе бюджетное.

Утром на такси мы добрались до 18-го шлюза Беломорканала, где должны были присоединиться к ребятам из морского яхт клуба Чупы в завершающей части их турне Чупа – Питер – Чупа на яхтах «Белая ночь» и «Браво».

Для выхода в море нам предстоялоодолеть три этапа:

– пройти разводной железнодорожный мост между 18-м и 19-м шлюзами (накануне этого сделать не удалось – мачта не вписывалась, а лихая попытка проскочить с креном, да с ходу была пресечена группой автоматчиков охраны моста);

– пройти инспектора из портнадзора;

– пройти 19-й шлюз.

Мост разведут ближе к вечеру, поэтому, оставив вещи на яхтах, мы отправились на осмотр местных достопримечательностей, главнейшая из которых – беломорские петроглифы, наскальная живопись древних поморов. Ну что сказать, занятное место, будете в этих краях, обязательно посетите. Судя по всему, древние поморы были людьми жесткими, если что не так, то минимум три стрелы в спину и еще что-нибудь в зад.

Об отношении к судну

Утро было солнечным. Проснувшись, мы позвонили в порт и договорились о визите инспектора. И он явился, обнаружив в итоге лишь незначительные нарушения (спасательные жилеты не оранжевого цвета и на них не написано название яхты, также отсутствовали пиротехнические ракеты – их недавно расстреляли по случаю какого-то торжества). После чего начал настаивать на том, что в море нам сегодня идти не стоит.

– Какие-то вы уставшие. И глаза у вас красные. И вообще у вас здесь… пахнет.

В последнем он был прав: пахло на яхте не фиалками, и в том не было ничего удивительного после двухмесячного перехода.

– Покажите мне ваше отношение к этой яхте.

Судовая роль, судовой билет и еще целая пачка документов, а так же наличие печати яхт клуба и живого его директора на борту инспектора не впечатлили. Мы решили было, что наш капитан сейчас обнимет пиллерс и со слезами в голосе произнесет: «Я ее люблю», но капитан сдержался.

Вскоре жилеты были подписаны, необходимые документы получены из яхт-клуба по факсу, после чего инспектор выписал штраф за нарушения и дал разрешение на выход в море.  В постановлении о штрафе нас особенно порадовала фраза: «…в связи с чистосердечным раскаянием наложить штраф в 500 руб.».

Мы мило попрощались с инспектором и отшвартовались. Нас ждал 19-й шлюз.

Засады

Уровень воды в шлюзе выровняли с уровнем моря, заскрипели и открылись ворота. Мы вышли и метров через 100 пересекли границу между мутной пресной водой канала и прозрачной морской.

Остался позади красно-бело-красный поворотный буй фарватера. И вдруг – удар! Палуба попробовала выскочить из-под ног. «Белая ночь» резко остановилась. Мы на мели.

Пока мы снимаемся с мели, пару слов о яхтах «Белая ночь» и «Браво». Последняя – это хорошо всем знакомый «Конрад-25РТ», а вот «Белая ночь» – это кастомизированная ЛЭС-31: парусное вооружение подобрано с единственной целью – гонятся. Нет ни закруток, ни «лейзиджеков». Комплект стакселей, спинакер, арамидный грот. Управляемые бакштаги. Гик висит низко, всего на пару сантиметров выше фаловых лебедок и длинный – почти до транца. И об экипаже «Белой ночи». Нас шестеро: Юра –  капитан и директор Чупинского морского яхт-клуба, Макс – его первый помощник (учится в Лесгафте и тренирует чупинских пионеров на «Оптимистах») и Вася,один из этих пионеров. Парню 12 лет, однако он прошел весь этот поход от начала до конца и участвовал во всех гонках. Московская «диаспора» состояла из двух матросов разной степени подготовки и меня, имеющего «дейшкиперский» сертификат.

Сдернуть нас у «Браво» не получилось. Мы пробовали по-всякому закренить яхту. Поставили грот. Макс взлетел на мачту до второго ряда краспиц. Налетевший порыв ветра помог уложить лодку на борт. Снялись – и тут же сели опять. Опять снялись и успели увалиться в сторону фарватера. Все, теперь канал точно позади, впереди море.

