От Панамы до Таити: практика пилотажа

Кто хоть раз в жизни не мечтал оказаться в далекой Океании среди белоснежных атоллов с бирюзовыми лагунами? То-то. А ведь лучший способ узнать этот уголок Земли – идти туда под парусом. Даже сегодня далеко не на все атоллы и острова Полинезии можно добраться самолетом или пассажирским судном. А на яхте – пожалуйста. Пройдя Панамский канал (YR № 11 (58) / 20013), мы отправляемся на Таити, в Полинезию.







Текст Виктора Панжина

Куда идти?

Оказавшись в тихоокеанской части Панамского канала, каждый яхтсмен задается вопросом: куда дальше? Действительно, отсюда, из Бальбоа, открываются три пути, каждый из которых обещает свои приключения. На север, против ветра и течений, вдоль побережья Центральной Америки к полуострову Калифорния, чтобы потом еще дальше на север – к Канаде и Аляске? Или все-таки на юг, вдоль побережья Южной Америки, чтобы познакомиться с древней цивилизацией инков, а потом с попутным ветром до острова Пасхи? А может, на запад, к Галапагосам, чтобы оттуда совершить бросок в Полинезию? 

Остановимся на третьем, наиболее легком из трех направлений, тем более что этот путь сегодня выбирает большинство яхтсменов. Он имеет даже свое название – Coconut Milk Run. Подразумевается, что, во-первых, на всем пути вам будут попадаться острова с кокосовыми пальмами, а во-вторых, иносказательно, что плавание будет романтичным, легким и безмятежным, «молочная дорога» и есть.

Покрутившись в акватории Панамского залива, вы вряд ли минуете острова Лас-Перлас. Большинство островов находится в частном владении, однако данное обстоятельство не помешает вам пополнить запасы свежих фруктов и овощей.

Напоследок можно заглянуть на остров Коко (это уже владения Коста-Рики), где обитают единственные оставшиеся в Америке ящеры (правда, их охраняют рейнджеры, но договориться о посещении острова вполне можно).

Следующая остановка – Галапагосские острова.

Тут надо сделать оговорку. Панама лежит вне зоны действия тропических ураганов, которые в Карибском море и у западного побережья Мексики с мая по ноябрь часто крушат все на своем пути. Поэтому Панамский канал можно перейти без опаски в любое время года. Но если дальнейший ваш путь лежит в Полинезию, то нужно иметь в виду, что сезон тайфунов в Тихом океане продолжается с декабря по март. Следовательно, чтобы оказаться в Полинезии в мае (на переход через океан уйдет 3–4 недели), канал желательно пройти уже в начале марта.

Май для прибытия в Полинезию – оптимальное время, так как в этом случае остается достаточно времени, чтобы либо осмотреть полностью Полинезию и остаться там на «зимовку» до следующего сезона навигации, либо, осмотрев Французскую Полинезию частично, отправиться дальше на запад. Достигнув Фиджи или Тонга, можно затем спуститься к Новой Зеландии (октябрь-ноябрь), откуда на будущий год вновь вернуться в Океанию или, продолжая следовать на запад, достичь Торресова пролива и оказаться в Индийском океане (октябрь-ноябрь).

Галапагоссы – и затем…

В девяти случаях из десяти переход до Галапагосских островов сопровождается встречными ветром и волнами. Он может занять пять-восемь дней, если выбран кратчайший путь и часто запускается двигатель яхты, но переход может длиться и три недели, если команда решает сэкономить на топливе и достичь Сан-Кристобаля галсами. Чтобы решить, какой вариант целесообразнее, следует помнить, что топливо на Галапагосах, несмотря на их удаленность от материка, стоит дешевле, чем в Панаме, так как Эквадор имеет собственные месторождения нефти.

Во время перехода настоятельно рекомендуется внимательно следить за акваторией, так как это место, где сходятся пути океанских торговых судов, следующих через Панамский канал в Атлантику. Американские береговые службы (с помощью военных вертолетов и катеров) осуществляют здесь контроль за трафиком маломерных судов – потенциальных перевозчиков наркотиков из Колумбии. Разумеется, в пути могут встретиться и плавающие бревна, а иногда и целые деревья, попадающие в залив из устьев тропических рек.

