Джон Кеннеди: влюбленный в парус

Президент США любил яхты даже больше, чем женщин. Даже таких неотразимых, как на плакатах, выполненных в стиле pin up…

























«Если бы Колумб не поднял паруса своих каравелл и не вышел в море, что бы мы знали сейчас об Америке?»

Роберт Ю. Грей, австралийский писатель

Текст Сергея Борисова, журнальный вариант

Самое дорогое

Военные были «за», гражданские – «против». Президенту Соединенных Штатов Америки Джону Фицджеральду Кеннеди предстояло принять решение. От того, что он сейчас скажет, чью сторону примет – тех «ястребов», кто готов идти до конца, вплоть до прямого вооруженного столкновения, или тех «голубей», которые склоняют его к дальнейшим переговорам с Советами, — зависела судьба мира. И это не преувеличение – кризис в самом разгаре. Хрущев явно испытывает его на прочность, отказываясь убрать ракеты с Кубы. Интересно, что сейчас происходит в Кремле? Неужели там не понимают, что противостояние двух держав может закончиться ядерной катастрофой?

Кеннеди машинально водил карандашом по бумаге, покрывая листок словами и рисунками. Наконец он вскинул голову и сказал:

— Мы не должны допустить войны! Это — главное. Из этого будем исходить. Готов выслушать ваши предложения, господа.

Он опустил глаза и, уже осмысленно, взглянул на листок, покрытый каракулями. И улыбнулся против воли. Но не ключевым словам, вобравшим в себя суть его тяжких раздумий, не возникшим по ассоциации образам, он улыбнулся другому…

Ученые утверждают, что рукой человека в минуты мучительных размышлений водит подсознание. Потому-то, дескать, на полях рукописей писатели рисуют разные пустячки — цветы, домики и башни, горы, бескрайние поля. В общем, что-то бесконечно дорогое и до мельчайших деталей знакомое.

В правом нижнем углу листка президентского блокнота была изображена лодка под парусами. Его Victura!

Кеннеди улыбнулся еще шире: хорошо, что он не умеет рисовать так, как Джил Элвгрен. Иначе этот листок был бы покрыт изображениями девушек, в которых он тоже знает толк, да и управляется с ними не хуже, что с яхтой на бакштаге. В годы войны его торпедный катер был буквально нашпигован ими… нет, не девушками, конечно, откуда им взяться на Гуадалканале, картинками!

Прирожденный моряк

Война еще не была объявлена, но то, что это дело времени, Джон Кеннеди не сомневался. Изоляционисты, которые твердят, будто заведенные, что Америке незачем лезть в чужие дела, обречены. Штаты обязательно выступят против немцев, а еще вернее – против Японии. Значит… Значит, нужно быть к этому готовым.

29 октября 1940 года США в качестве ответа мировой нацистской опасности поставили под ружье национальную гвардию и, впервые в мирное время, объявили призыв в армию гражданского населения.

Одним из таких гражданских, одевших форму, стал Джон Кеннеди, сын бывшего посла США в Соединенном Королевстве Джозефа Кеннеди, журналист, автор книги, в которой он высказал собственные соображения на тему, как случилось, что Англия «проспала» Гитлера.

Какой род войск выбрать, даже не обсуждалось. Только военно-морские флот! Правда, у Джона были проблемы со здоровьем, но упорными тренировками он подтянул его до требуемого медицинской комиссией уровня.. А кроме того, у него имелись отличные козыри! И речь вовсе не о влиянии отца, имевшего множество знакомых среди военных. Джон Кеннеди был известен как отличный яхтсмен. Отец – все-таки отец, его заслуга! – с ранних лет приучал своих детей к спорту. Американский футбол, регби, в которые играли даже девочки, это само собой. Мальчишки – сначала старший из сыновей Джо-младший, а за ним и Джон, — еще ходили под парусом, регулярно участвуя в детских регатах. Чтобы поощрить Джона в его занятиях спортом, отец даже подарил ему на 15-летие 26-футовую яхту Victura. Когда Джо и Джон превратились в стройных, полных силы и азарта юношей, они стали командой-двойкой «звездника» Flash. На нем они победили в нескольких гонках, но настоящий успех к ним пришел после приобретения новой лодки, которую они назвали Flash II. В 1936 году они выиграли Кубок Нантакета, а два года спустя стали чемпионами всего Восточного побережья. Вот каковы были козыри Джона Кеннеди! С таким «активом» и в сухопутные части?

