Елена Зверькова: «Я поеду в Рио!»

Она говорит об этом со спокойной улыбкой, как о чем-то само собой разумеющемся. «Я буду участвовать в Олимпиаде». Кто-то наверняка сочтет это самонадеянностью, возможно, даже упрекнет в гордыне, но лишь тот, кто не знает Елену Зверькову. Если она так говорит, значит, так и будет. 


Текст Сергея Борисова

Она привыкла отвечать за свои слова, все пережитое, тот ужас, который ей довелось испытать, дает Елене такое право. И еще она верит, что человек может все, надо только уметь мечтать и очень хотеть. Может даже случиться чудо: человек, который должен был умереть, который, оставшись в живых, был обречен на неподвижность, становится кандидатом в члены сборной страны по парусу. Паралимпийской сборной.

…Мы долго разговаривали с Еленой Зверьковой. О самом разном: о реабилитации инвалидов, о яхтах, о парусах… Потом, обмениваясь впечатлениями от этой беседы, сошлись во мнении, что нельзя недооценивать роль случая в жизни человека. Именно случай постоянно вмешивался в жизнь Елены, самым решительным, а порой трагическим образом меняя русло ее жизни. Потом мы засомневались: или это не случай, а провидение?

Судите сами. Вполне благополучная жизнь. Престижная работа, какой не грех и похвастаться, которой впору позавидовать. Банковское дело. И должность весомая – начальник отдела. Конечно, прежде все было не так уж гладко, со своими сложностями, но теперь-то, теперь! Дело интересное, среди коллег в авторитете, увлечения самые разные – все по сердцу и по нраву.

Елена всегда любила спорт. Это у нее с детства, со школы. Она относилась к той группе учеников, которые участвовали во всех спортивных состязаниях, будь то волейбол, баскетбол, бег, лыжные гонки. А что до шахмат, то Зверькова не то что за школу, за город выступала!

С годами к беговым лыжам добавились лыжи горные. Лена стала выезжать на горнолыжные курорты, там набиралась опыта. И ничто не предвещало беды.

Это было в Австрии. Оттепель, мелкий дождик, потом подморозило, склон схватился ледяной коркой, но не по всей трассе, а местами. Поэтому никто не запрещал, не предупреждал, не призывал к двойной осторожности. Лена не удержалась на склоне – упала и покатилась. И померк свет.

Вот он, случай, нелепый и жуткий.

Ее доставили в ближайшую больницу, и то, что доставили быстро, тоже было случайностью, но уже с другим знаком. И опять случай: в клинике, когда ее привезли, находился известный профессор, который задержался на работе, хотя должен был уехать за час до этого.

Зверькову прооперировали немедленно. Как ей потом сказали, ее собирали по кусочкам, по косточкам. Но сказали ей об этом потом, после реанимации, после того, как несколько дней она находилась между жизнью и смертью, и шансы на то, что она не справится, были куда больше, чем на то, что она выживет.

Лена еще тогда подумала: «А если бы машина ехала чуть медленнее, если бы профессор не задержался, что было бы?» Ответ напрашивался: ничего не было бы, и ее тоже.

Она выжила. Но этого ей показалось мало. Лена сказала себе: «Я встану». Верил ли кто в это, сказать трудно, слишком серьезной была травма. Правда, в реабилитационном центре «Преодоление», где лечилась Зверькова, знают подобные случаи. В свою очередь, она убедила сотрудников центра, что для нее нет таких вершин, которые взять нельзя.

– Я скажу, наверное, странную вещь. Конечно, у каждого свой диагноз, и у каждого диагноза своя степень тяжести, но я встречала людей, которые просто не хотели подниматься. Ведь это усилия, это боль. Куда проще наплевать на все, просто лежать и жалеть себя.

Лена сказала нам это, и вид у нее при этом был смущенный. Вроде и нельзя так говорить, но надо! Что нельзя опускать руки, нельзя терять веру, ну, наконец, всегда нужно надеяться на счастливый случай, который улыбается лишь тем, кто верит и надеется.

Она встала. И пошла. Пусть опираясь на палки, но пошла!

