Киви в борьбе за America’s Cup

Отказываясь от проведения этапа в новозеландском Окленде, нынешние обладатели кубка «Америки» – Team Oracle USA могут оставить розыгрыш кубка без команды Emirates Team New Zealand. По крайней мере, генеральный директор ETNZ Грант Далтон заявил, что не исключает подачи апелляции в арбитражный комитет. А не отзвуки ли это давняя вражды с командой, уже один раз сумевшей отобрать у американцев кубок? И чуть было не сделавшей это в прошлом сезоне, когда лишь фантастическая удача позволила Team Oracle стать первой










Текст Андрея Кирсанова, Новая Зеландия

Нынешние действия американцев напоминают старания человека, который с азартом пилит сук, на котором сидит. Ведь ясно: в отсутствие Team New Zealand Кубок потеряет огромную долю своей привлекательности, вся история борьбы новозеландцев за Кубок «Америки» тому подтверждение.  

Безумство храбрых…

Самое первое участие Новой Зеландии в соревнованиях за Кубок «Америки» в 1986-1987 годах многие считали авантюрой, но правильнее сказать – дерзостью.

Предшествовала ему серия попыток завоевать Кубок соседей-австралийцев – в 1962, 1967, 1970, 1974, 1977 и 1980 годах разные яхт-клубы Австралии бросали вызов американцам, но всякий раз безуспешно.  Изменить ход истории удалось бизнесмену Алану Бонду. В 1983 году представляемый им Royal Perth Yacht Club завоевал-таки America's Cup. Экипаж Australia II обошел американскую Liberty с рулевым Деннисом Корнером. Австралийцы выиграли во многом за счет применения инновационного киля с крылом, что стало началом многочисленных дискуссий и прений, продолжающихся в некоторых странах и по сей день.

Победа Australia II вдохновляла, и особенно – новозеландцев, или, как их часто называют и как обычно они называют сами себя – киви (в честь бескрылой птицы-эндемика, живущей в Новой Зеландии). «Чем мы хуже?» – говорили новозеландцы, поглядывая не без зависти на своих соседей. Так рождалось желание вступить в борьбу за кубок, заявив всему яхтенному миру о больших амбициях маленькой страны.

В это время в парусном спорте Новой Зеландии было немало талантливых людей. В том числе яхтенных дизайнеров, среди которых отчаянной смелостью и безграничной выдумкой выделялся Брюс Фарр. Единственное, чего не хватало, чтобы начать кампанию по созданию, подготовке и продвижению национальной команды к Кубку «Америки», это должного финансирования. С учетом, сколько требовалось средств на такой масштабный проект, эта преграда большинству новозеландских яхтсменов казалась непреодолимой. Но…

В 1986 году за дело взялся 37-летний банкир Майкл Фэй, сколотивший состояние на отмене контроля над местными финансовыми рынками. И у него получилось! «Давид против Голиафа» – именно так в то время говорили о его кампании по подготовке новозеландских яхтсменов к участию в гонках. Кто не помнит, в ветхозаветной битве Давид одержал победу…

На соревнованиях 1987 года, проходивших в водах Западной Австралии, в акватории Фримантла, новозеландцы вступили в борьбу. Их считали «темной лошадкой», а об их штаб-квартире – скромном Mercury Bay Boating Club, основанном в 1948 году, но больше похожем на лодочную станцию, вообще никто ничего не знал.

В те годы правила Кубка запрещали строить корпуса яхт из экзотических материалов, таких как углеволокно или кевлара. Также не дозволялось использовать для корпусов материалы легче алюминия. Брюс Фарр обошел это ограничение, использовав при строительстве KZ 7 стекловолокно. К такому решению многие заслуженные яхтенные дизайнеры отнеслись скептически, однако, как показало дальнейшее, выбор был верным – яхта, построенная на оклендской верфи McMullen & Wing Yard, оказалась одной из лучших в мире. Когда создание лодки подходило к концу, по распоряжению Майкла Фэя на корме в качестве финального штриха была добавлена надпись Kiwi Magic.

После того как лодка была доставлена во Фримантл, начались тренировки на воде. Также предстояло определиться со шкипером. Краем Вудроф или Крис Диксон? Оба яхтсмена достойно проявили себя в гонках Louis Vuitton 1986 года, но в конечном счете Майкл Фэй «продавил» кандидатуру Криса Диксона.

