Белые ночи Ботнического залива

На своей яхте в рамках обычного отпуска в северную часть Балтийского моря из Германии добраться сложно. Чартерных пунктов в Ботническом заливе тоже нет. И все же есть возможность оказаться в этих местах – под парусом и в окружении невероятной красоты почти первозданной природы


Текст Клауса Андревса

Матс Лёфберг приветствует нас: «Добро пожаловать в Пиетарсаари», – . Командор местного яхт-клуба лично принимает гостей у трапа. Это – из уважения, ведь немногие отваживаются на путешествие в самую северную часть Балтийского моря. По словам командора, в год сюда прибывают не более 100 лодок, в основном это «сумасшедшие» из Германии и Швейцарии. Местных же яхтсменов тянет на юг – туда, где теплее, например, к шхерам около Турку. А здесь, на севере, есть всего два времени года: белая зима и зеленая зима.

Яхт-клуб в Пиетарсаари был основан в 1890 году. Спустя десять лет появилось деревянное здание клуба. Оно стоит на холме над бухтой – с башенками, решетчатыми окнами, искусно выпиленными элементами декора фронтона. Внутри два помещения посвящены крупнейшим местным яхтенным верфям. Стены украшают модели Swan и Baltic от Nautor, в витрине блестят серебром кубки. Однако у причалов не видно ни тех ни других – они настолько выросли в размерах, что не могут здесь причалить. Зато для Hallberg-Rassy 39 места здесь предостаточно. Эта лодка – одна из пяти яхт, которые Швейцарский крейсерский клуб (CCS) предоставляет своим членам для походов под парусами в Европе. И данный маршрут по Балтийскому морю – одна из немногих возможностей пройти на яхте по этим местам, по крайней мере для обычных яхтсменов-отпускников.

В CCS экипажи меняются еженедельно. Яхтсмены не упускают возможность попрактиковаться в парусном деле и не в меньшей степени – оказаться в этих необыкновенно красивых местах. Настолько красивых, даже уникальных, что трудно понять, как же пара коек в этот раз остались незанятыми. Два опытных шкипера, Беат и Ханс, плюс управляющий CCS Феликс Галликер и я – вот и все, кто на борту.

Людей в этом краю мало. Преимущества и недостатки уединенности наглядно проявляются при попытке купить брасы спинакера. Это оказывается неразрешимой задачей. Продавец магазина в городке Вааса отрицательно качает головой и советует съездить в Пиетарсаари: может, и повезет, ведь там находятся всемирно известные верфи. Мы следуем совету. Однако в Nautor нам говорят, что поставляют для своих лодок готовый комплект снастей, так что, извините, ничего лишнего. Вместе с тем технический директор Nautor Ульф Финнэс тоже не оставляет нас без совета. В центре города есть магазинчик, торгующий оснасткой для лодок, но его непросто найти, так как он расположен в подвале книжного магазина. Мы отправляемся на поиски. И вот магазинчик найден. Ассортимент оказывается на удивление богатым, но 10-мм тросов из дайнимы и здесь нет. На вопрос, где же можно купить треклятый брас, следует ответ: в Турку, это за 400 км отсюда.

Тут-то и произошло маленькое чудо, возможное только в таких местах. Когда у кого-то возникает проблема, то слух об этом разносится быстро, и тот, кто может помочь, помогает. Даже в воскресенье, когда жизнь здесь практически замирает. Перед зданием яхт-клуба останавливается «вольво», сухопарый водитель открывает багажник, а там – барабаны с тросами. Это Ханс Йоханнсен, руководитель местной верфи Finnyachts, собственной персоной, и у него есть нужный нам размер. Мы рады, но не слишком удивлены. За десять дней пребывания здесь к подобному мы уже начинаем привыкать.