Потом Зверькова наметила себе новый рубеж. Довольствоваться пенсией по инвалидности она не хотела, в банке ее, прямо сказать, не очень-то ждали, и она стала искать себе дело, или правильнее так – ДЕЛО. И нашла его, благо деловая хватка никуда не делась. Елена разработала бизнес-план, одолела все мыслимые и немыслимые препоны и добилась-таки своего. В прошлом году Зверькова зарегистрировала собственную фирму «Арсенал». Интернет-магазин с впечатляющим профилем: «Спецтехника для спецслужб». В ассортименте всякие разные штуки для обнаружения подслушивающих устройств, бесчисленные приспособления, задача которых – противостоять ворам, грабителям, террористам.

Кажется, все. Много сделано, для многих немыслимо много. И в этот момент вновь сказал свое слово Его Величество Случай, выступивший на этот раз в роли искусителя.

Она сидела за компьютером, работала, и тут на экране всплыло рекламное окошко. А в окошке – парус. Очень красиво. Она щелкнула мышкой. Оказалось, это объявление. Инвалиды приглашались для участия в регате; яхты предоставляются. В этот момент ей многое вспомнилось. Как после школы мечтала стать поварихой на корабле, лишь бы отправиться в дальнее плавание, но старший брат отговорил. Вспомнила, какой восторг испытывала всякий раз, когда оказывалась на берегу моря. Это было такое всепоглощающее чувство, что в недавнем банковском прошлом она умудрялась иногда на выходные слетать к морю. Вспомнила и то, как выходила в море на яхте – простой пассажиркой, туристом, к штурвалу она не прикасалась даже фото ради, просто сидела и упивалась происходящим. Она вспомнила все это, и ее пальцы запорхали по клавиатуре: «Хочу!»

Читайте также  Yacht Club de Monaco: роскошь напоказ

Это потом Елена узнала, что Сергей Московцев, тренер паралимпийской сборной России так разбрасывал свои «силки». Он искал людей, которые когда-то занимались парусным спортом, это было особенно важно, но стали инвалидами. Короче, он собирал команду, действуя методично, с дальним и умным прицелом. Видно, в письме Елены Зверьковой было нечто такое, что Московцев не отложил его в сторону, а позвонил Елене и попросил ответить еще на несколько вопросов. А потом заехал к ней домой.

Елена улыбается:

– Это я сейчас понимаю, что без этого было никак нельзя. Надо же Сергею Борисовичу было увидеть, какие мои габариты. Рост и вес он уже знал, о моих ограничениях в движении тоже, но это все слова. Он должен был убедиться, что написанное соответствует действительности.

Регата проходила в Воронеже. В принципе с Леной мог поехать сопровождающий, но так сложилось, что отправилась она одна. С Московцевым. На автомобиле. Пока ехали, Сергей Борисович много рассказал ей о яхтах, о парусе, а больше говорил о том, как это красиво и что это… по силам. Зверькова слушала и думала: «Как оно выйдет, еще неизвестно, но попробовать надо».

К началу регаты уже было известно, сколько человек будут в ней участвовать. Под это количество были выделены деньги, привезены лодки. Две или три из них были совсем новые. И Зверьковой, еще ничего не умеющей, не знающей, не понимающей, сказали: «Выбирай». Она выбрала белую с красным. Самую красивую!

Когда Елена рассказывала нам о своей первой регате и дошла до этого места, журналист мужеского полу солидно поинтересовался:

– Хорошая лодка оказалось?

– Я же говорю, белая с красным.

– Скажете, у нее и имя есть?

– Когда Московцев рассказывал мне о яхтах, я сразу спросила: а моя лодка как называется? Он посмотрел на меня удивленно. Когда же мы приехали и я ее увидела, то стала искать название на борту, а его и нет. Я снова вопрос: а почему названия-то нет? Мне говорят: ну если так хочется, то назовите ее как-нибудь, дело ваше. Потом это куда-то ушло, ну, с надписью, так что я ее называю просто – Красавица. Закончу тренировку или гонку, подойду к берегу, похлопаю ее по борту и скажу: «Спасибо тебе, Красавица».

– Что, действительно красивая?

– Самая красивая!

– В мире?

– Да!

После этого собеседнику-мужчине ничего не оставалось как умолкнуть, а Зверькова продолжила:

– Нам раздали книжки. Учите! А там веревочки, веревочки… Все, что мы черпали из книг, нам предстояло закрепить на берегу. Ведь наши яхты каждый день краном спускали на воду и поднимали из воды, чтобы корпус не обрастал. Они стояли на подставках.