Военно-морской флот Соединенных  Штатов распахнул двери перед новичком, и Джон был зачислен курсантом в портсмутский центр по подготовке командиров торпедных катеров. После окончания учебы, 25 сентября 1941 года, Джон Фицджеральд Кеннеди получил звание лейтенанта и стал ждать распределения.

Налет японской авиации на Перл-Харбор стал для Соединенных Штатов не пощечиной, а ударом в спину. Изоляционисты прикусили языки, война Японии была объявлена.

Джон Кеннеди был направлен на Тихий океан. Там он получил под свое начало торпедный катер «ПТ-109» и экипаж, состоящих из отчаянных парней — отличных моряков и больших любителей выпивки и женщин. Вот только с выпивкой, к сожалению, было туго, разве что немногим лучше, чем с женщинами. С дефицитом спиртного моряки боролись с помощью местного самогона, а недостаток женского внимания восполняли картинками, которые вырезали из журналов.

Впервые зайдя в казарму, где жили его подчиненные, лейтенант Кеннеди был ошеломлен обилием кокетливых красоток, украшавших стены.

— Ну что ж… — пробормотал он.

Экипаж напрягся. Кто его знает, этого нового командира, может, развопится, начнет распространяться про нарушение дисциплины, про забвение моральных принципов, еще чего-нибудь, прикажет снять с глаз долой — и здесь, и на катере…

Моряки не знали того, что знал Кеннеди. Командование вооруженными силами приняло не подлежащее огласке решение снабжать воинские части иллюстрированными журналами с девушками на обложках и соответствующим содержанием. По логике военного руководства, это должно было удержать лишенных женской ласки мужчин в гетеросексуальных рамках.

Читайте также  Херман Фрер. Мастер из мастеров

— Симпатичные мордашки, — оценил «галерею» командир. – И на катере этого добра, наверное, тоже полно?

— Ага! – хмыкнул кто-то смелый.

— Ладно, — кивнул Кеннеди. – Пусть остаются. Но с одним условием! Антураж должен быть соответствующий: паруса, море, лодки… Таких девчушек найдете?

— Ага!

Экипаж расстарался, и вскоре торпедный катер «ПТ-109» обогатился изображениями яхтсменок и морячек. Лица те же – дух другой!

Командир был доволен. Да и с чего бы ему не быть довольным, коли его собственная зажигалка Zippo украшена карамельно-сладким изображением pin-up girl. Он что, не мужчина?

Pin-up girl 

Термин пин-ап (to pin up — прикалывать, то есть плакат, прикалываемый на стену), появился в 1941 году, став определением для особого стиля американской графики. Зародился этот стиль еще в конце XIX века, но подлинным явлением массовой культуры стал в посткризисные 30-е. Именно тогда кто-то в редакции популярного журнала Life додумался украсить обложку очередного номера изображением элегантно изогнувшейся девушки со вздернутым порывом ветра подолом платья. Тираж разлетелся моментально, и… пошло-поехало. Уже через год о pin-up girls говорили, как о феномене. Редкий журнал обходился без них, многие издания стали печатать и постеры. Появились настенные календари с pin-up girl, плакаты самых разных размеров, вплоть до очень внушительных.

Это была настоящая истерика национального масштаба. И это в пуританской Америке! В стране, где президент могущественной Американской ассоциации продюсеров и кинопрокатчиков Уильям Хейс собственноручно царапал булавкой кинопленку, вымарывая из кадров интимные места актрис. Конечно, откровенного непотребства страна квакеров и методистов не потерпела бы, однако любителям pin-up girls хватало и намека, который, подчас, действеннее самого откровенного натурализма.