Путешествие наше началось в Сундсвалле, это в часе полета на север от Стокгольма. Первая его часть проходила через шхеры Хёга Кустен. Здесь суша поднимается из моря быстрее, чем где-либо еще в мире: 8 мм в год дали 285 м со времени последнего ледникового периода 10 000 лет назад. В этом районе расположен остров Ульвён, чьи рыбаки утверждают, что это они изобрели сюрстрёмминг. Это особым образом замаринованная и законсервированная селедка. В процессе последующей ферментации рыба вырабатывает газы, под давлением которых крышка банки вздувается, так что при открывании надо быть очень осторожным. А поскольку перед тем, как съесть, сюрстрёмминг приходится подносить к носу, то вот вам несколько советов: а) банку лучше открывать под водой, б) перед трапезой рыбу рекомендуется несколько часов вымачивать в воде, в) запивать сюрстрёмминг надо водкой, причем водки должно быть много. Есть и альтернативный вариант: отказаться от «деликатеса», что наш экипаж и сделал.

Читайте также  Оазис на краю света. Неделя в Новой Каледонии

Наш путь лежит к острову Трюсундэн, чьи красные скалы будто пылают в лучах низкого солнца. Узкий край скалы торчит из воды. Холм над ним порос сосняком. Светло-зеленые вкрапления – это березы. Как только Sailing Swiss 3 огибает последний мыс и входит в Г-образную бухту, картина меняется. Окрашенные красной краской домики, сараи и эллинги тянутся вдоль берега. К слову, причалы здесь не шире бревна, но более шаткие. А на лугах стоят яблони, между ними – ветхие подставки для сушки сетей. Раньше, когда верши еще делали из хлопковых нитей и деревянных обручей, рыбаки вынуждены были регулярно просушивать и смолить свое «оборудование», чтобы его сохранить. Зимой они хранили снасти даже в церкви.

Купить здесь трудно не только шкоты. Лишь в конце июня открывается магазинчик на острове Трюсундэн, где потом уже продается все необходимое – от яиц до топора. Так что в неурочное время многого не достать. Например, монет достоинством 5 крон. Учительница по имени Лина, остановившаяся вместе со своим классом на молодежной турбазе, не может отправить своих подопечных в душ, потому что дверь его на автоматическом замке, которые реагирует только на монеты в 5 крон. А магазина нет, поселок практически пуст, большинство домов начнут заселяться только в середине лет. Так что 15 школьников на целую неделю останутся без душа. Хотя, похоже, это их ничуть не огорчает: они прыгают с криками и визгом в восьмиградусную воду Балтийского моря, радуясь тому, что она не замерзла. А ведь сюда иногда даже в середине лета заносит льдины.

Хёга Кустен остается позади. Севернее маяка Скагсудде ландшафт становится более ровным. Небо – невероятно огромное. Облака парят высоко-высоко. Воздух прозрачный. Видимость превосходная. Юго-восточный бриз позволяет идти под спинакером со скоростью 7 узлов.

Швейцарский крейсерский клуб в обучении яхтсменов уделяет большое внимание и теории, и практике. Поэтому сегодня по программе маневр «человек за бортом». Кранец снова и снова проходит у борта, пока маневр не удается чисто. Случись что, жизнь человека будет зависеть от того, насколько быстро он будет извлечен из воды, которая ох какая холодная.

Направление ветра меняется за каждым островом. Хотя Феликс очень точно проложил маршрут, мы буквально на ощупь пробираемся через россыпь камней, многие из которых лишь чуть выступают над поверхностью воды. Отмеченные на карте вешки и знаки где-то опрокинуты ветром, где-то заросли кустами. Но бумажная карта, чартплоттер, iPad и справочник по местным водам помогают дойти до острова Ледскэрет.

В награду за безаварийный подход – полное уединение. И фантастическая красота кругом! А вот и кольцо торчит из скалы – можно швартоваться. Кольцо такое большое и солидное, словно предназначено для морских судов. Наши размеры куда скромнее. Тем не менее без коварства не обходится. Первая попытка пришвартоваться заканчивается неудачей в двух метрах от берега, потому что 50-метрового кормового якорного конца нам не хватило. Приходится отойти. Опускаем якорь немного ближе к берегу – вот теперь получилось.