– На кильблоках, – снова влез журналист-мужчина.

– Ну да, на подставках. Нам помогали сесть в яхты, и мы начинали осваивать матчасть.

Дальше произошло непредвиденное. Подставочки оказались какими-то неустойчивыми. Лодка Лены накренилась и стала заваливаться на бок. Яхты стояли рядышком, за первой лодкой завалилась вторая, за ней третья, короче, эффект домино. По счастью, никто и ничто не пострадало. Даже толком никто не выругался.

Потом был первый выход на воду. Елена помнит первое свое ощущение: свобода! Перед тобой большое пространство, и ты можешь двигаться, куда хочется. Непередаваемое чувство! Человеку, который никогда не был ограничен в движениях, этого не понять. Что-то подобное Зверькова испытала, когда впервые после постигшей ее беды – сидя, а не лежа на носилках – ехала в машине из дома в реабилитационный центр. Это было движение! Двигалась она, двигался мир за окнами. Просто волшебство какое-то.

Она со смехом рассказывает, как ее далекие от паруса знакомые иногда интересуются, есть ли у яхты тормоз. Ну надо же как-то остановиться. А у нее такого вопроса никогда не было: главное – двигаться!

День за днем Лена знакомилась со своей яхтой, своей Красавицей. Постепенно заучивала название снастей, деталей, из веревочек они превращались в шкоты, из штучек в карабины и блоки. Накапливался опыт. По убеждению Зверьковой, опыт в парусном спорте – главное. Плюс нюансы, которые и приносят победу, ведь опытных спортсменов много, но не все становятся победителями. Плюс наставления тренеров – Сергея Московцева и его коллег. Плюс советы товарищей по команде, в которой царит удивительная атмосфера дружелюбия. Хотя с этим как раз понятно: люди, благодаря парусу обретшие смысл, цель – назовите как хотите – не станут размениваться на зависть, дрязги и интриги. Они счастливы тем, что приобщились к спорту, фактически вернулись к полноценной жизни.

Читайте также  Владимир Просихин: профессионал

Или их вернули. Зверькова рассказала нам о своей подруге, тоже Лене, которую она приобщила к парусному спорту. Хотя рассказ получился не только об этом, не только о спорте.

– Лена из Ростова. Мы с ней лежали в реабилитационном центре. Ей было очень сложно попасть в этот центр. Вообще, кто не в Москве, всем с этим тяжело. Совсем недавно я лишний раз убедилась в этом. Мы были на сборах в Сочи, и главный врач спортивного центра «Парус» буквально не отходила от меня, все расспрашивала: как, что, кому писать, что просить. Оказалось, ее муж год назад попал в автомобильную катастрофу, сломал позвоночник, и, хотя пытается восстанавливаться, двигаться, все равно ему необходимо попасть в реабилитационный центр, чтобы им занялись специалисты. Так вот он никуда не может попасть. Очень нужно, а пробиться не в силах. С Леной мы подружились, и я ей предложила тоже попробовать себя в парусе. Ну хотя бы потому, что через паралимпийский комитет попасть в реабилитационный центр много проще. Даже в такой серьезный, федерального подчинения, как «Голубое», где врачи-кудесники самых безнадежных на ноги ставят. Сначала Лена сомневалась, колебалась. А мне было ее так жалко. Всего 28 лет, чудо как хороша. Ехали в машине с молодым человеком и попали в аварию. Ему ничего, а ее всю поломало. Через год они сыграли свадьбу. Невеста сидела в инвалидной коляске. Знаете, у жениха даже не поинтересовались, согласен он или не согласен, сказали так: главное, что она согласна, а тебя, парень, никто и не спрашивает. Долго я Лену уговаривала и в конце концов уговорила. Она поехала с нами на сборы в Сочи. Конечно, ей было тяжело. Ветрено, волны высокие. Она на коляске, сама не справляется, ее пересаживают. Сделали ей кресло, чтобы удобнее было. Но все равно как за тобой ни смотрят, как ни усаживают, а все же привыкнуть нужно. Но Лена справилась. Конечно, муж помог. Он с ней ездил, снимал нас с пирса на видеокамеру, был кем-то вроде штатного оператора. Мы потом по его записям свои ошибки на воде отслеживали. Так вот он сказал как-то, что поначалу следил за нами с испугом, а потом стал смотреть с завистью. Вот что парусный спорт с людьми делает. Влюбляет в себя!