Шкипер был доволен своей яхтой. Скоростные и маневренные качества KZ 7 были выше всяких похвал. Лодка быстро «набирала узлы» и прекрасно откликалась на команды шкипера. На ее фоне яхты-соперницы казались медлительными парусниками вчерашнего дня. Наблюдая на тем, что творили на воде новозеландцы, проектировщики яхт синдикатов США, Великобритании, Италии, Канады и Франции ловили себя на мысли: «Неужели мы что-то упустили?» И это было действительно так: да, упустили – и отстали не только на воде.

Между тем борьба разгоралась не только на воде, но и на суше. Деннис Коннер не мог забыть предыдущее поражение от «проклятых кенгуру». Американский яхтсмен был изгнан из New York Yacht Club, самого элитного яхт-клуба страны, что не мешало ему мечтать о реванше. Отказавшись от участия во всех иных соревнованиях, Коннер и его синдикат были нацелены только на Кубок «Америки». Для начала Коннеру удалось уговорить мало кому известный San Diego Yacht Club подать заявку от США. Далее он решил уединиться со своей командой на Гавайях, где условия были схожи с западноавстралийской акваторией – сильный ветер и крупная волна, тогда как все остальные участники создавали свои тренировочные базы во Фримантле. Все они были на глазах друг у друга, а Коннер, напротив, старался на свои действия набрасывать покров тайны. Так, никто в точности не знал, под какую погоду, какую волну была спроектирована его лодка. А ставил Коннер на «Доктора Фримантла» – так называют регулярно появляющийся после полудня свежий ветер, он должен был добавить судну скорости.

Однако рассчитывать лишь на свою яхту и свое искусство рулить ею Деннис Коннер не стал. Когда в августе 1986 года он прибыл во Фримантл, то сразу же занялся конкурентами. 16 сентября он направил в Организационный комитет запрос, в котором высказывал претензии по поводу правомерности участия в соревнованиях новозеландской яхты. Пластмассовой! К его разочарованию, в официальном ответе организаторов соревнований сообщалось о наличии у KZ-7 сертификата Ллойда и других документов, подтверждающих соответствие яхты требованиям 12-метрового класса.

Две недели спустя в австралийских водах стартовал Louis Vuitton Cup, в ходе которого предстояло выяснить, кто сразится с австралийцами в финале. Новозеландцы шли вперед без единого поражения. И тогда Деннис Коннер созвал пресс-конференцию, в ходе которой нанес киви публичное оскорблении. Он заявил: «Последние 78 яхт 12-метрового класса были построены из алюминия. Зачем нужно было строить яхту из стекловолокна, если они не собирались жульничать?» Воцарилась тишина, которую нарушил помощник американского шкипера: «Зря ты так, Деннис». «Хорошо, я беру свои слова назад», – начал оправдываться Коннер. «Боюсь, это невозможно», – последовал ответ представителя новозеландской команды. После этого инцидента новозеландцы прозвали Коннера «Плохой Деннис» и уверенно продолжили честную борьбу на воде.

Читайте также  SOS: спасите наши души

За плечами Kiwi Magic было уже девять побед и ни одного поражения. Сам Коннер к этому времени уже уступил в одной из гонок экипажу Нью-Йоркского яхт-клуба, который, в свою очередь, до этого потерпел поражение от KZ-7.

17 октября американцы и новозеландцы впервые померились силами в рамках Louis Vuitton Cup. Успех сопутствовал то одной, то другой команде. И тогда американский шкипер организовал общее собрание клубов Louis Vuitton Cup. На собрании решался один вопрос: исключение новозеландской команды из числа соревнующихся в связи с применением стекловолокна при строительстве KZ-7. Некоторые яхт-клубы проигнорировали встречу, и ответственность за принятие вердикта легла на плечи присутствующих, среди которых было пять синдикатов из США. При тайном голосовании судьбу команды Криса Диксона решили восемь синдикатов: они проголосовали против дискриминационного решения.

В полуфинале Louis Vuitton Cup команда Коннера вступила в борьбу с Нью-Йоркским яхт-клубом, одержав в итоге победу с незначительным преимуществом. Команда Криса Диксона боролось за выход в финал с французским синдикатом French Kiss и победила с сокрушительным счетом 4:0.