Не заостряя внимания на Галапагосских островах – это отдельная большая тема, надо отметить, что официальное посещение архипелага сопряжено с длительной перепиской и высокими пошлинами в пользу заповедника. На практике же местная администрация в лице комендантов Армады (военно-морские силы Эквадора) не возражает против «нелегального» посещения яхтсменами островов, понимая, что это единственное место, где они могут передохнуть и запастись провиантом по пути на Таити. Но тут не столько гуманистические, сколько экономические соображения: свежие фрукты и овощи, дизельное топливо, мелкий ремонт, туристические экскурсии – все это приносит местным жителям дополнительный доход.

Вы отдохнули и запаслись провиантом. Куда теперь? Собственно, пути два. Первый и попроще – на Маркизские острова. Второй и чуть длиннее – к острову Питкерн или к архипелагу Гамбье. «Пилотаж» достижения обоих целей схожий, вопрос лишь в том, какие острова Полинезии хочется посетить.

Если выбран маршрут на Маркизы, то после их посещения путь на Таити будет пролегать через центральную или западную часть архипелага Туамоту.

Если же выбран путь к острову Питкерн или архипелагу Гамбье, то далее маршрут может быть проложен через восточную часть архипелага Туамоту с посещением архипелага Остраль и заходом в центральную и восточную части Туамоту.

Отдельно нужно отметить, что в Тихом океане материал и конструкция яхты подвергаются жесточайшим испытаниям, равно как физические и психические возможности самих яхтсменов. В отличие от Карибского или Средиземноморского бассейнов, расстояния между островами здесь намного больше. Условия навигации – ветер, волны, узкие проливы, мелководные лагуны – много сложнее. Ремонт материальной части и дороже, и медленнее, не говоря уж о профессиональной подготовке технического персонала.

Только oпределившись с направлением, мы трогаемся в путь.

Свой экипаж

В переход до Таити мы вышли в полдень. Как и большинство экипажей – вдвоем. Дизельного топлива, включая запас в канистрах, могло хватить на 1500 миль, если поочередно включать один из двух моторов катамарана. Запаса продуктов в виде консервных банок, тюбиков, пакетов, бутылок и мешков, находящихся в трюмах, должно был хватить на год вперед: в Океании все дорого. Беглый взгляд на содержимое холодильников и морозильника успокаивал и настраивал на гастрономическую волну. 

Путешествие начиналось как «по нотам», роль которых выполняли несколько англоязычных морских альманахов. За первые три дня, двигаясь на юго-запад в условиях постоянного штиля, мы так ни разу и не подняли паруса. Альманах рекомендует скорее покинуть экваториальную зону, чтобы подхватить пассат.

Читайте также  Сказочная ривьера

На третьем градусе южной широты наконец задул легкий попутный ветер, а сутки спустя мы оказались в зоне c крайне некомфортной и неспокойной поверхностью океана. Альманах упоминает об этом природном феномене, встречающимся между 4 и 5 градусами южной широты и между 91 и 98 градусами западной долготы. Океанская поверхность выглядела странно: будто кто-то надувал ее изнутри, от этого она местами словно вспучивалась, и мы двигались, как по ухабам.

После двенадцати часов тряски поверхность успокоилась, и океан принял свой естественный вид – с востока бежали ровными бескрайними рядами волны. Когда находишься на гребне, то кажется, что можешь заглянуть за горизонт. Опускаешься вниз – видна лишь громада нависшей воды. Но расстояние между волнами значительное, и лодка плавно идет то вверх, то вниз. К этому привыкаешь быстро. Больше времени уходит на то, чтобы привыкнуть к ударам набегающей волны о второй корпус катамарана. Поначалу я не придал большого значения этому факту, но однажды, где-то к середине перехода, зайдя в душевую кабину, понял, что зря был так спокоен. Язычок одной из двух рукояток спасательного люка, находящегося на уровне ватерлинии, лежал обломанным на полу. Сквозь неплотно закрытый люк в корпус с каждым ударом волны прорывалась вода. Стоя в ней по щиколотку, мы соорудили распорку, прижали ею люк, и справились с течью.

Большую часть пути погода стояла хорошая. Ветер редко менял направление, поэтому работы с парусами было немного. Раз в три дня мы меняли положение фалов, чтобы один и тот же участок не терся постоянно о шкив или направляющую. С таким же интервалом поочередно в течение часа «гоняли» моторы во избежание образования ржавчины на стенках камер сгорания. Из свежей рыбы, хотя мы тралили целые дни напролет, у нас были лишь запорхнувшие ночью на палубу летучие рыбы. Океан своими дарами делиться с нами не спешил.