Остров мы обошли за полчаса. Обнаружили лебединую пару на гнезде, набрали сухих дров для костра, в кустах нашли ржавую решетку для гриля. Вот это сервис, ведь в Швеции запрещено разводить огонь на скалах, так как жар костра может разорвать породу.

На следующий день берем курс на Финляндию. Мы идем к группе островов Кваркен. Утро начинается со штиля и дождя, потом над лодкой проходит полоса тумана с пронизывающим холодом. Вдруг выглядывает солнце – можно раздеться до футболки, но лишь только снова становится пасмурно, сразу вспоминаешь о флисовом белье.

Чуть дальше от берега вода утрачивает коричневый оттенок, придаваемый ей торфяниками. Она становится светло-зеленой и прозрачной. Как привидения, скользят за бортом фарватерные буи. Из тумана выплывает маяк. Вот сейчас нам надо повернуть, сейчас… Бело-красные знаки на финском берегу становятся видны в последние секунды перед поворотом. Потом, затаив дыхание, мы проходим узкое место – ширина фарватера здесь, согласно карте, два метра. Видно, как на дне колышутся водоросли.

Впереди появляется остров Фэлискэрет. Из тумана выплывает большая вышка, а затем показываются несколько сарайчиков и одинокий бетонный пирс. Не успевает Феликс оказаться с носовым концом на суше, как к нему подходят две женщины с предложением помочь. Ульрика и Паулина – две студентки, которые проводят здесь лето, занимаясь исследованиями биологии морского дна.

Наши планы на вечер – сауна. Они есть на большинстве северных причалов, и Фэлискэрет не исключение. Пришвартовать лодку, нарубить дров и затопить сауну – самые распространенные действия после трудного дня под парусом. Кстати, когда голые мужчины в полночь прыгают в ледяное Балтийское море, это здесь в порядке вещей.

Читайте также  Еду я на Родину!

Фарватер ведет нас через темно-зеленые мутные воды. Острова архипелага Кваркен не похожи на шведские, они лишь на несколько метров выступают над поверхностью воды и напоминают заливные луга. На некоторых островах лежат валуны размером с небольшой дом – реликты ледникового периода. Деревья – большей частью березы, лишь на более высоких участках растут сосны и ясени. Голубика и вереск заполняют собой бреши между камнями.

Первый оживленный причал находится на окраине архипелага, на острове Миккелисаари. Раньше здесь находился пост береговой охраны, сегодня его здание используется как летнее кафе. У причала теснятся моторные лодки, чьи хозяева собрались на клубную встречу, но когда яхта швейцарского клуба подходит ближе, нам тут же освобождают место: «Добро пожаловать!»

Вечером – обязательная сауна, затем столь же обязательная банка пива на воздухе. При этом финны ведут себя удивительно стойко, не обращая внимания на полчища комаров. Нас успокаивают: к летнему солнцестоянию комариный кошмар закончится. Только нас здесь уже не будет…

Навигация между шхерами требует большой ответственности.

Каждый участок маршрута прорабатывается накануне вечером, причем электронная навигация сочетается с классической. Сначала на iPad отмечаются примерно 50 путевых точек (при этом учитываются проливы, мели, другие навигационные опасности), затем штурман переносит их на очень подробную бумажную карту. Это страхует от ошибок «планшетной» навигации. Хорошую службу может сослужить и бинокль со встроенным компасом для отслеживания створных знаков на большом расстоянии.

С двумя новыми спинакер-брасами на борту мы отправляемся из Пиетарсаари назад, в Швецию. Идем ночью, что, однако, не означает темного времени суток. Солнце только после полуночи опускается за горизонт, освещая оттуда рваные кромки облаков и окрашивая их багрянцем.