Справедливости ради надо отметить, что Коннер, несмотря на его склонность к интригам, был тогда одним из сильнейших шкиперов в мире. За его спиной было огромное количество побед в гонках, и к тому же у него была удачно спроектированная яхта и сплоченный экипаж. Противостояла же ему совсем молодая команда (средний возраст 27 лет), первый раз вступившая в борьбу такого масштаба и уровня. И несмотря на то что в отборочных матчах команда Криса Диксона показала, насколько она сильна (37 побед при одном поражении), в финале неукротимость новозеландцев уступила опыту американцев. Деннис Коннер реабилитировал себя за поражение в кубке 1983 года австралийской команде Kookaburra III. Что же касается Криса Диксона, которому на тот момент исполнилось 25 лет, то он так откликнулся на поражение своей команды: «Опыт 13 лет победил опыт 13 месяцев».

Вторая попытка

И все же дебют смело можно было назвать триумфальным. Успех вскружил голову Майкл Фэя. И не только ему – всего парусного сообщества Новой Зеландии. К этому стоит добавить, что киви не могли забыть обиду, нанесенную Коннером их сборной на памятной пресс-конференции, а в искренность его раскаяния за сказанное никто не верил. Они были готовы снова броситься в бой.

Однако американцы медлили с датой следующего розыгрыша. Неискушенный в тонкостями проведения соревнований Майкл Фэй и подумать не мог, что, согласно Протоколу (Deed of Gift – «акту дарения»), дата следующего матча зависит вовсе не от обладателей кубка, а от претендентов на него, и к тому же выбор «формата» яхты в пределах прописанных ограничений тоже за ним. Что до защитника, то ему отводится всего девять месяцев, чтобы согласовать место проведения регаты и подготовиться к отражению атаки претендента. Эта новость стала для новозеландского банкира приятным сюрпризом.

Во время передачи Нью-Йоркскому яхт-клубу завоеванного в 1851 году кубка Джон Стивенс, совладелец знаменитой шхуны «Америка», прописал правила проведения регаты. В дарственном акте, состоящем из двух страниц, указывалось, что кубок должен быть переходящим призом, а сами соревнования должны представлять собой матчевые гонки между двумя командами – претендентом и защитником. В акте говорилось: «Любой яхт-клуб любой страны вправе во всякое время потребовать через одного или нескольких своих членов провести гонку за данный приз на любой яхте или другом парусном судне. Это судно должно иметь водоизмещение не менее 30 и не свыше 300 тонн».  Также в акте прописывалось, что суда должны быть спроектированы и построены в странах, которые они представляют. Акт также определял предельные размеры яхт: для одномачтовых яхт предельная длина по ватерлинии должна быть не менее 44 футов и не более 90 футов. Для яхт, оснащенных более чем одной мачтой, допускалась длина по ватерлинии в пределах от 80 до 115 футов. Само соревнование должно состоять из трех гонок на дистанции, размеченной в океане: два этапа – по прямой (против ветра и по ветру) между буйками, поставленными на расстоянии 20 миль, и одной гонки по дистанции в виде равностороннего треугольника при общей длине его «граней» в 39 миль.

Майкл Фэй решил идти к победе большими шагами, взяв за ориентир 90 футов по ватерлинии. Он отправился в США, где на тот момент работал Брюс Фарр. Их переговоры продолжались три дня. Этого хватило, чтобы определиться с концептом новой макси-яхты.

Приехав затем в Сан-Диего Фэй встретился с тогдашним командором San Diego Yacht Club Фредом Фраем. Во время встречи, которая не задалась с самого начала, Фэй опрометчиво приоткрыл карты, заявив, что новозеландцы планируют сразиться с американской командой уже в следующем году, причем на яхте более крупной, чем привычный 12-метровик. Фред Фрай воспринял сказанное, как шутку: «Что вы имеете в виду, говоря о чем-то более крупном?» – спросил он. «Примерно как от этого стола и вон до той парковки», – пояснил Фэй. После этого командору американского яхт-клуба стало не до шуток.

По возвращению на родину Фэй предал гласности свое намерение организовать борьбу гигантских яхт. Спустя двенадцать дней королевские яхт-клубы Австралии и Великобритании объявили о том, что готовы вступить в борьбу. Яхт-клуб Сан Диего безмолвствовал…

6 августа 1987 года Новая Зеландия отправила заокеанским обладателям кубка официальный запрос. Два дня спустя последовал ответ… с отказом рассматривать подобное предложение. Тогда Майкл Фэй подал исковое заявление в Верховный суд Нью-Йорка, и тот, рассмотрев дело, вынес решение в пользу проведения матча согласно завещанию учредителей гонки.