Как-то ночью мы заметили на горизонте зарево. Через три часа слева уже виднелись яркие огни восьми прожекторов. Искусственный свет исходил от огромного плавучего рыбзавода. Работа на нем кипела и днем и ночью. Подобное зрелище посередине океана смотрелось необычно, словно космическое видение.

Примерно за 600 миль до цели мы попали в шторм. Особенно жестоким назвать его было нельзя, но 45 узлов и волны-глыбы – удовольствие небольшое. Мы свели парусность до минимума, но все равно неслись, опережая волны. Непогода продолжалась два с половиной дня, потом ветер стал стихать, и мы легли на прежний курс. 

Как-то рано утром, контролируя пройденный за ночь путь, я наткнулся на экране дисплея на точку. Мангарева! До острова было всего 40 миль. Возможно, она уже видна? И действительно, в лучах восходящего солнца возник контур с характерным пиком, взмывающим к небу. Земля!

Наш переход продолжался 26 суток. За кормой осталось 3200 миль.

Райские места

Цель достигнута: первая высадка на острова Океании состоялась. Правда, до столичного Таити – не важно, в какой части Французской Полинезии произошла высадка, – еще очень далеко.

Первыми, с кем яхтсменам предстоит войти в контакт после долгого перехода, – местные жандармы. Все формальности – и таможенные, и иммиграционные – оформляют они. Следующие три месяца экипажи вольны свободно курсировать по островам этой заморской территории Франции, прежде чем доберутся до Таити и окончательно оформят с таможней и иммиграционной службой въезд в страну. 

Роза ветров, характерная для этой части Океании, не позволяет парусным яхтам долгое время двигаться с запада на восток. Попав на Маркизские острова, будет очень сложно посетить архипелаг Гамбье. То же касается архипелага Остраль, если яхта достигла островов Сообщества. Оба «недосягаемых» архипелага находятся в юго-восточной части Французской Полинезии. И тем не менее…

Архипелаг Гамбье

Если время и финансы позволяют исследовать эту часть Полинезии, то начинать желательно с Мангаревы, главного атолла архипелага Гамбье. Здесь традиция добывать черный жемчуг гармонично сплелась с древними культурными устоями местного населения. Вот как описывает Виктор Водка в книге «Конечная: Честерфилд» занятия местных жителей:

«Атолл Мангарева… с большой глубокой лагуной и хорошо развитым коралловым поясом вокруг нее богат перламутровыми устрицами. Благодаря высокой концентрации кальция в воде устрицы живут здесь в огромном количестве. Атолл – самый крупный во Французской Полинезии производитель черного жемчуга, добычу которого держат в своих руках китайцы.

К слову сказать, стоимость жемчужин увеличивается пропорционально расстоянию до конечного пункта его реализации. То, что здесь, на Мангареве, можно купить за два доллара, на Таити стоит уже двадцать, а в Европе – все двести.

Зайдите в местную церковь, находящуюся на окраине единственной на острове деревушки – Рикитеа с населением в тысячу человек: алтарь церкви выложен из перламутра жемчужных раковин…»

Там же и описание танцев жителей атолла Мангарева:

«Юноши и девушки, выстроившись в длинный ряд и положив левую руку на плечо впередистоящему, под четкие звонкие удары тамтамов, низко склонив головы и ритмично притоптывая, мелкими шажками перемещаются по площадке зала. Свободная правая рука каждого танцующего совершает в это время плавные грациозные движения, языком жестов рассказывая об истории острова и его жителей. Этот танец не похож ни на один из танцев соседей-островитян с других атоллов Полинезии…

…В тот вечер жемчуг, украшавший костюмы островитян с Мангаревы, оторвавшись в пылу дикарского танца от их костюмов, летал по танцевальной площадке, словно яркий метеоритный дождь южного ночного неба, и, многократно отскакивая от пола, придавал самим танцующим, облаченным в длинные белые соломенные юбки, особенно каннибальский вид! Ведь столько жемчуга, сколько есть на Мангареве, нет больше нигде в мире!»

Архипелаг Остраль

Атолл Раиваваи из архипелага Остраль называют жемчужиной Южного моря. Голубая лагуна с ярко выраженным коралловым барьером, усыпанным по периметру белоснежными песчаными островками. Доминирующая над всем островом гора с вертикальным пиком, буйная вегетация и… традиции и истории, связывающие прошлое и настоящее этого остающегося все еще девственным места на Земле.