Очень холодно. Хотя и не так холодно, как в разгар зимы, когда суда разгружают в крытых ангарах. Как бы то ни было, а у руля лучше стоять в шапке и перчатках.

Ветер стихает, воздух кристально чист. В три часа утра солнце вновь появляется над горизонтом. На палубе блестят капли росы.

Мы заходим в бухту. До сих пор каждая гавань – из тех, что мы посетили, – этого заслуживала. Сегодня дело обстоит иначе. На фотографии в справочнике место швартовки парусного клуба в Питэ окружено лесом и летними коттеджами. Но при походе к яхт-клубу вдруг становится шумно. За узкой полоской деревьев грохочут фуры. Взглянув на карту, мы понимаем, что это прибрежный автобан. После скромного завтрака и непродолжительного совещания мы отправляемся на поиски более дружелюбного места.

Последняя и самая северная наша остановка – на острове Клунтарна. На берегу отшлифованные камни и валуны с острыми краями. Серые, красные, голубые. За полосой прибрежного камыша поднимаются березы, за ними виднеются ели и сосны.

Подходим к берегу. Беат спрыгивает на землю со швартовным концом в руках, молотком и анкером. Он быстро находит узкую щель и вбивает в нее анкер. «Судить о том, выдержит ли крюк, можно по звуку, – говорит нам Ханс. – Если сталь «поет» под ударами молотка, значит, все в порядке». Мы ему верим, ведь он не только швейцарец, а значит, горец, но и инженер-строитель.

От места стоянки вглубь болотистого острова ведут тропинки с бревенчатым настилом в топких местах. Уже через несколько шагов чувствуется тяжелый дух мха, трав и гниющего дерева.

Через полчаса ходьбы лес кончается. Начинаются дюны. За ними – бухта Галма Фискелэге и старинный рыбацкий поселок. Узкий канал ведет к морю. На берегу этой прекрасно защищенной бухты теснятся ангары и коттеджи.

Времена изменили жизнь острова. Рыболовство теперь – побочный заработок, главное – туризм. Тому, кому посчастливится провести здесь лето, стоит позавидовать. Ведь они окунаются в полную уединенность, когда не слышно ничего, кроме шелеста моря и пения птиц.

Пенсионеры Бригитта и Дик Линдгрен готовы завидовать сами себе. Им нужен всего час, чтобы добраться сюда на моторной лодке из Лулеа. Первый раз они приезжают сюда в апреле на снегоходе, потому что море еще сковано льдом. Продукты и остальные необходимые вещи они складывают в сани и тащат их за собой. Их домик прячется среди скал, рядом с ним ручной насос-качалка, с помощью таких насосов здесь добывают пресную воду. Сейчас Бригитта стоит в купальном халате на террасе и выбирает кости из отблескивающего розовым лосося. «Купила сегодня у рыбака, – говорит она. – Рыбина была на четыре кило».

Читайте также  Французские Карибы под голландским соусом

Перед обедом мы снова отправляемся в сауну. Она общественная, стоит на пляже, и местные жители на черной грифельной доске заранее записывают время своего посещения бани. Нам повезло попасть в «окно». А перед террасой у парной бриз поднимает рябь на воде, которая в отраженном свете блестит, как серебро.

Но вот и конец этого во многих отношениях необычайного путешествия. Город-порт Лулеа возвращает наш экипаж в цивилизацию. И это после двух недель безмятежного уединения! Выглядит цивилизация так: над мачтами яхт – да-да, их здесь много! – с грохотом проносятся военные самолеты, у пирса грузовое судно загружают железной рудой, доменная печь выбрасывает в небо черный дым. Но тут есть не только тяжелая промышленность: поскольку здесь всегда царит приятная прохлада, в Лапландии создается самый крупный интернет-сервер Европы.