Читайте также  Сэр Томас Липтон: пять перчаток

Тем временем состав новозеландской команды претерпел существенные изменения. Отлично проявивший себя в австралийском дебюте Крис Диксон был отстранен от руля. Публичных объяснений этому не было, однако в кругу новозеландских спортсменов все понимали, что всему виной строптивый характер шкипера. На смену Диксону пришел Дэвид Барнс из Mercury Bay Boating Club.

Команде Барнса предстояло управлять самой большой и быстрой килевой яхтой в мире. По своим размерам KZ-1 была близка к победителям America's Cup, знаменитым яхтам Ranger и Reliance, он она была создана с применением современных композитных материалов, в силу чего разница в весовых показателях, а также в пропорциях веса корпуса и балласта была в пользу нового судна. При максимальной длине 120 футов длина ватерлинии судна составляла ровно 90 футов (тут уж Брюс Фарр постарался). Высота мачты, которая должна была нести 626 м2 парусов, превышала 140 футов. За свои размеры и ширину палубы KZ-1 получила неофициальное название «Авианосец», хотя кое-кто называл ее иначе – «Большой красавицей». Впечатляло и количество экипажа – 40 человек.

Чем могли ответить на такую гигантоманию американцы? Нужно отдать им должное, они не пустились вдогонку, выбрав свой путь: в конце января 1988 года они приступили к созданию катамарана! Причем сразу двух – с жестким парусом-крылом и обычными парусами из синтетических тканей (в итоге предпочтение было отдано крылу). При проектировании особо учитывались легкие ветра Калифорнийского залива. Для работы по созданию катамаранов синдикат Денниса Коннера привлек ведущих конструкторов многокорпусных судов. И не только их – Джон Ронз, создатель крыльев и пропеллера самолета Voyager, совершившего кругосветный полет на одном баке бензина, приступил к разработке паруса-крыла с изменяемой геометрией, швертов и рулей.

Катамараны были спущены на воду, и команда Денниса Коннера без промедления начала заезды на непривычных для них двухкорпусных судах. Тренировки не прекращались и в самые сильные ветра, что приводило к поломкам (однажды сломалась мачта) и даже оверкилю.

По расчетам американцев, практически при всех ветровых условиях, характерных для Сан-Диего, катамаран должен был развивать более высокую скорость, чем судно Фэя. Были даже прогнозы относительно времени, с каким преимуществом американцы будут впереди на финише двух гонок: 1 час 42 минуты – в 40-мильной по ветру, 1 час 6 минут – в треугольнике.

До того было лишь два дополнения к каноническому Deed of Gift: одно касалось того, что яхты добираются до места старта своим ходом, его отменили, другое было связано со временем проведения гонок – из-за того, что Австралия находится в Южном полушарии, его подкорректировали. И вдруг – двухкорпусник, а ведь в «акте дарения» речь явно шла об однокорпусных судах… Поняв, что с ними затевают нечистую игру, новозеландцы вновь отправились в суд Нью-Йорка. Но на этот раз суд принял сторону американцев, и, более того, амбициозному банкиру сделали замечание: мол, он преждевременно обратился в суд, так как защитники кубка имеют право вплоть до первого старта не сообщать, на каком судне будут участвовать в гонках. Возможно, Фэю после этого стоило сразу отказаться от участия в розыгрыше либо сделать «полный поворот кругом» накануне старта и тогда уже заняться юридическим крючкотворством, но гордость не позволила ему это. Он решил рискнуть.

7 сентября 1988 года на старт первой гонки в сопровождении более тысячи катеров и яхт с болельщиками, 45 катеров береговой охраны, двух дирижаблей и 23 вертолетов вышли катамаран Stars and Stripes – защитник кубка и однокорпусная яхта KZ-1 – претендент на владение им. Ветер был такой слабый, что Дэвид Барнс «списал на берег» часть экипажа. А вот Деннис Коннер, напротив, увеличил свою команду до восьми человек, чтобы лучше справляться с откренкой.