До Соловков 40 миль фордевинда с южным ветром. Подходили к ним уже в темноте. Заход на «Тамарин причал» – по узкому фарватеру, вокруг которого разбросаны мели, камни и прочие навигационные засады. Фарватеробставлен буями, но на них нет огней… Вообще-то у C-MAP хорошие карты на этот регион, только на картплоттере отмечаются знаки не только которые есть, но и которые когда-то были и даже те, которых никогда не было.

Читайте также  История одного памятника

Зашли «по приборам». Вахтенные напряженно всматривались в темноту. Вот и плавучий понтон, здесь будем швартоваться. У причала стояли еще две яхты – «Архангельск» и Navalis. Значит, не одни мы такие… на Белом море.

«Глаз циклона»

Мы не знали, что есть такое высокое распоряжение: маломерным судам нельзя стоять в пределах портов. Тамарин причал приписан к Соловецкому порту, соответственно судам под эгидой ГИМС вроде как тут стоять нельзя. Но нам повезло в том, что наши лодки были зарегистрированы в спортрегистре ВФПС, и потому стоять нам позволили на самых что ни на есть легальных основаниях – за 700 рублей в сутки (без учета штормовых дней), и даже подключенными к электричеству.

Соловки – место популярное. На причал, у которого стояли мы, пароходы «Василий Косяков» и «Сапфир» высаживали толпы туристов – и забирали отъезжающих. К слову, на острове полно гостиниц, несколько ресторанов и аэропорт. Так что не такой уж это край света.

Нам очень хотелось попасть на Заяцкие острова, посмотреть древние лабиринты. Но экскурсии отменили в связи со штормовым предупреждением – неожиданно образовался циклон, который с завидной регулярностью случается в этих местах именно в начале августа. Между прочим, несколько лет назад августовский шторм выбросил «Браво» на берег острова Анзер… И все же это было неожиданно, потому что еще вчера утром в прогнозах никакого циклона не было. Вместо погодных сайтов я решил попробовать посмотреть развитие темы на смартфоне в «Навиониксе». Несмотря на то, что остальной мир на нем присутствует только в виде контурных карт, прогноз по ветру прекрасно отобразился. Циклон ввалился в Белое Море через горло и, двигаясь на юго-запад, должен до нас дойти уже вечером и проследовать дальше в сторону Кеми и Беломорска. Нам обещали ветер до 40 узлов с порывами неизвестно насколько. Причем дуть он будет «в морду», а потому выходить в море не только опасно, но и бессмысленно. В общем, так получалось, что мы оказались заперты на острове минимум на три дня.

И мы отправились на экскурсию по монастырю. Но прежде – в кафе «Чайная бухта», где есть нормальный туалет и теплая вода.

К вечеру пришел циклон и проливной дождь. И все же экипаж яхты Navalis решил попробовать прорвать блокаду до того, как циклон окончательно зависнет над островом. А что делать, отпуска кончаются, билеты на поезд уже куплены. И вспомнилось классическое из книги Адларда Колса «Под парусом в шторм»:«Недостаток времени в конце отпуска — самая частая причина попадания в штормовую погоду».

Ребята вышли уже в сумерках, под завывание ветра в вантах. Давление продолжало падать.

Утром ветер и дождь утихли – над нами был «глаз циклона».За завтраком в «Чайной бухте» мы пообщались с туристами из Англии, они второй день не могли улететь с острова. Потом осмотрели Морской музей и Музей ГУЛАГа.

По возвращении у стенки пирса нас встретил Navalis, будто никуда и не уходил. А дело было так. Обогнув остров и взяв курс на север, лодка уперлась в стену из волн и ветра. Мотора и парусов хватало лишь на то, чтобы не дрейфовать назад. После 12 часов болтанки на одном месте пришлось вернуться.

А давление все падало…

Будем здоровы!

Циклон нас миловал, убравшись подальше быстрее, чем обещали синоптики. Наутро дождь еще моросил, но кое-где на небе уже были видны просветления. Девушка в кокпите «Архангельска» играла красивую мелодию на флейте. В руках горячая чашка кофе, мне сегодня исполнилось 36 лет…

Выход был назначен на 11.00. До Сонострова около 100 миль, приблизительно сутки ходу. Судя по прогнозам, первую часть пути, до поворота в Кандалакшский залив, будем идти в лавировку, дальше бакштаг и галфвинд.