Город Лулеа с его 70 тысячами жителей – самый северный «мегаполис» на побережье Ботнического залива. Сегодня по случаю дня летнего солнцестояния будет праздник, который для шведов важнее Рождества! Прямо под голубым небом за длинными столами народ рассаживается целыми семьями. Светловолосые девушки с цветочными венками на головах танцуют вокруг украсившихся зеленью берез. Алкоголь льется рекой.

Но это на берегу, сам город словно вымер. Многие жители Лулеа уехали: кто на автомобилях в лес или на дачу, а кто – на лодках на острова. Магазины и кафе закрыты. Из окошка своей палатки выглядывает продавец сосисок, но покупателей не видно. Из открытых заведений – плавучая дискотека, приют тех, кто терпеть не может летнее солнцестояние. И тем не менее именно сегодня начинается настоящее лето: на солнце почти 25 градусов. Немыслимая жара по местным меркам. Идеальная – для дня, когда никто не спит, потому что сегодня не заходит солнце.

Гавани и бухты

Этот район не изобилует местами, обычно привлекающими туристов, но одно вы увидите обязательно – великолепную природу, которой можно наслаждаться бесконечно

Трюсунда
Остров в центральной части Хёга-Кустен. Он словно из детской книжки с картинками. Здесь повсюду видны следы самого быстрого в мире подъема суши. Музей рыболовства рассказывает о том, сколь нелегкой была жизнь на шхерных островах

Ульвёэн
Тот, кто любит отведать чего-нибудь особенного или даже хочет попробовать что-то абсолютно необычное, не ошибется, добравшись сюда. Остров Ульвёэн считается родиной традиционного рыбного блюда сюрстрёмминг

Тёрехамн
В самой северной гавани Балтийского моря – из тех, куда можно добраться на парусной яхте, есть бакен с почтовым ящиком. Оставивший в нем свой адрес получает дома по почте свидетельство, подтверждающее, что он был здесь

Клунтарна
Шведский рай. Нетронутая природа. Летняя свежесть. Длинные песчаные пляжи приглашают искупаться. Поблагодарите редкую здесь жару и воспользуйтесь случаем, другой возможности может и не оказаться

Информация по маршруту

Заезд и чартер
Яхты в чартер можно взять в Стокгольме и финском городе Таалитедас (www.midnights-unsailing.fi). Обычно яхту берут на длительный срок в расчете на смену экипажа. Швеция и Финляндия связаны густой сетью дорог, поэтому добраться до одного из промежуточных пунктов не проблема.

Ветер и погода
Климат континентальный: холодная зима до -30 градусов, короткие весна и осень с быстрой сменой температуры, и очень теплое, сухое лето. Информация о погоде на www.klart.se. Надежны и бесплатные файлы с координатной привязкой для программы Navionics (iPad).

Навигация
Требует навыка. Со специфической маркировкой и непривычной топографией в шхерах лучше ознакомиться заранее, тогда поход по шхерам будет в удовольствие. Амплитуда прилива и отлива небольшая. Сильный ветер создает в узких проливах течения до нескольких узлов.

Гавани и рейды
Портовые сборы для лодок до 40 футов – от 10 до 20 евро. Многие причальные сооружения бесплатны. В гаванях, где нет персонала, деньги оставляют в почтовом ящике или в сауне.

Книги и навигационные карты
Шведское побережье: справочник Norrlandskust клуба Svenska Kryssarklubben описывает около 300 природных, клубных и гостевых гаваней (22 евро). Интернет-путеводитель по гаваням: www.gasthamnsguiden.se Финское побережье: Besökshamnar 2012. Информация по 1200 гаваням и рейдам, краткие таблицы с текстом и иллюстрациями. Общая часть и на немецком языке. Цена 22 евро (www.finncoast.com). Есть много очень подробных финских и шведских карт.

Сокращенный вариант. Опубликовано в Yacht Russia №6 (53), 2013 г.