Раз уж разговор коснулся сборов с Сочи, резонно было спросить Зверькову, как они прошли, с пользой ли, не было ли каких эксцессов. Наше любопытство было удовлетворено следующим образом: все было нормально, хотя Черное море зимой – это вам не летняя акватория. Из забавного – эпизод с дельфинами. Чуть тренировку не сорвали. Стали выпрыгивать прямо из-под носа яхты. Лена от неожиданности закричала, а они давай свистеть, кувыркаться и косить веселым глазом, дескать, шалим мы так. Из далекого от забав – проблема с непромоканцами. Волны были такие, что все промокли и продрогли. Ведь в отличие от обычных спортсменов Лена и ее товарищи по команде почти неподвижны в своих лодках. Есть для таких условий специальные костюмы, которые застегиваются наглухо, но не у нашей команды. Денег на них не хватает.

Вообще, за четыре года, как в России действует паралимпийская программа в парусе, сделано много. ВФПС выделяет деньги, но их явно недостаточно. Помогают спонсоры, без них было бы худо.

Сейчас Елена Зверькова ходит на яхте 2.4мR. Эта лодка специально создавалась для управления людьми с ограниченными возможностями. Вес ее киля 250 кг, поэтому лодка не переворачивается. И не тонет, даже если ее захлестнет волной. Вода легко откачивается. Откренивать лодку не требуется по причинам, не требующим пояснений. Яхтсмен или яхтсменка просто садятся (или их сажают) в то, что в обиходе называется «тазиком», и начинают играть на «ниточках», то есть управлять яхтой.

Конечно, это монотип, однако какой бы полной ни казалась заводская комплектация, она «усреднена». Опытные яхтсмены всегда найдут что требуется довести до ума. Причем так поступают не только наши спортсмены, это обычная практика во всех странах. А тут еще и спортсмены особенные, каждому в силу совершенно объективных причин необходим индивидуальный подход. По-другому и быть не может. А чтобы что-то переделать, усовершенствовать, нужны деньги. Приходится спортсменам-инвалидам покупать на свои, выкраивая из пенсии. Ну хочется для лодки что-то купить, не будешь же ждать, когда все это тебе дадут, все само собой появится. Да и себя приодеть надо. Это если команда едет за границу, то ее одевают, а если не едет, то в России и так походит, не самая важная строка расходов.

В общем, личные затраты есть, и они неизбежны. Но что характерно, это никого в команде Московцева не отвадило от паруса, ни для кого не стало непреодолимой преградой. Ну поворчат люди, это да, но чтобы уйти – нет таких прецедентов. И то ли тайна тут скрыта, то ли мистика…

Читайте также  Евгений Канский. Гонщик от Бога

Если говорить о планах, то ближе к осени у Лены должна появиться новая лодка. Skud 18. Правда, она не очень представляет, как расстанется со своей Красавицей, но перемен все равно ждет с нетерпением. Во-первых, потому что класс другой: размеры, парусность, скорость и не одиночка – два члена экипажа, мужчина и женщина. И оба инвалиды. Тут, кстати, своя сложность: ограничения по движению у нее и у него нужно скоррелировать. А во-вторых, именно на этой «двойке» Елену Зверькову будут готовить к Олимпиаде в Рио-де-Жанейро.

Она уверена, что поедет туда. Потому что точно знает: мечты сбываются.

– Мне все легко в парусе, ведь именно об этом я мечтала: море, ветер, волны… Может, это подсознание, где прячутся мечты, исподтишка выводит тебя на уготованный свыше путь. Наверное, я не просто поварихой на корабле хотела быть, я под парусом ходить хотела. Только это было давно, и я забыла об этом. А мечта взяла и сбылась!

…Мы долго разговаривали с Еленой Зверьковой. Потом долго обменивались впечатлениями от этой беседы. И нам очень хочется, чтобы все ее мечты сбылись.