На старте 20-мильной прямой новозеландская команда первой легла в крутой бейдевинд. Ее соперник осмотрительно стартовал чуть сзади и наветреннее мегаяхты, чтобы не попасть в ее ветровую тень. При этом, не желая рисковать уникальным крылом катамарана, Деннис Коннер не форсировал скорость. И тем не менее после двух с половиной часов лавировки Stars and Stripes первым обогнул марку, обойдя заокеанского соперника на девять минут. Временами наветренный корпус катамарана Коннера поднимался над водой, и тогда судно делало резкий рывок вперед. В это время на новозеландской яхте 33 человека висели на наветренном борту и крен парусника достигал 20 градусов. В итоге Деннис Коннер финишировал на 18 минут 16 секунд раньше Дэвида Барнса. Средняя скорость катамарана в этой 40-мильной гонке составила 8,22 узла, скорость новозеландской яхты – 7,73 узла.

Вторая гонка – на треугольной дистанции – началась при слабом западном ветре. Но после того как соперники обогнули наветренный знак, ветер усилился, и команды, идя в лавировку, начали настоящую дуэль. Несмотря на то что частые повороты существенно снизили скорость катамарана, у наветренного знака он был первым, опередив киви на 9 минут 31 секунду. Затем команда Денниса Коннера лишь увеличивала отрыв, тогда как люди Барнса перемещались все медленнее, понимая, что гонка проиграна. Второй знак американцы обогнули на 12 минут раньше киви, а завершили гонку с отрывом в 21 минуту 10 секунд.

Несмотря на то что более чем 100-летняя история Кубка «Америки» отныне была омрачена судебными разбирательствами, несмотря на то что Деннис Коннер показал, насколько неспортивным может быть поведение шкипера одной из команда (и ему за это ничего не будет!), несмотря на все это, гонки Кубка «Америки» получили новый импульс к своему развитию: 12-метровики отныне становились прошлым, им на смену шли другие суда. Но команде-киви было совсем не до радостей по этому поводу.

Только вперед!

Вернувшись домой, новозеландская команда начала готовиться к следующему кубку. Однако розыгрыш 1992 года закончился провалом, и Майкл Фэй был отстранен от руководства проектом.

В 1993 году была создана новая команда Team New Zealand. Своим появлением она была обязана лидерским качествам знаменитым яхтсменам – Питеру Блейку и Алану Сефтону, которые обеспечили поступление инвестиций и поддержку клуба Royal New Zealand Yacht Squadron. Вместе с Team New Zealand в схватку за Кубок «Америки» готовилась вступить еще одна новозеландская команда – Tag Heuer Challenge со шкипером Крисом Диксоном, представлявшая Tutukaka South Pacific Yacht Club.

Читайте также  Буермэны. Куприн, Фельтен, Чуковский, Житков

До сих пор для многих новозеландцев 1995 год ассоциируется с акцией «красные носки», организованной болельщиками в знак поддержки своей команды. Многие киви, следуя примеру Питера Блейка, приобретали красные носки особого бренда, тем самым оказывая финансовую поддержку и выражая симпатию команде. Тогда же вошли в моду укороченные брюки, чтобы патриотичный цвет ваших носков был всем виден…

Яхты обеих команд были спроектированы под наблюдением известного конструктора Тима Гарри и построены на прекрасно зарекомендовавшей себя оклендской верфи McMullen & Wing Yard.

Команде Питера Блейка предстояло выступать на NZL 32, переименованной в дальнейшем в Black Magic. Шкипером команды стал олимпийский чемпион Рассел Кутс. Такой выбор был блестящим решением, поскольку в багаже Кутса было участие в 97 регатах, 35 месяцев Рассел занимал первую строчку в рейтинге ISAF в матчевых гонках, из них подряд 22 месяца.

В распоряжение команды поступила великолепная яхта. Не отличаясь какими-либо революционными новшествами, Black Magic тем не менее была идеальна от мачты до киля и вплоть до электронной начинки. Впрочем, речь надо вести о двух яхтах – Black Magic 1 и Black Magic 2, на которых команды тренировались, соперничая друг с другом и доводя до совершенства технику и оборудование.

В борьбу за Кубок новозеландцы вступили, применив необычную тактику – пуская в дело по очереди обе яхты. В отборочных гонках в Сан-Диего команда киви проиграла лишь одну из 43 гонок, став сущим наказанием для соперников (в гонках принимали участие семь экипажей из пяти стран).

Команда Денниса Коннера тем временем испытывала большие трудности: в первой финальной гонке вышла из строя бортовая электроника, а на последнем этапе экипажу Stars and Stripes пришлось выступать на яхте Young America, позаимствовав судно у соотечественников и бывших соперников из другого яхт-клубов. Новая для Коннера яхта оказалась менее проворной, чем Black Magic, уступив самое меньшее 1 мин 50 секунд в последний день гонок. В остальные дни отрыв новозеландцев был еще значительнее.

