Оазис на краю света. Неделя в Новой Каледонии

Катамараны мы принимали долго. Сначала работники чартерной компании подробно рассказали о технических устройствах на борту, затем – об особенностях навигации: рифах, островах, погоде и ветре, якорных стоянках. Потом речь зашла об акулах… «Их тут много, – просветили нас. – Но вы, главное, купайтесь до четырех часов вечера, а то у них ужин начинается». На этой оптимистичной ноте брифинг закончился,  и мы наконец вышли в море, оставив за кормой марину Нумеа. В ней было много яхт, и данное обстоятельство заставляло думать, что не так страшны акулы, по крайней мере не так сильны, как желание пройтись под парусом в этих местах.







Текст Татьяны Кавериной и Алексея Трофимова

В прошлом году мы были на Мадагаскаре — и вошли во вкус. Вот только, выбирая новый маршрут, на сей раз нам захотелось приобщиться к экзотике не «первобытнообщинной» по типу мадагаскарской, а более цивилизованной.

Как подсказывали справочники, путеводители, Интернет и свидетельствовали очевидцы, такая экзотика имелась в Новой Каледонии. Да, с одной стороны, край света, но, с другой, и это факт, Новая Каледония – одна из самых спокойных и безопасных стран в мире, уникальный оазис тихоокеанской флоры и фауны. Плюс к тому архипелаг окружен крупнейшим в Океании 1600-километровым рифовым барьером, образующим лагуну, занесенную в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Так что будет что посмотреть… И похоже, это то, что нам нужно.

Поездку мы наметили на март – он же «сентябрь» в Новой Каледонии. К этому времени заканчивается сезон дождей, но солнце еще шпарит, и вода в районе 25 градусов, в общем, «бархатный сезон». Короче, самое время.

Лететь решили через Сеул (до него из Москвы десять часов), из которого были прямые рейсы в столицу Новой Каледонии – Нумеа (еще десять). Мы уже потирали в предвкушении руки, сжимавшие выкупленные билеты, и тут – раз! – новость: прямые рейсы из Сеула в Нумеа отменены. А что предлагают? Предлагается из Сеула через Осаку с двухчасовой стыковкой. Та-а-к… Из состояния растерянности нас вывела вторая новость, но уже хорошая: россиянам не нужно получать визу в Южную Корею. Этим грех было не воспользоваться, и мы выжали из ситуации максимум приятного – решили устроить себе отдых по две ночи в Сеуле по дороге туда и обратно. Это, знаете ли, искусство, оборачивать неприятность в свою пользу…

Без виз, понятно, все же не обошлось. Новая Каледония – заморское особое административно-территориальное образование Франции, и виза в нее оформляется в консульстве Франции за неделю. Правда, при наличии французской мультивизы от года и более, визу оформлять не нужно.

В нашей группе из 15 человек примерно у половины были французские мультивизы, и мы этим воспользовались. Однако данное обстоятельство отчего-то очень смутило японцев на стыковке в Осаке. Практически всю стыковку мы провели в общении с японскими иммиграционными службами. Бдительные японские служащие несколько раз сфотографировали наши визы и принялись названивать во все возможные инстанции, включая иммиграционную службу Новой Каледонии. При этом японцы очень боялись, что мы опоздаем на стыковочный рейс, но страх перед обвинением в непрофессионализме был еще сильнее. И все же они успели – разобраться что к чему, а мы, соответственно, успели сесть в самолет и взлететь. Зато в Нумеа нас встретили как давних знакомых: «А, это вы те самые 15 русских с разными визами».

Вопросов к нам не было, хотя тут нужно заметить, что в Новой Каледонии, как и в большинстве островных государств, очень серьезно относятся к ввозу различных предметов животного и растительного происхождения. Уже в самолете веселые стюарды раздали нам для заполнения декларации с перечислением запрещенных к ввозу вещей, особенно обращая внимание на продукты питания. Мы их дисциплинированно заполнили, готовые к пояснениям на таможне. Однако там ничего проверять не стали, поверили на слово.

