Что позволено капитану?

Безграничная «свобода мореплавания» заканчивается там, где начинают действовать закон и право. Но на что имеет право капитан яхты? Как далеко заходит поговорка «Слово капитана – закон» на практике?



Беседовал Майк Бранденбург

Море, без сомнения, не является территорией, на которой не действуют законы. Даже если капитан Джек Воробей и все пираты Карибского моря, вместе взятые, считают иначе. В любом случае и в открытом море, и в прибрежных водах есть соответствующие законы и правила, зачастую отличающиеся от таковых на берегу. Мы попросили ответить нашего эксперта Хейко Выходила на несколько специфических вопросов.

Yacht: Означает ли широко распространенное понятие «свобода мореплавания» свободу от действующих на берегу законов? Могу ли я, находясь на борту яхты, что-нибудь украсть или, скажем, кого-нибудь убить?

Хейко Выходил: Нет. Законодательства всех стран Европы стран предусматривают ответственность за все правонарушения, совершенные своими гражданами за границей, в том числе в открытом море. Законы Российской Федерации тоже имеют такие нормы (подсудность российских граждан за преступления, совершенные за границами РФ, установлена статьей 12 УК РФ, а также статьями 32 и 152 УПК РФ. – Здесь и далее прим. ред. YR.).

Законы морского права впервые и «вчерне» были изложены письменно еще в XIII столетии. Они имели местный характер и сильно отличались друг от друга. По мере развития межнационального судоходства правила все больше пересекались и объединялись, тем самым послужив основой того, что сегодня называется морским правом. Одним из самых ранних источников основ этого права можно считать французский кодекс права Rolesd’ Oleron. Дальнейшие голландские и немецкие нововведения привели к созданию свода Waterrechtbider Zee, относящегося к XV веку. Он применялся в судах вплоть до XIX века. Сегодня морское право представлено в форме МППСС, Конвенции об открытом море и ряде других документов.

Y: Могут ли офицеры полиции обыскивать яхту или войти на нее без спроса?

Х.В.: В Европе это возможно лишь при должным образом оформленном ордере на обыск или в случае очевидной необходимости (например, свидетели показали, что на вашей яхте укрылся преступник). Но и в этом случае они должны представиться. В общем, все как на берегу. Примерно такие же правила относительно частных яхт действуют и в других странах.

Y: Имеют ли яхтенные капитаны право на совершение обряда бракосочетания на яхте? Они ведь такие же капитаны, как и на больших судах!

Х.В.: Они имеют право оформлять заключение браков, однако надо понимать, что это временный, «опереточный» брак. Во всяком случае, по немецким законам. Такой брак длится ровно столько, сколько длится само плавание. На берегу потребуется переоформить заключение брака в уполномоченных на то органах (по действующим российским законам заключение брака возможно только в органах ЗАГС, капитан судна не имеет право на заключение брака. – см. статью 70 КТМ РФ).

Y: Имеет ли право капитан яхты запретить гостям и экипажу употребление алкоголя и табака на борту?

Х.В.: Да, имеет. Это право относится к так называемым «домашним правам» капитана.

В октябре 1976 года теплоход «Массалия» с 640 пассажирами, решившими бросить курить, вышел в море. Перед посадкой у всех пассажиров были изъяты сигареты, в порты судно не заходило. В результате месячного рейса 69% отдыхающих полностью отказались от вредной привычки. Основная масса пассажиров «Массалии» относительно легко преодолела вредную привычку: только 30% жаловались на легкое недомогание и бессонницу. С тех пор подобные «антиникотиновые» рейсы стали рядовым явлением для многих компаний, организующих морские круизы.

Y: Имеет ли право капитан запретить гостям и экипажу молитвы на борту?

Х.В.: Поскольку во время моления на борту должны воцариться тишина и спокойствие (таково требование большинства религиозных культов), то моление может быть запрещено. Равно как и ношение религиозной символики: крестиков, платков или чего-то еще. Свобода религии остается при этом основным правом человека, но понятие основные (или фундаментальные) права человека действует лишь в противостоянии «гражданин-государство». Однако в противостоянии «гражданин-гражданин» это не работает. Точно так же, как и в отношении «гражданин-работодатель», если речь идет о наемном экипаже. Это базовые основы континентальной системы права, которые работают (или должны работать) как в Европе, так и в России.