Теплоход «Косяков» в этот день прибыл с опозданием, и пассажиры какие-то зеленые и тихие. Было очень холодно.

На выходе из «тени» острова нас ждала толчея из ветровой волны, сталкивающейся со встречным приливно-отливным течением. С течением нам было по пути, а с волнами нет.

«Белая ночь» с зарифленным гротом и коротким стакселем «блейд» скатывалась с одной волны, чтобы тут же зарыться в следующую. Потоки воды перекатывались от бака до кокпита.

«Браво» иногда пряталась в ложбинах волн по нижние краспицы.

И это были лишь отголоски шторма. Ребята с Navalis рассказывали нам, что, принимая волну в скулу, их лодка становилась практически вертикально.

Мне предстояла ночная вахта, так что надо было поспасть. Но как заснуть на койке наветренного борта, если над тобой о стенку бьются карабины спасжилетов и страховок? Вскоре меня накрыл приступ морской болезни. Я судорожно нащупал какой-то пакет, высыпал из него содержимое, наполнил новым и отправил за борт.

Между прочим, пока я боролся за сон, а потом с морской болезнью, мои товарищи в кокпите любовались белухами…

Контрольная точка – остров Самбалуда. Опасное место. Остров совсем низкий, его даже увидеть трудно. Правда, на острове есть маяк, но он, естественно, не работает. А вокруг острова мели, банки и осушки, и все без знаков.

Читайте также  Марш по фьордам!

А еще на Самбалуде живет колония тупиков, которых еще называютлетающими пингвинами, и если пройти слишком близко, можно их растревожить и начнется настоящий птичий базар.

Хорошо хоть, что ветер постепенно стихал. Волны стали меньше. В сумеркахна горизонте разглядели мачту Navalis. Сзади, на юге, было уже темно, а впереди закат плавно переходил в рассвет.

На траверзе Самбалуды ветер окончательно скис. Мы завели двигатель. Пора было сдавать вахту. И спать, спать, спать… Такой вот получился день рождения.

«Мидийное» место

Мы все еще моторим. Штиль. Небо чистое. Жарко. Слева по борту карельский берег, за скалами уже мачта ветряка Сонострова. «Браво» в миле за кормой. Добро пожаловать на светлую сторону Белого моря.

Соностров – название заброшенной деревни. Теперь на этом месте ферма по разведению мидий и набирающий обороты туристический центр. Находится все это на острове-полуострове Тонисоар – в прилив это остров, в отлив полосой осушки он соединяется с материком. Есть два причала, коттеджи с уютными гостиничными номерами, душ, туалет, горячая вода, баня, столовая.

Остров открыт для туристов круглый год. Летом много народа приходит на байдарках и парусных «надувастиках», а кто-то прибывает на яхтах или местным катером. Зимой, разумеется, в ходу снегоходы. Что еще? Телефоны – только спутниковые. На следующий год планируется провести кулинарный «мидийный» фестиваль. Пока же на завтра в столовой мы взяли кофе, оладьи и яичницу (свежие яйца из местного курятника). После суточного перехода – просто супер!

Потом одна часть экипажа занялась разбором и просушкой вещей после перехода, втораяотправилась по грибы. Особенности сбора грибов на Сонострове таковы: идешь по тропинке и срезаешь подосиновики, которые видны с тропинки, а в лес за грибами тут никто не ходит…

А мидий мы все-таки попробовали. И в баню сходили. И копченой трески отведали. И как только не умереть от зависти к самим себе?

Хорошее место – Соностров, хорошее.

Полная…Умба

 «Белая ночь» уходила в Чупу, и мы перебрались на «Браво», которая взяла курс на Умбу, а это уже Кольский полуостров.

Вышли утром под слабенький южный ветер. Под спинакером 4–4,5 узла.

Пересекли полярный круг. Жарища. Загар ложится быстро и ровно.

