Назло Гитлеру! Советский парусный спорт в годы войны

22 июня 1941 года в Москве на Клязьминском водохранилище проходили соревнования с пересадкой рулевых на первенство города. После двух гонок начальник клуба по радио объявил, чтобы все спортсмены шли к берегу. Когда все собрались – узнали: война! И тогда Алексей Наумов, один из сильнейших московских гонщиков тех лет, сказал: «А назло Гитлеру догоняемся». И они провели еще семь гонок – назло фашистам, назло самой войне.











В первые же дни войны тысячи яхтсменов ушли на фронт – и те, кто подлежал призыву, и добровольцы. Многие попали во флот. И кому-то очень пригодилось искусство владения рулем и шкотами – известны случаи, когда моряки с потопленных кораблей спасались на шлюпках, над которыми поднимали паруса.

Кто-то же воевал совсем «по-яхтенному». В Ленинграде на базе яхт-клуба «Водник» был сформирован отряд по охране водного района города. Флот отряда состоял из спортивных катеров и яхт, экипажи которых были вооружены стрелковым оружием. Первыми на несение брандвахтенной службы ушли «крейсера» – 38-тонные яхты «Пионер» и «Ударник». Была у отряда и группа разведчиков со швертботами, чьи паруса были выкрашены в черный цвет. Под покровом ночи яхтсмены уходили в море и буквально растворялись в нем, и ни разу немцы не обнаружили эти корабли-призраки. А когда Финский залив сковало льдом, в дозоры пошли буера, в том числе буер-рекордсмен знаменитого яхтсмена Ивана Матвеева. С началом снегопадов буеристы перебазировались на Ладожское озеро. И первые мешки в блокадный город по только-только схватившемуся льду доставили на них, на буерах. Буера несли службу связи, разведки, доставляли через Ладожское озеро топливо машинам, застрявшим на ледовой дороге. На буерах перебрасывались регулировщики, работавшие на некоторых участках трассы, на них же вывозили из блокадного Ленинграда женщин и детей. И ни один «ладожский» буер не был подбит. Был случай, когда немецкие истребители двадцать минут гонялись за двумя буерами, но вынуждены были убраться ни с чем, истратив весь боезапас.

Читайте также  К 100-летию ВФПС. Петр Первый и... курс на Олимпиаду

Москву фашистам ни окружить, ни тем более взять не удалось. Но яхт-клубы ее опустели. Остались лишь мальчишки. Но что это были за мальчишки! Когда на северном берегу Клязьминского водохранилища выкопали противотанковый ров, эти мальчишки доставляли с южного берега оружие, боеприпасы, продовольствие.  И тогда же, опять «назло Гитлеру», они провели гонки закрытия сезона. На швертботе Р-20 «Варяг» в них победил совсем юный Тимир Пинегин, будущий Олимпийский чемпион. Но до этого было еще немыслимо далеко, тут бы зиму пережить… Пережили, и в 1942 году Тимир Пинегин выиграл первенство Москвы «среди взрослых» в классе «М», и сделал то же самое на следующий год, и на следующий тоже. А в классе швертботов «Ш-10» в 1942 году первым стал 15-летний Саша Чумаков, который был командиром отряда, бойцы которого ночью гасили зажигательные бомбы, а днем рыли заградительные рвы и… тренировались в яхт-клубе «Наука» или, как другой юный спортсмен, Костя Мельгунов, в Хлебниково, где в Зеленой бухте стояли яхты Центрального водно-моторного клуба им. Баранова. А ведь много яхт из дальних по московским меркам яхт-клубов было сожжено. Своими руками! Таков был приказ. Только дядя Миша Богунов, боцман московского «Водника», посмел ослушаться. Ночью перегнал несколько лодок в устья речушек, впадавших в водохранилище, и там притопил с таким расчетом, чтобы потом их можно было поднять. Паруса и рангоут закопал в лесу. Чем такое «пособничество врагу» могло закончиться – понятно, но все сложилось иначе: и дядя Миша остался цел, и спрятанные им лодки, на которых московские яхтсмены назло всему гонялись все военные годы. И учили гоняться других: уже в 1944 году в яхт-клубе «Буревестник» открылась детская секция, чуть позже школьники начали заниматься парусным спортом в «Энергии» и «Воднике». Тогда же, в 1944 году, было разыграно женское первенство столицы!

Читайте также  Голливудский отбор: "Эссекс" и кашалот

Да, война… Уничтоженные города, порты и… яхты. Они горели в Одессе, Киеве, Севастополе, Керчи, Ленинграде, а потом в Туапсе, Новороссийске, Сталинграде. Но там, докуда не дотягивалась вражеская авиация, парус не просто выживал – жил

Осенью 1943 года в спорткомитет города Горький поступило указание Всесоюзного комитета по делам физической культуры и спорта при Совете народных комиссаров ССР о проведении в 1944 году V Поволжской парусной недели под лозунгом «Смерть народным захватчикам!» Была создана инициативная группа по проведению «недели», одним из первых решений которой стало – выделение участникам регаты питания сверх продовольственных карточек. 8 сентября 1944 года на водной станции «Динамо» собрались спортсмены. Был поднят государственный флаг СССР, затем последовала минута молчания в память о погибших на фронтах советских яхтсменах. После торжественного парада был дан старт гонке на 10 километров, на следующей день – гонке на 20 километров, ее через день – гонке на 50. То есть все было как прежде, до войны, по полной программе, и это было символично, обещая мирное будущее. 30 сентября состоялось закрытие Парусной недели. Были объявлены результаты команд. Первое место в классе Р-20 – «Варяг», г. Москва, рулевой Тимир Пинегин; второе место – «Самум», г. Горький, рулевой Александр Рябов… Первое место в классе Р-30 – «Ветер», г. Москва, рулевой Алексей Наумов; второе место – «Родина», г. Горький, рулевой Ростислав Алексеев (будущий создатель судов на подводных крыльях). В классе Р-45 – «Моряна», г. Москва, рулевой Константин Александров (будущий чемпион СССР); второе место – «Торнадо», г. Горький, рулевой Михаил Колокольцев… В командном зачете победили москвичи, горьковчане – вторые.

До конца войны было еще далеко, но везде на воде появлялись паруса. Даже в измученном блокадой Ленинграде возобновились занятия парусным спортом. А после победного мая в яхт-клубы стали возвращаться яхтсмены… кто уцелел. Ремонтировались яхты, из плащ-палаток шили паруса… Для этих людей, переживших самую страшную войну в истории, не было преград, не было для них неразрешимых задач. Уже летом 1945 года Ленинграде была проведена 1-я Балтийская регата с участием эстонских спортсменов, а осенью в Москве – первенство Советского Союза, и гоняться на швертботах на Химкинском водохранилище приехали яхтсмены из Ленинграда, Прибалтики, Украины.

Это трудно осознать – нужно прочувствовать: пол страны в руинах, всего не хватает, жизнь впроголодь, и вдруг – парусный спорт. Наверное, это потому, что паруса, яхты – это был еще один истинный символ мира, как та восславленная художниками и поэтами белокрылая голубка, что кружится вокруг мира в такт с землей.