Читайте также  Против ветра, или Все тайны анеморумбометра

Y: Может ли капитан яхты выловить из воды потерянный контейнер и присвоить все находящиеся в нем бриллианты?

Х.В.: Потерянные и полузатопленные контейнеры в общем случае не считаются бесхозными. Уже хотя бы потому, что их владелец расстался с имуществом не добровольно. Поэтому, исходя из юридической концепции права собственности на ту или иную вещь, капитан в ряде случаев имеет право на обнаруженное и спасенное им брошенное судно, ибо оно добровольно оставлено экипажем, но не имеет права на найденный контейнер, упавший или смытый с борта, поскольку с ним его владелец расстался не добровольно. Об этом стоит помнить в случае обнаружения контейнера с бриллиантами или каким-то еще особо ценным грузом.

Y: Значит, в случае обнаружения брошенной яхты в море…

Х.В.: Брошенная яхта принадлежит нашедшему ее. Однако только в том случае, если она действительно бесхозная. Иными словами, если ее законный владелец должным образом не сохранил свое право на владение ею.

Много столетий в Англии существовал закон, согласно которому потерпевшее аварию судно, на борту которого не осталось ни одного живого существа, становилось достоянием казны. В связи с этим все английские капитаны держали на борту собаку, кошку, а в своей каюте канарейку в клетке. Когда команда покидала судно, на борту все же оставалась «живая душа», и это спасало судно от конфискации.

Y: Если в аварийной ситуации я покидаю мою яхту, как мне сохранить право собственности на нее?

Х.В.: Владелец (капитан) должен соответствующим образом оповестить соответствующие органы всех прибрежных стран, что он сохраняет свое право собственности на данную яхту. В этом случае, правда, он должен будет оплатить ее спасение (в случае обнаружения), а также в ряде случаев быть готовым к ответственности за возможные повреждения других судов при столкновении с ней.

Y: Распространяются ли законы страны на яхту, которая ходит под флагом этой страны?

Х.В.: Да, это основа права. Яхта в этом случае рассматривается как «удаленная и подвижная часть государственной территории».

Y: Что будет, если я в открытом море покажу кому-то непристойный жест?

Х.В.: И на берегу, и в открытом море подобное поведение может привести вас к близкому знакомству с прокурором, если факт оскорбления будет подтвержден.

Y: Как насчет эмансипации на борту? Имеет ли право капитан следовать известному клише, что место женщины – на камбузе, а не у руля?

Х.В.: Да, вполне имеет право. Поскольку подобное распределение обязанностей не относится к правовой категории, а отношения между членами яхтенного экипажа не регулируются трудовым правом. Но если экипаж наемный, то такое поведение капитана может создать для него проблемы, ибо в данном случае возникают трудовые отношения, в которых вопросы дискриминации по половому принципу могут регулироваться трудовым правом той или иной страны.

С ребёнком нужно посещать контактные зоопарки в Москве где можно погладить разных зверей.

В начале XVIII века в числе карибских пиратов, почитавших своим вожаком Ситцевого Джека Рэкхема, были две женщины – Мэри Рид и Энн Бонни. Когда на одной из сходок пираты-мужчины высказали Рэкхему претензии: мол, женщинам на корабле не место, тем более если корабль пиратский, а женщины не заложницы, главарь ответил: «Когда каждый из вас будет так же отважен в схватках, как эти дамы, тогда я снизойду до того, чтобы выслушать вас».

Y: Мою супругу очень интересует вопрос: если она что-то натворит, то имею ли я право протянуть ее под килем в качестве наказания?

Х.В.: Протянуть под килем любого человека – противозаконное действие, поскольку относится к категории пыток или неоправданно жестоких наказаний. Оно само повлечет за собой наказание. У капитана частной яхты нет законных прав налагать какие-либо взыскания или штрафы на гостей или членов экипажа (если он не является наемным).