Настоящим виртуозом стиля пин-ап был Джил Элвгрен, к слову сказать, один из основоположников знаменитого стиля Coca-Cola. Героини рисунков Элвгрена неизменно оказывались в пикантных ситуациях, когда какая-то досадная неприятность обнажала ноги почти до середины бедер и позволяла лифу платья соскользнуть почти до груди. Часто своих невинных скромниц Джил Элвгрен изображал на палубе яхты или моторной лодки, у штурвала или на пирсе. Ведь это так романтично – море, паруса, девушки!

Среди pin-up girls, украшавших торпедный катер лейтенанта Кеннеди, большинство рисунков были творением именно Джила Элвгрена. Вот почему, много позже, увидев в фильме «Зуд седьмого года», как поток воздуха из решетки вентиляции метро шаловливо – истинно в стиле пин-ап — приподнял белую плиссированную юбку главной героини, президент Соединенных Штатов подумал не только о том, как же ему повезло с любовницей, он вспомнил свой торпедный катер, вспомнил войну, вспомнил…

Пурпурное сердце

«Ходишь ли ты под  парусом? – интересовался в своем письме Джозеф Кеннеди. – Ты же всегда мечтал о Южных островах Тихого океана».

Джон слишком уважал отца, чтобы рассмеяться. Какие паруса? Все яхты, которые война застигла на этих островах, реквизированы военными – американцами или японцами. Теперь они занимаются подвозом боеприпасов и продовольствия, курсируя между военными базами или шныряя от острова к острову. Правда, лодки есть у туземцев. Настолько утлые, что непонятно, как они держатся по воде. Но ведь держатся, и даже довольно шустро снуют по бесчисленным заливам и протокам под своими латанными-перелатанными парусами. Он, по случаю, сам несколько раз ходил на них, и на этом вся его здешняя парусная практика исчерпывается.

В письме отцу Джон написал: «Ты спрашиваешь, хожу ли я под парусом. Нет, все больше под мотором. Под тремя!»

Торпедный катер действительно был оснащен тремя моторами. Они отличались редкой прожорливостью, поэтому, когда скорость не требовалась, пользовались одним. Только во время атаки никто не думал об экономии топлива.

  …1 августа 1943 года пятнадцать торпедных катеров вышли в открытое море, имея задачу перехватить «Токийский экспресс» — так сначала между собой, а потом и официально американцы называли японские караваны, направлявшиеся к острову Коломбангара. Но не сложилось – обнаружить «экспресс» не удалось. Когда стало очевидно, что японцы миновали засаду, двенадцать катеров вернулись на свою базу на острове Рендова, а три, в том числе «ПТ-109» под командованием Кеннеди, остались в патруле. Все было спокойно, пока около двух часов ночи из непроглядного мрака не вынырнул японский эсминец «Амагири». Охотился он за катерами или это произошло случайно, осталось неизвестным, но, обнаружив на курсе американцев, капитан эсминца не стал медлить, а пошел на таран. На катере работал только один мотор, да и то на самых малых, поэтому увернуться было невозможно. Хищный форштевень эсминца врезался в борт «ПТ-109». Посыпались искры, пламя побежало по топливопроводам к бакам. Но взрыва не произошло — катер затонул раньше, чем взорвался. Между тем эсминец вновь исчез в темноте, нимало не заботясь судьбой потопленного катера и его экипажа. А люди выжили – и это было сродни чуду, лишь два матроса погибли при ударе. Оказавшись в воде, моряки уцепились за обломки, а когда рассвело, решили плыть к пустынному островку, до которого было около 6 миль. Кеннеди, который был великолепным пловцом (недаром же в университете он был избран капитаном команды по плаванию), превозмогая страшную боль в спине и вцепившись зубами в спасательный жилет, тащил за собой обгоревшего, потерявшего сознание от болевого шока матроса. И они доплыли! Мало того, потом они перебрались на остров Оласана, откуда Кеннеди с одним из моряков поплыл к другому острову, на котором, как им было известно, находилась деревушка туземцев. Там командир погибшего катера вручил местному жителю кокосовый орех, на котором нацарапал: «Остров Науру. Принесший орех знает наше местонахождение. Может вас привести туда. Одиннадцать уцелевших. Нужно небольшое судно». Туземец добрался до американской базы на острове Рендова, и вскоре оттуда прибыла спасательная экспедиция.