И снова строки из книги «Конечная: Честерфилд»:

«Со времен поклонения полинезийским богам здесь, на Раиваваи, существует традиция: раз в год жители каждой из пяти деревушек атолла по очереди принимают у себя гостей со всего острова. При этом приглашающая сторона, приготовив яства и красиво расставив их на столах, покидает свое жилище, переселяясь на сутки к родственникам в другие деревни. Гости со всего острова посещают покинутые хозяевами дома, пьют и едят, в перерывах между сном пытаясь справиться со всеми приготовленными блюдами. Позор на долгие времена ожидает тех хозяев, чьи гости съедят все припасы, и в доме не останется ни крошки. Так в течение года жители атолла численностью чуть более тысячи человек весело обходят друг друга по кругу… …В XVIII веке Раиваваи ассоциировался у европейцев с местом, где растут леса сандаловых деревьев. Местные жители – искусные резчики по дереву – до сих пор удивляют своим мастерством. Как и на остров Пасхи, сюда приезжают коллекционеры, чтобы увезти с собой поделки, технику исполнения которых не спутаешь ни с чем в мире. Совсем недалеко, в каких-то 400 милях отсюда, в галереях и бутиках Таити они стоят уже в три-четыре раза дороже, а добравшись до Европы или Америки, по стоимости подчас превращаются из деревянных в золотые…»

Читайте также  У подножия литовских дюн

Маркизские острова

Однако, возможно, вы решили выбрать первым местом высадки во Французской Полинезии Маркизские острова. Расположенные на пару-тройку сотен миль ближе к Галапагосам, чем архипелаг Гамбье, они находятся ближе к экватору, поэтому климат здесь мягче.

Местные жандармы с пониманием относятся к яхтсменам-нарушителям. В первую очередь связано это с их посещением острова Фату-Ива, который многие экипажи яхт пытаются посетить первым, хотя все въездные формальности должны осуществляться на острове Хива-Оа. Объяснение такому своеволию все то же: Фату-Ива является самым восточным в архипелаге, а после Хива-Оа «сделать восток» не всегда возможно из-за погодных условий. Отсюда и снисходительность жандармов, которые жестко преследуют только торговлю ввезенным спиртным. Его продажа местному населению строго запрещена: полинезийцы не переносят алкоголь, попадая в зависимость от него и становясь неадекватными в пьяном состоянии. 

Тут следует сказать еще вот о чем. И касается это не только архипелагов, о которых рассказано выше, Маркизских островов и тех островов, о которых мы еще расскажем. Имейте в виду, первая высадка на острова или атоллы Французской Полинезии может слегка разочаровать яхтсменов-новичков. После 3–4 недель, проведенных в океане, здесь, «на задворках», на что-либо, кроме свежеиспеченного французского багета от местного булочника и свежих фруктов из садов аборигенов, рассчитывать не приходится. Ограниченное же количество дизельного топлива по «космической» по сравнению с Панамой и Эквадором цене может привести в уныние кого угодно. Ни о каких запчастях к яхтам и технической помощи не может быть и речи. Почтовые отделения выполняют роль банков, обменивая ввезенную валюту на местный полинезийский франк (он жестко привязан к евро по курсу 1 EURO: 119,33 CPF). Гористые, заросшие джунглями Маркизские острова практически не имеют дорог, и местные жители, чтобы добраться из одной деревни в другую, чаще пользуются моторными лодками, чем автомобилями.

Виктор Водка так описывает времяпрепровождение островитян:

«Известно, что национальным видом спорта Полинезии является гребля. А весло – главный спортивный снаряд. Выполненное из цельного куска дерева, легкое и прочное, в руках стройных широкоплечих полинезийцев выглядит оно одновременно и предметом роскоши, и гармоничной частью атрибута современного островитянина. Татуированные спины, предплечья и голени гребцов, дружно взмахивающих веслами и на окрик рулевого меняющие загребную руку, проносятся по спокойной глади лагуны Хива-Оа, тихо шелестя по воде узкими бортами каноэ…»

Маркизские острова имеют удобные якорные стоянки. Морской шельф круто уходит вниз, так что глубины в большинстве стоянок 20–25 м.

Пилотаж среди кораллов

Шкиперам парусных яхт при входе в судоходные проливы атоллов необходимо соблюдать несколько несложных правил.