И тут мне вспомнился наш прошлый выход на Умбу…

Июнь 2010 года. Вышли так же, на «Браво», с Сонострова, в штиль. Настроение отличное, как и прогноз, давление стабильное. Однако, огибая остров с запада, в бинокль углядели в море нездоровое волнение. Стаксель убрали и принайтовили к леерам на баке, грот превентивно зарифили до второй полки. Пока тишь да гладь, солнце припекает, моторим. Только вышли из «тени» ситуация кардинально поменялась: ветер – 40, в вантах – вой, вместо жары – холодрыга, сидим на наветренном борту, и нас прилично окатывает. На стоянке, когда в бак «подвесника» наливали бензин, пролили не больше столовой ложки в рундук, но тогда запах даже не ощущался, а при такой дикой качке он просто убивал. На баке из-под найтовых стало выбивать стаксель. Кто был ближе, тот и рванулся перевязывать. Из кокпита смотреть – страшно, такая  амплитуда раскачки носа. Прошло два часа, до Умбы с таким ходом еще часов десять.  Прямо по курсу, на севере, на горизонте, то ли садится, то ли уже восходит солнце. И тогда капитан принял решение идти в бухту Летняя. Это на западе, чуть южнее входа в Чупинскую губу, там отличное укрытие от любого ветра и волны. Мы увалились до фордевинда, на попутной волне скорость возросла, но стали получать удары волн в корму – опасная тема. И все же добежали до Летней, привелись, убрали грот. Чтобы подстраховаться на время прохождения между скалами, ограждающими вход, решили долить бензина в расходный бак. Налили, стали заводиться, а мотор молчит. Пена от разбивающихся о скалы волн взлетает до краспиц. Нас несет на скалы. Что, ставить грот? Поможет? Успеем? И тут двигатель чихнул, завелся и бодро потянул нас в укрытие.

В этот раз мы добежали до Умбы без приключений.

Приключения ждали на подходе. При заходена фарватер справа с якоря снялось какое-то судно и двинулось в нашу сторону, прямиком в правый борт. На его палубе стояли люди и глазели на нас. И расстояние между нами становилось все меньше… Ситуация становилась неприятной. На дистанции меньше полукабельтова пеленг на судно пополз на корму. Не меняя курса, они сбросили ход до самого малого, разошлись. Проходя по корме, на расстоянии 10–15 метров от нас, на судне включили ревун. Потом кто-то, видимо капитан, прорычал в мегафон: мол, какого… курс пересекаете?! Над судном гордо реял Андреевский флаг. «Улыбаемся и машем».

Уже в городе, в магазине, мы встретили матросов с этого гордого крейсера.

– А, это те, которые нам курс пересекли.

– А почему не должны были?

– Не знаете, что такое помеха справа?

– Мы под парусом шли, там другие правила.

– Да? У нас капитан – бывший командир подводной лодки, у них под водой парусов нет.

Читайте также  Ялта - жемчужина Южного берега Крыма

Вот такая вот культура, такие теперь капитаны, хочется верить, что не все.

Дорога домой

Ночью на набережной местные ребята вели себя как-то очень шумно и даже настырно, вплоть до попыток несанкционированного проникновения на чужое судно. Но наш дружный храп отпугнул от «Браво» незваных гостей.

В Умбе мы планировали арендовать машину для поездки на Варзугу или на мыс Корабль, более известный как Аметистовый мыс, раньше там были аметистовые прииски, там и сейчас можно набрать «красивых камешков». На Варзуге же самая старая в России деревянная церковь, шедевр зодчества, а неподалеку от нее гиперборейские мегалиты. К сожалению, в разгар сезона найти машину не удалось. С морским музеем тоже не повезло: закрыт – выходной. Перед отходом на пирс прибежал местный рыбак с предложением, от которого было невозможно отказаться. Свежевыловленная трехкилограммовая семга была моментально переработана в лучшую в мире закуску.

Обратный путь к карельскому берегу получился какой-то бессобытийный. Умеренный северо-западный ветер позволил добежать до входа в Чупинскую губу в один галс, полным бейдевиндом.

И вот последний раз за этот поход мы убираем паруса. Что, это только мне кажется, что в последние дни отпуска солнце как-то по-особенному играет на воде?