Читайте также  …и Херст с ними: Чарли Чаплин, Мэрион Дэвис, Томас Инс

В 1944 году Джон Фицджеральд Кеннеди был удостоен медали «Пурпурное сердце» и Медали Флота и Морской пехоты. Вскоре его комиссовали по состоянию здоровья. Травма, полученная год назад, наложившись на прежние болезни, превратила 27-летнего лейтенанта в инвалида. Но, попрощавшись флотом, Джон Кеннеди не попрощался с парусом. Напротив, он к нему вернулся!

Теплые слова

В первых гонках яхтсменов-одиночек через Атлантику со временем 40 дней, 12 часов и 30 минут, преодолев 4004 мили, победил Фрэнсис Чичестер на «Джипси-Мот III». Преимущество его над пришедшим вторым Блонди Хазлером было более, чем значительным, — семь дней. Однако Чичестер остался недоволен своим результатом. По его словам, он совершил много ошибок, которые отобрали у него по меньшей мере неделю.

— Я сделаю это снова! – сказал он журналистам. – И гораздо быстрее.

Слова моряка не разошлись с делом: два года спустя он вновь прошел от Плимута до Нью-Йорка, затратив на это 33 дня, 15 часов и 7 минут. Чичестер финишировал 4 июля 1962 года, в День независимости, и на следующий день ему была вручена телеграмма на официальном бланке президента Соединенных Штатов:

«Я бы хотел сердечно поздравить вас с новым успешным и рекордным пересечением Атлантики тчк Ваше мастерство и храбрость моряка хорошо известны, но это новое достижение, безусловно, увенчает вашу карьеру тчк Нам особенно приятно, что вы прибыли в Соединенные Штаты 4 июля, в этот великий день нашей истории, когда мы отмечаем нашу независимость тчк Джон Ф. Кеннеди».

В том же году, 14 сентября, президент с супругой прибыли на борту эсминца ВМФ США в Ньюпорт, почтив своим присутствием открытие гонок на Кубок Америки.

Австралия бросила вызов Соединенным Штатам, грозясь отобрать знаменитый трофей, кажется, навечно «прописавшийся» на американской земле. И шансы сделать это у австралийцев имелись…

Общественное мнение было наэлектризовано до такой степени, что не откликнуться на это было невозможно. Тем более Джону Кеннеди, который не просто заботился о своем имидже, но действительно беззаветно любил паруса и яхты.

Как, может быть, лишнее тому доказательство, такой штрих: переехав с семьей в Белый дом, вынужденный уменьшить свои спортивные «аппетиты» в угоду государственным делам, Джон попросил Джеки, занимавшуюся обустройством их нового жилища, расписать стены бассейна в «парусном» ключе – что-нибудь южное, с яхтами, солнцем… Джеки Кеннеди выполнила пожелание господина президента.