Во время пересечения Black Magic финишной прямой новозеландский комментатор Питер Монгомери дал волю эмоциям: «Кубок «Америки» отныне стал Кубком Новой Зеландии!»

Розыгрыш завершилась блестящей победой киви. Второй раз за свою историю Кубок «Америки» покидал Америку. Такой вот каламбур…

И вам воздастся…

Ликованию киви не было предела. Когда команда с долгожданным кубком прибыла в Окленд, их встречали 300 тысяч человек. Питер Блейк поблагодарил соотечественников за оказанную поддержку, отметив, что это был «самый потрясающий, фантастический и изумительный прием».

Опьяняющее чувство победы и эйфория были настолько сильны, что, казалось, не до будничных забот. Тем не менее Рассел Кутс не собирался почивать на лаврах, а почти сразу же приступил к тренировкам и подготовке к защите кубка. Три с половиной года он собирал новый коллектив, вливая в него «молодую кровь». По свидетельству американских и австралийских обозревателей, команда киви за это время провела столько модельных испытаний, тестов, математических расчетов корпуса судна, рангоута и парусов, какое сегодня вряд ли под силу какому-либо синдикату команд-претендентов.

В тридцатых по счету гонках на Кубок «Америки», проходивших в 10 милях от Окленда в заливе Хуараки, приняло участие 12 яхт из 7 стран. На ветер в гоночной зоне очень влияли вулканические острова Рангитото и Мотутапу, расположенные с юга и полуостров Вагапаро с севера. В дни проведения Кубка преобладали умеренные ветра. Претенденты начали гонки 18 сентября 1999 года и провели их в три круга, дабы все померились силами со всеми.

Драматически сложились события для яхты Young America, представлявшей нью-йоркский клуб, она ударилась килем о скалу. Корпус чудом не разломился на две половинки. Команда покинула борт, людей подобрали из воды спасательные катера.  На следующий день на японской яхте Asura из-за перенабитого бакштага треснула мачта. Обе команды в результате этих напастей переместились в нижнюю часть турнирной таблицы.

В январе 2000 года на старт вышли Prada Challenge, выступавшая за синдикат Luna Rosa, и NZL-60, ведомая Расселом Кутсом, – этим командам предстояло определить, кто будет владеть Кубком «Америки».

Преимущество новозеландцев было неоспоримым – как и пять лет назад, им хватило пяти очных поединков, чтобы доказать это.  Кубок остался в стране киви. Новозеландцы стали единственной, помимо США, в истории America's Cup нацией, сумевшей не только завоевать, но и с достоинством отстоять кубок.

* * *

Соперничество между американскими и новозеландскими яхтсменами давно носит принципиальный характер, и тем не менее на протяжении последних четырех сезонов America's Cup киви входят в состав практически всех команд, участвующих в состязании, составляя при этом подчас основной костяк экипажа.

Наверное, недалек от истины владелец американской Oracle Team Ларри Эллисон, отмечая, что нынешние участники Кубка «Америки» все больше напоминают команды «Формулы-1», где отдают дань брендам, технологической составляющей, а национальность… да что о ней говорить в век тотальной глобализации! Что же удивляться, что в сезоне 2013 года в американской команде из 11 человек был… один американец и семь новозеландцев.

Мнение Эллисона можно было счесть неоспоримым, если бы руководители Emirates Team New Zealand не придерживались диаметрально противоположной точки зрения (приставка «Emirates» к названию команды в данном случае не суть важна – инвестиции всем нужны). Они выступают за то, что пора вернуться к истокам, когда борьба за Кубок «была дружеским соревнованием между различными странами». Для примера: в том же 2013 году в состав новозеландской команды входило девять киви, двое остальных членов экипажа были австралийцы.

Сложно сейчас сказать, кто в 2017 году станет победителем America's Cup. Удастся ли американцам отстоять его, выпустят ли они его из рук… Но если выпустят, многим бы хотелось, чтобы он оказался в руках яхтсменов Team New Zealand. Страна, в которой парусный спорт за последние десятилетия стал спортом № 1, которая дала миру столько выдающихся яхтсменов, этого заслуживает.

Опубликовано в в Yacht Russia № 6(75), 2015 г.