Московцев Сергей Борисович, главный тренер паралимпийской соборной России по парусному спорту
С Еленой я познакомился не случайно. Я набирал спортсменов-инвалидов на тестовые мероприятия. Елена написала мне письмо. Мы встретились, и я пригласил ее попробовать походить на яхте. Мне было важно увидеть, проявит ли она стремление к достижению высоких спортивных результатов. После тестов я предложил Елене место в команде и не ошибся — на второй регате Елена Зверькова показала блестящие результаты, она обгоняла ведущих спортсменов паралимпийской команды России. По результатам соревнований Елена попала в резервный состав сборной, а затем уверенно завоевала место в основном составе. Трудолюбие, усердие, бешенная работоспособность позволяет мне надеяться на быстрый рост Елены в спорте высших достижений, достойное выступление на главных стартах. Надеюсь в 2014 и 2015 годах с помощью Елены завоевать лицензию для страны на участие российской команды в Паралимпийских играх 2016 года, которые пройдут в Бразилии.
Кроме Елены в паралимпийскую сборную входят спортсмены-инвалиды, которые уже много лет в команде. Очень хороший гонщик Александр Кузьмин из Таганрога, первый чемпион России среди паралимпийцев. Николай Уляшев из Воронежа — трехкратный чемпион России, двухкратный обладатель Кубка России. В нашей команде много перспективных ребят: Дмитрий Хонич из Владивостока, Антон Ткаченко и Александр Павлов из Москвы. Очень трудолюбивая и способная спортсменка из Ростова-наДону Елена Белодедова, выступающая за Москву. Я их всех люблю, за годы нашей совместной работы все они стали мне родными людьми. Я надеюсь, что все члены нашей команды примут участие в Паралимпийских играх 2016 года. Наша задача – победить в Рио-де-Жанейро! Эта цель любого гонщика, попавшего в сборную, и по-другому нельзя.
Паралимпийскую команду до сегодняшнего дня финансирует Минспорт России, Центры спортивной подготовки (ЦПС), Всероссийская федерация спортсменов с поражением опорно-двигательного аппарата (ПОДА), Паралимпийский комитет России. И все равно то, что мы получаем, это всего лишь 5% от требуемого объема средств, необходимых для подготовки к Паралимпийским играм. Надеюсь, дальше будет легче, поскольку нам удалось открыть ЦПС в  Воронеже, на стадии открытия ЦСП в Москве, спортсменов из Ростовской области зачислили в ЦСП. Дополнительное региональное финансирование позволит нам лучше подготовиться к главным стартам  — Паралимпийским играм.
Огромную помощь оказывает нам Всероссийская федерация парусного спорта и Попечительский совет ВФПС, которые оплачивают транспортировку яхт к местам проведения соревнований и тренировочных мероприятий, покупают паруса и дельные вещи для яхт, был куплен и катер для проведения тренировок на воде. Большое спасибо меценатам, которые отправляют спортсменов на регаты, покупают яхты спортсменам-паралимпийцам. Мы очень ценим такую поддержку, и надеемся, что оправдаем возлагаемые на нас надежды.

*******************************
Из официальной хроники
Четверг, 31 января 2013 Паралимпийская сборная команда России по парусному спорту выражает благодарность Попечительскому совету Всероссийской федерации парусного спорта и лично Василию Юрьевичу Сенаторову, который передал Паралимпийской сборной команде яхту класса «2,4mR». Новая яхта в апреле 2013 года отправится на Кубок Мира во Францию. Яхта закрепляется за претенденткой на поездку на Паралимпийские игры 2016 года, членом сборной команды Еленой Белодедовой.

Яхты паралимпийских классов
2,4mR  Килевая яхта, вооруженная двумя парусами – гротом и стакселем. Экипаж – один человек, мужчина или женщина.
Skud 18  Килевая яхта, вооруженная двумя основными парусами – гротом и стакселем – и третьим дополнительным – геннакером. Экипаж –  два человека, обязательно мужчина и женщина. В яхту вмонтированы два кресла: впереди для шкотового, сзади для рулевого. Яхта оснащается механическим и электронным оборудованием для управления рулем яхты и парусами.
Sonar  Яхта килевая, экипаж – три человека. Все члены экипажа могут иметь разную инвалидность (нарушение опорно-двигательного аппарата, глухие, слепые). Экипажу присваивается сумма очков в зависимости от инвалидности на квалификационной комиссии.

Опубликовано в Yacht Russia №4 (51), 2013 г.