В своей речи перед началом гонок, обращаясь к послам, министрам, устроителям состязания и спортсменам, Джон Фицджеральд Кеннеди сказал:

«Дамы и господа! Для нас особое наслаждение находиться здесь, потому что всех нас объединяют общие интересы, наша преданность и любовь к морю… Я не знаю, что рождает эту любовь. Может быть, это бесконечная переменчивость воды, а может быть, корабли на ее глади, а возможно, то, что все мы вышли из моря… Ведь это биологический факт, что в крови, текущей в наших жилах, как и в наших слезах, точно такой же процент соли, что и в воде океанов… Мы накрепко связаны с морем, и когда мы приходим к нему, чтобы плавать или просто смотреть на него, это всегда возвращение к тому, откуда мы пришли… Австралия и Соединенные Штаты разделены океаном, но на это можно посмотреть и по-другому: они связаны океаном, и соревнования, свидетелями которых мы будем, подтверждают это… Я приветствую австралийских спортсменов, сделавших так много, чтобы их «Гретель» оказалась здесь, и я приветствую американский экипаж «Уитерли», полный решимости отстоять кубок, сто лет назад учрежденный Нью-Йоркским яхт-клубом. Соревнуйтесь друг с другом, но помните, что вместе вы соревнуетесь с ветром и морем!»

Речь президента присутствующие сопроводили аплодисментами, а команды «Гретель» и «Уитерли» еще и одобрительными возгласами. У моряков свои понятия о приличиях и свой этикет – море делает людей проще, искреннее. И пусть Кубок Америки – уже давно большая политика, но не политики идут в гонку и не им говорить, что хорошо и что плохо для моряка!

В 1962 году претенденты с далекого континента проиграли. Джон Кеннеди поздравил соотечественников с победой и выразил надежду, что противостояние Соединенных Штатов и Австралии в борьбе за Кубок Америки продолжится. Так и случилось.

62 фута «Белого дома»

— Я нашел то, что вы хотели, господин президент, — сказал Джон Тазуэлл. – Не яхта -игрушка!

— Подробнее, пожалуйста.

У Джона Кеннеди была президентская моторная яхта, которую после вступления в должность он назвал в честь своего деда «Дорогуша Фитц» (Мed Fitz). Однако ему хотелось иметь и соответствующий его рангу парусник. Ведь расставаться с парусом у него в намерениях не было!

После войны верная Victura хорошо послужила ему. Во всех смыслах этого слова. Фотосессия во время прогулки с Джеки под парусом удалась настолько, что не было ни одного журнала в Америке, который бы не напечатал их снимки. Что и требовалось. Народ должен знать своего героя! Или своих идолов, если угодно.

Читайте также  Майса Гокова: "Мы одно целое"

Потом Кеннеди еще не раз обращался к хорошо зарекомендовавшему себя приему: избиратели «клевали» на парус так же, как на лица капитана яхты, его красавицы жены, а когда к самой знаменитой чете в Америке на борту яхты присоединились их дети, стало совсем хорошо. Во всяком случае в этом заверяли люди, ответственные за имидж Джона Фицджеральда Кеннеди, а эти люди привыкли отвечать за свои слова.

— По-настоящему счастлив я только тогда, когда хожу под парусами, — признался президент своему помощнику Джону Тазуэллу. – Найдите мне яхту, на которой, также как на борту «Дорогуши Фитца», я мог бы принимать друзей, политиков, послов… Понятно, что яхта должна быть соответствующим образом оборудована, ну, вы понимаете, прежде всего я имею в виду средства связи. Образно говоря, эта яхта должна стать «Белым домом под парусом». Найдете?

— Найду! — пообещал Тазуэлл.

Обещание он сдержал. И в комплиментах, с которыми он отзывался о находке, не было преувеличения.

Яхта называлась Manitou, что на языке индейцев, живших на берегу озера Мичиган, означает «дух воды». Построена яхта была по проекту Олина Стефенса в 1938 году, однако, невзирая на 25-летний возраст, находилась в идеальном состоянии. На тот момент, когда Джон Тазуэлл, рыскавший по всему побережью, наткнулся на Manitou, 62-футовая яхта принадлежала Академии береговой охраны США и использовалась для обучения курсантов плаванию под парусами. Узнав о том, что Manitou приглянулась президенту, руководство Береговой охраны не стало упрямиться и передало Manitou в безраздельное пользование первого лица государства.