На подходе к мысу Картеш опять встретили Navalis. Яхт на Белом море, к сожалению, не так уж много, и кого-то незнакомого встретить сложно, но чтобы вот так часто… В общем, приятная встреча.

Чупинская губа и подходы к ней, несмотря на энной количество навигационных засад, отличное место с достаточным количеством как оборудованных, так и «диких» стоянок. И все равно в сезон здесь на воде всего несколько яхт, а не десятки и сотни, как того заслуживает это место.

Была у нас идея зайти на ночевку в Нильмгубу, это где открытый дельфинарий с белухами, но у нас не оказалось на тот район карт, так что это место мы «охватим» в следующий раз.

До Чупы оставалось всего 8 миль. Мы решили оставить маленький кусочек перехода на завтра и встали на ночевку в поселке Чкаловский – популярнейшем местесреди любителей путешествовать на надувных судах. У причала – гостиница «Юрий Рыжковский», база дайв-клуба; на втором этаже – кабинки с туалетами и душем, на третьем – неплохое кафе. Цивилизация!

Завершающий отрезок пути мы прошли под мотором при полнейшем штиле. Встали к пирсу яхт-клуба, которому в этом году исполняется 100 лет. Вечером попрощались с Чупинским морским яхт-клубом – и на поезд. Все, домой! На юг!

В поезде лучший сосед – хорошая книжка. Джером К. Джером, «Трое на четырех колесах». Я открыл и прочитал:

«В общем, наш bummel удался, – сказал Гаррис. – Мне уже хочется домой, но в то же время жаль, что все кончено. Не знаю, понимаете ли вы это чувство.

– А как ты объяснишь немецкое слово bummel? – спросил Джордж.

Я задумался на минуту, прислушиваясь к неумолчному говору бегущей воды.

– Мне кажется, его можно объяснить так, – сказал я. – Бесцельный путь – длинный ли – короткий ли, определяемый только известным периодом времени, после которого мы должны вернуться туда, откуда вышли. Иногда этот путь лежит по шумным улицам, иногда по полям и мирным дорожкам; иногда нам дается на него несколько часов, а иногда – долгое время; но где бы он ни пролегал и сколько бы ни продолжался — наша мысль вьется по нему, как струйки сыпучего песку. Мимоходом мы улыбаемся и киваем головой своим спутникам, возле некоторых останавливаемся поговорить, с другими — проходим вместе несколько шагов. Встречаем много привлекательного по пути, хотя часто устаем немного. Но в общем, путь пройден с интересом, и нам становится жаль, когда все кончено!»

Вот и мне бесконечно жаль, что наш bummel так быстро закончился. Но мы еще вернемся на Белое море…

СОВЕТЫ ПО АКВАТОРИИ
Белое море – прекрасная акватория для любителей северного яхтинга. Однако приливные течения, навигационные опасности и неинформативные знаки требуют наличия определенного опыта. Лучшее место для одно-двухнедельного яхтенного похода – Кандалакшский залив.

ДОРОГА
Из Москвы до Беломорска можно доехать на поезде. Цены на билет – от 2500 до 4500 руб. Есть рейсы компании Pskovavia до Соловков по пятницам-воскресеньям с пересадкой в Архангельске. Цены от 12000 до 17 000 рублей.

ПОГОДА И ВЕТЕР
Оптимальное время для яхтенного похода в этих местахс начала июня по 20 сентября. На Соловки лето приходит чуть позже, погода формируется теплыми течениями Гольфстрима, заходящего в Баренцево море.Средняя температура воды 5–7 градусов. Местами в период с июля по август прогревается до 17–18. Зимой Белое море замерзает. Акватория приливно-отливная, средний уровень приливов, например, в Кандалакшском заливе 2,5 метра.

ОСОБЕННОСТИ НАВИГАЦИИ
Благодаря множеству мелких островов высокая волна не образуется, но очень быстро под воздействием ветра может появиться короткая и крутая. Погода меняется довольно часто, поэтому пригодятся и непромоканец, и солнцезащитные очки.

Сокращенный вариант. Опубликовано в Yacht Russia №8 (77), 2015 г.