Как и везде на Земле, в Полинезии есть приливы и отлив, поэтому перед входом или выходом из лагуны необходимо свериться с альманахом приливов и отливов, чтобы знать точное время верхней и нижней точки. Именно в своих пиковых фазах потоки втекающей и вытекающей воды имеют наименьшую силу, что позволяет безопасно войти в пролив и выйти из него. Любое другое время прохождения может быть опасным, так как турбуленция, стоячие волны, боковой ветер, сильные течения против или по ходу яхты могут мгновенно изменить ее курс. В результате экипаж рискует потерять яхту, будучи выброшенным и разбитым о кораллы.

Обычно экипаж яхты заблаговременно подходит к проливу, чтобы визуально оценить погодные и природные условия. Хорошо, если на борту будет «путеводитель» с разъяснениями, как наилучшим образом одолеть именно этот пролив.

Во время входа в пролив один член экипажа должен быть на баке, а еще лучше – на мачте с тем, чтобы он вовремя увидел коралловые «блоки» и «головы» и сообщил об этом шкиперу, который уже принял решение, каким маршрутом и каким способом – под мотором или под парусами – он будет заходить в лагуну или соответственно покидать ее. А бывает, что приходится задействовать и паруса, и двигатель, поскольку в некоторых проливах скорость течения даже в спокойные фазы может составлять 6–7 узлов, а волны в местах сужения прохода достигать 2–2,5 метра в высоту.

Некоторые атоллы имеют несколько судоходных проливов в лагуну. Поэтому в зависимости от направлений ветра и волны можно заблаговременно выбрать, через какой из проливов в данный момент лучше всего проходить.

Архипелаг Туамоту

Прежде чем направиться на Таити, многие яхты заходят на атоллы Туамоту, так как с Таити до этого архипелага из-за все тех же природных особенностей добраться бывает совсем не просто.

В отличие от гористых Маркиз, Туамоту – это россыпь атоллов, поднимающихся над уровнем моря всего лишь на 3–5 метров. Большинство из них состоят из обрамленной коралловым барьером лагуны с островками по периметру. Многие лагуны имеют проходы, соединяющие их с океаном, а некоторые из них судоходны не только для парусных яхт, но и для грузовых судов, осуществляющих редкое, но регулярное сообщение между Таити и атоллами, снабжая население водой, продуктами, техникой и топливом. 

Читайте также  Притяжение мыса Горн

На многих атоллах добывают черный жемчуг, который выращиваются сегодня искусственным способом.

Вот как описывается в книге «Конечная: Честерфилд» подобная ферма на атолле Рангироа: 

«Деревянный̆ помост, сваи которого вбиты в дно лагуны, приводит нас к небольшой̆ постройке. Здесь происходит зачатие: за столом с рабочим инструментом, предметы которого напоминают инструменты алхимика и инквизитора одновременно, с лупой на голове сидит молодой китаец и, аккуратно приоткрывая клещами створки перламутровых устриц, вживляет в их детородный орган маленькие ракушки. Самая настоящая хирургическая операция, требующая опытной и твердой руки, заканчивается порцией антибиотика. Устриц, прошедших этап «искусственного оплодотворения», мы видели тут же, под сваями платформы, прикрепленными к тросу на глубине десяти метров – для этого достаточно иметь маску, трубку, ласты да ныряльщика Джексона в качестве гида. Если через два дня при следующем осмотре на столе алхимика отторжения вживленного инородного тела не обнаружится – устрицы закрепят в сетках на глубине тридцати метров ближе к середине лагуны, чтобы через восемнадцать месяцев из устриц осторожно, не нанеся вреда их здоровью, извлечь черную жемчужину. Какого она будет оттенка – зависит во многом от формулы антибиотика. Какова будет ее форма – решает только природа»

Наравне с Рангироа, яхтсмены любят посещать следующие атоллы: Факарава – большой атолл с двумя легкими проходами в лагуну с севера и с юга; Апатаки – средней сложности проход, легкая навигация в лагуне; Таханэа – легкий проход, легкая навигация, хорошее место для якоря, но очень долгий путь от входа к стоянке; Таоа – атолл со средней сложности проходом, но сложной навигацией в лагуне; Кауэхи – легким проходом с запада, но долгий путь через всю лагуну к якорю на востоке; Макено – легкий проход с севера и живописное место для якорной стоянки на востоке лагуны; Такароа – легкий вход в лагуну на западе и удобная стоянка на востоке; Ахе – легкий проход, много мест для якорной стоянки; Анаа – самый «прикольный» атолл, не имеющий прохода в лагуну, да и та мелководна, но благодаря этому, когда в небе над атоллом висят белые облака, на их фоне отражается бирюзовая гладь лагуны, и тот, кто знает об этом феномене, заранее выбирает путь на Таити мимо Анаа, чтобы поучаствовать, если повезет с облаками, в этой игре природы.