Яхту перегнали в Чесапикский залив и соответствующим образом оснастили: при необходимости президент Соединенных Штатов мог связаться с борта Manitou даже с Кремлем! Но, разумеется, позаботились не только о связи. Был переоборудован главный салон, в котором появились две двухместные койки (еще одна получалась, если опустить обеденный стол); у большого штурманского стола установили два кресла; навигационные приборы были заменены на самое современные. Так как яхта не была рассчитана на управление в одиночку, подумали и об экипаже: каюта для него находилась в корме, рядом с ванной и моторным отсеком.

— Это то, что нужно! – оценил Кеннеди старания Тазуэлла, впервые ступив на палубу Manitou. – Полагаю, такую красавицу не стыдно показать самым именитым гостям. И прокатить их на ней – тоже.

В течение следующего года Manitou, ведомая президентом США, не раз выходила в море. Обычно компанию Кеннеди составляла его жена Джеки и их друзья, но нередко на борту яхты появлялись политики, киноактеры и, что уж скрывать, живые воплощения pin-up girls.

Джон Кеннеди гордился своей яхтой, и планировал в дальнейшем модернизировать ее, в частности, несколько изменить парусное вооружение, поскольку крейсерская скорость в 9 узлов казалась ему недостаточной.

Не успел.

Последняя ночь

22 ноября 1963 года в Далласе, штат Техас, во время проезда президентского кортежа по городу, прозвучал выстрел. Джон Фицджеральд Кеннеди был убит.

В дальнейшем выдвигалось множество версий – кем убит? кто заказал? – однако официальная комиссия вынесла вердикт: стрелял Ли Харви Освальд, действовал он в одиночку, руководствуясь личными побуждениями. Но все это было еще впереди, пока же страна пребывала в страхе, горе и растерянности.

Заплаканная горничная сидела у приемника и слушала последние известия.

— Как же так? — сказала он, глотая слезы, старшему по этажу. – Ведь только вчера…

Свою последнюю ночь президент Соединенных Штатов провел в их отеле. Уже отсюда, из Хьюстона, он отправился в Даллас.

— Успокойся… если сможешь… — Мужчина дернул щекой, у него самого щипало глаза. – Надо убрать президентские апартаменты.

Горничная встала, убрала в карман фартука носовой платок:

— Иду.

Она убирала президентский номер и думала о человеке, чей дух, казалось, еще витал в этих стенах. Он ходил по этому ковру… Он сидел в этом кресле… Потом лег спать… Наверное, читал перед сном… О чем-то думал…

А это что? Горничная подняла с пола у кровати листок, вырванный из фирменного гостиничного блокнота. На листке была нарисована лодочка под парусом. Она скользила по волнам – к неведомой цели, вдали от берегов, такая свободная…

Горничная разрыдалась.

Последний рисунок Джона Фицджеральда Кеннеди хранится в МакЛине, штат Вирджиния, в мемориальной библиотеке, названной в честь 35-го президента Соединенных Штатов Америки.

Яхты Джона Ф. Кеннеди

Flash  Класс «Звездный». Год постройки: 1932. Принадлежала Джозефу П. и Джону Ф. с 1932 по 1935 год.

Flash II  Класс «Звездный». Год постройки: 1930. Принадлежала Джозефу П. и Джону Ф. с 1934 по 1941 год.

Victura Год постройки: 1932. Длина: 26 футов. Ширина: 8 футов. До последних дней Джона Ф. Кеннеди была его любимой яхтой.

Manitou  Конструктор: Спаркман & Стефенс (проект 1937 г.). Длина: 62 фута. Ширина: 13 футов 9 дюймов. Осадка: 8 футов 6 дюймов. Парусное вооружение: иол. Материал корпуса – дуб; палуба – тик; внутренняя облицовка – орех и филиппинское красное дерево. Двигатель: дизель фирмы «Форд». В качестве «Белого дома под парусом» использовалась Джолном Кеннеди в 1962-1963 гг.

Опубликовано в Yacht Russia №33 (8 — 2011)