В 70-е годы прошлого века в Великобритании велись ожесточенные споры по поводу отмены телесных наказаний на королевском военно-морском флоте. За сохранение традиции выступал британский морской министр Рейнольдс. По его мнению, «наказание хлыстом никому еще не приносило вреда», после чего ссылался на адмирала Нельсона. Тот признавался: «Когда я не мог доказать свою невиновность, то подвергался наказанию хлыстом. Смею заверить, в противном случае я не стал бы адмиралом». Ссылки на национального героя оказались действенными, и вот так, в одночасье, отменить закон не решились.

Y: Должен ли капитан немедленно приостановить плавание и уйти в ближайший порт, если один из членов экипажа тяжело страдает морской болезнью?

Читайте также  Мини-цунами: «японская болезнь» Адриатики

Х.В.: Нет, морская болезнь не относится к опасным для жизни, хотя часто это выглядит именно так.

Y: А если все же состояние человека внушает опасения?

Х.В.: Тогда – да. Если та или иная болезнь или травма опасны для жизни и не могут быть вылечены на борту, следует немедленно направиться в порт.

В 1977 году шведский капитан Рональд Сельдестрем, оставивший море в связи с выходом на пенсию, поместил в газетах рекламу «единственного в мире абсолютно безотказного и безвредного» средства против морской болезни, рецепт которого он согласен выслать любому желающему всего за 2 кроны. Тысячи читателей поверили морскому волку и получили аккуратно отпечатанный на машинке краткий ответ: «Оставайтесь на суше».

Y: И в худшем случае: имею ли я, как капитан, право установить факт смерти на борту?

Х.В.: Это можно сделать лишь в случае явных проявлений смерти, таких как проявление трупного окоченения, например.

Y: Могу ли я в этом случае захоронить человека в море?

Х.В.: Только в крайнем случае. Я бы порекомендовал положить тело умершего на спасательный плотик и отбуксировать его в гавань.

Y: Следует ли мне оказывать помощь терпящему бедствие судну, если у меня есть серьезные опасения, что в этом случае я и моя яхта сами попадем в сложную ситуацию?

Х.В.: Однозначно – ДА! Хотя бы в какой-то мере и, разумеется, в зависимости от собственных возможностей. К примеру, человек падает в воду. Ее температура +5°.Он начинает тонуть. Вряд ли есть смысл ожидать, скажем, от 60-летнего гипертоника успешной попытки спасти утопающего. Иное дело, если речь идет о тренированном боевом пловце, скажем. Понимаете? Кроме того, следует принимать во внимание и свои законные интересы. Даже при спасении людей капитану следует иметь в виду риск повреждения или гибели собственного судна. Ну и наконец, ни в коем случае не следует рисковать собственной жизнью.

Y: Что мне, как капитану, делать, если я спас потерпевших кораблекрушение людей, но при этом они не желают быть высаженными на территорию ближайшей страны?

Х.В.: Это очень деликатная ситуация. С одной стороны, из этических и правовых соображений (см. выше) вы обязаны оказать им помощь. С другой, им может быть отказано в праве высадки в том государстве, в котором они желают сойти на берег. Хуже всего то, что здесь еще возможны обвинения в торговле людьми или в их незаконном ввозе.

Кадровое агентство поможет вам найти работу в Ярославле и вакансии по вашей специальности.

Дежурный по таможенный службе на острове Корсика заметил в ночном небе сигнальные ракеты – какое-то судно терпело бедствие и взывало о помощи. Спасатели были на выезде – в эту штормовую ночь 1976 года у них было много работы. Тогда таможенники вышли в море сами и привели в порт яхту с обессиленными людьми. Однако спасенные яхтсмены повели себя странно: едва придя в себя, они попытались скрыться. Таможенники поспешили осмотреть спасенное судно и обнаружили 125 кг наркотиков. Разумеется, после этого они выступили в более свойственной им роли.

Y: Может ли капитан принудить члена экипажа покинуть яхту на берегу, а в море заставить его перейти на спасательный плот?

Х.В.: Да, у него есть такое право. В исключительных случаях он может заставить человека сделать это силой, даже избить его. А если никакими средствами, в том числе медикаментозными, не удается привести человека в чувство и его поведение может угрожать либо его собственной, либо еще чьей-то жизни, капитан может привязать его к мачте.