Мы бывали на Таити

Папеэте – столица Французской Полинезии. Это первый большой город за последние пять-шесть месяцев, с момента как наш катамаран покинул Панаму.

В Папеэте можно стоять у пирса прямо в центре города, на центральной набережной – бульваре (короля) Помаре IV. Тут же, рядом, находится офис капитана порта, таможня и служба иммиграции. До причала (отсюда уходят паромы на остров Муреа), который вечером превращается в импровизированную кулинарную мекку «всех стран и народов», рукой подать. То же самое – до торговых центров, ресторанов и кафе. Мастерские и яхтенные магазины, где можно заказать запчасти или договориться о визите техника на борт яхты, находятся за причалом, на территории порта.

Когда вам надоест каждое утро смывать серую городскую пыль с белоснежной палубы, считайте, что настало время перейти в более спокойное место. На это понадобится лишь полчаса: оставаясь под защитой кораллового барьера, надо пройти вдоль взлетно-посадочной полосы международного аэропорта Фаа’а и оказаться в западной части города с видом на взмывающие ввысь горы острова Муреа. Все, муринги и марина «Таина» в вашем распоряжении. Рядом находится большой супермаркет с товарами из Франции. Мастерские марины готовые помочь с любым необходимым ремонтом на яхте.

Конечно, вы прекрасно понимаете, что это стоит денег и за все надо платить. Вы наслышаны о ценах, возможно, вы уже успели почувствовать их «тяжесть» на других атоллах и островах, и все равно местные ценники поначалу повергнут вас в шок. Сколько? Так дорого! Но обратно дороги у вас нет. Отсюда можно двигаться только на запад. Значит, только вперед!

Французская Полинезия
Сезон навигации: май–ноябрь
Сезон тайфунов: декабрь–март (иногда захватывается и апрель)
Природные убежища от тайфунов и марины, которые поднимают яхты из воды на сушу на период ураганов: Маро-Бэй – о. Хуахинэ; Порт-Фаэтон – о. Таити; марина Порт-Фаэтон – о. Таити; марина Апоои – о. Раиатеа.
Запасные части для яхт: ассортимент яхтенных магазинов крайне скуден и ориентирован в основном на местных жителей, которые в большинстве своем имеют моторные суда. Все запчасти необходимо заказывать либо самостоятельно, либо через яхтенные магазины из Австралии, Новой Зеландии и США.
Питание: в Папеэте есть несколько европейского уровня супермаркетов. По мере удаления от столицы на островах и атоллах ассортимент продуктов оскудевает в геометрической прогрессии.
Авиасообщение с атоллами и внешним миром: почти каждый атолл или остров Французской Полинезии имеет регулярное авиасообщение с Таити. Пилоты из Франции. Авиасообщение абсолютно безопасное. Международные перелеты осуществляются из международного аэропорта Фаа’a в Папеэте.
Морское сообщение с атоллами и внешним миром: между Таити и атоллами налажено регулярное сообщение. Каждое судно имеет ограниченное количество индивидуальных кают, но имеет также и общее помещение для ночлега пассажиров. Стоимость билета на порядок меньше, чем на самолете. Время в пути на порядок дольше. Морское сообщение считается безопасным благодаря хорошей системе погодного оповещения, за которую отвечают французские ВМС.
Виза: последние десять лет французская администрация лояльно относится к тому, что некоторые яхтсмены оставляют на период тайфунов свои яхты в водах Французской Полинезии, а сами возвращаются домой или путешествуют в других местах Океании. Главное требование администрации: наличие страховки на яхту и хранение ее на суше в одной из марин. Въездную визу владельцам российских паспортов необходимо получить заранее в одном из французских посольств или консульств. 
Медицина: медицинские услуги на Таити и на островах Сообщества находятся на высоком уровне благодаря французским практикующим врачам. Госпитали оснащены по французским стандартам сам современным оборудованием. На атоллах Туамоту, Гамбье и Остраль получить квалифицированную медицинскую помощь даже в случаях легкой тяжести практически невозможно. Та же ситуация и на Маркизских островах.

Опубликовано в Yacyt Russia №4 (62), 2014 г.

ФОТО:  Jerome Mosetic's Blog, encorevoyages.com, globaladventuress.com, gohawaii.about.com, flickr.com, intrepidofdover.co.uk