Французский археолог, специалист по античной истории Оливье Лотман был страстным яхтсменом. Его 17-метровая шхуна «Эскапад» более 10 лет без устали бороздила Средиземное море и Атлантику. Готовясь к очередному плаванию, Лотман обратился через журнал «Нептун» к его читателям с предложением ко всем желающим присоединиться к нему в качестве членов экипажа. Однако он оговорил, что кандидаты должны удовлетворять следующему требованию: иметь вкус не только к мореплаванию, но и к археологии и разговорам о ней. Через неделю после начала плавания двое новичков были безжалостно списаны на берег, поскольку склонности к интеллектуальным беседам не обнаружили.

Y: Что мне делать, если по возвращении в марину, я вижу, что кто-то занял мое стояночное место, хотя оно и помечено красным как «занятое»?

Читайте также  Карты своими руками

Х.В.: Вы имеет право потребовать от чужой яхты освободить место, если оно принадлежит вам.

Y: Должен ли я освободить чужое стояночное место в случае возвращения его владельца, если место было помечено зеленым как «свободное»?

Х.В.: Нет.

Y: Если я вечером не застал начальника гавани (или харбор-мастера), а утром должен уйти очень рано, могу ли я не платить за ночь стоянки в случае, если нет автомата для оплаты?

Х.В.: Нет. Оплата за стоянку – в любом случае ваша обязанность.

Y: Имею ли я право попросить излишне шумных яхтсменов покинуть гавань?

Х.В.: Нет. На территории стран ЕС вы не имеете такого права. Хотя допускаю, что в других странах может быть иначе.

Y: Должен ли я позволить кому-то разделить со мной мое стояночное место, если все остальные места в гавани заняты?

Х.В.: Только в том случае, если это, на ваш взгляд, не влечет никакой опасности для вашей яхты.

Y: Существуют ли гавани-убежища, в которых я могу бесплатно укрыться и постоять в случае чересчур сильного ветра?

Х.В.: Это вопрос не правовой, хотя и важный. В случае опасности любая гавань может и должна рассматриваться как гавань-убежище.

В годы правления английского короля Ричарда Львиное Сердце был создан свод законов, который вершил судьбами моряков, он получил название «Черная книга». Один из законов гласил: «Если судно село на мель по вине лоцмана, того надлежит вздернуть на высокой виселице на месте крушения как предостережение проплывающим мимо». Другой закон указывал: «Если кораблю в шторм отказывают в укрытии на берегу, то властителя тех мест…» Далее снова о виселице.

Y: Могу ли я управлять спортивной парусной яхтой, имея в крови более 0,5 промилле алкоголя?

Х.В.:  На территории практически всех стран ЕС – нет. Рулевой в этом случае рискует потерей своих яхтенных прав. В случае возникновения несчастного случая это является отягчающим обстоятельством и может повлечь за собой ограничение страховых выплат или даже полный отказ от них. Пьяному рулевому яхты на берегу также грозит в судебном порядке и потеря его автомобильных прав, однако в разных странах ЕС этот вопрос решается по-разному (в России употребление спиртного на борту судоводителем-любителем запрещено и в зависимости от решения мирового судьи может повлечь за собой как штраф, так и лишение прав, что случается чаще).

Y: Если я в ходе подъема якоря зацепил чужую якорную цепь, а владелец этой яхты недоступен, могу ли я подняться на борт его яхты и дать слабину чужому якорю, чтобы выбрать свой?

Х.В.: В общем случае – нет, так как, потравив чужой якорный конец, вы увеличите диаметр свободной циркуляции другой яхты, что может вызвать в ряде случаев ее повреждение.

Y: Могу ли я подняться на борт чужой яхты, если ее фалы чересчур сильно бьются о мачту, для того чтобы закрепить их?

Х.В.: В большинстве стран – да (но не в США, например), так как такое действие относится к хорошей морской практике.

Y: Вообще, в каких случаях можно смело подниматься на борт чужой яхты?

Х.В.: Чтобы предотвратить опасность, грозящую ей или другому судну. В первую очередь, разумеется, для спасения жизни или здоровья людей.

Y: Ну и наконец, если я открою новый остров, будет ли он принадлежать мне?

Х.В.: Нет.

Опубликовано в Yacht Russia №60 (1/2 — 2014)