Несмотря на долгий перелет и то, что приземлились в полночь, мы были полны сил и бодрости. Тут сказывалась разница во времени с Москвой – 7 часов. Нам бы принять катамараны и… Увы, пришлось ждать до утра. Что ж, тогда осмотримся…

Новая Каледония, к нашему удивлению (мы, конечно, готовились к встрече, но все же…), оказалась высокоразвитой страной с соответствующим уровнем жизни, прекрасными дорогами и своей валютой – французскими тихоокеанскими франками, красивыми бумажками с изображениями парусников, птиц и прочими симпатичными картинками. Евро нигде не принимают, нужно менять в банке с предъявлением паспорта.

Читайте также  Белиз. Недооцененное сокровище

Столица Новой Каледонии – Нумеа – совершенно европейский город, чистый, ухоженный, с парками и прочими «аксессурами». В магазинах и на рынках широкий ассортимент продуктов и французских вин, но цены довольно «кусачие» – сказываются отдаленность и высокий уровень жизни. С ценами примиряет качество продуктов: мясо – прекрасное, куры – фермерские, креветки – свежайшие. А вот обычный для других стран рыночный аттракцион здесь не в ходу: торговаться не принято категорически, это считается дурным тоном и проявлением неуважения к продавцам.

Марина в Нумеа большая и современная: вода, электричество… Но мы знали, что впереди по маршруту других марин не будет, поэтому проявили похвальную предусмотрительность и забронировали катамараны с опреснителями, чтобы не испытывать недостатка в пресной воде.

В первый день мы решили далеко не ходить, тем более что и ветер сильный, и тихоокеанская волна встречная и высокая. До острова Мэйтре четыре мили, там мы и встали на якорь. На часах – пять, можно было бы и искупаться, но, памятуя о напутствии работников чартерной компании, испытывать судьбу как-то неохота. Мы пожарили мясо на углях, поужинали и легли спать – утро вечера мудренее.

Ночью ветер усиливается и нас срывает с якоря. Приходится исправлять положение. Одновременно возникает план: попробуем выспаться, а потом пойдем в закрытую бухту Прони на юге основного острова, там и будет наша следующая ночная стоянка.

Переход всего 30 миль, но непростой: сильный ветер, в борт бьет крутая волна. В море ни одного паруса, вообще никаких судов, только вездесущие кайтеры носятся с бешеной скоростью, и все им нипочем.

Легче становится, только когда мы заходим в глубь бухты – ветер стихает, опадают волны. Бросаем якорь. Половина пятого. Для акул рановато, и к тому же есть надежда, что они поленятся заплывать сюда. И отважные исследователи рифов отправляются вплавь к ближайшему из них. Ну что сказать, красиво, только не хватает солнца и вода в бухте мутновата.

С первыми лучами солнца мы покидаем наше укрытие и берем курс на жемчужину Новой Каледонии – остров Пиний, он же остров Сосен, который считается одним из самых красивых островов в мире. Он знаменит причудливыми скалами, пляжами, коралловыми рифами и колоновидными соснами, которые растут только в Новой Каледонии. Еще эти сосны называют араукариями Кука, и это понятно – не кто иной, как Джеймс Кук, открыл этот остров в 1774 году. Но это история, а сейчас остров Пиний – один из самых известных и дорогих курортов мира.

Сорок миль до острова дались нам непросто из-за встречного ветра и сильного волнения. Но бухта Гаджи, куда мы пришли, стоила того. Красивейшие рифы, вода всех оттенков от светло-голубого до бирюзового, причудливые скалистые островки, разбросанные по всей бухте, белоснежные песчаные пляжи. Просто глаз радовался! Кроме того, на входе в бухту мы поймали рыбу – неизвестного нам представителя семейства тунцовых. Рыба была такой большой, что хватило и пожарить, и посолить. В приготовленном виде рыба оказалась вкусной и в том и в другом виде.

На севере бухты между двумя островками протянулся барьерный риф. На часах – пять, но удержаться невозможно. Ныряем – и вот она, наша первая акула. Мы показываем ей часы, мол, только половина шестого, ужинать еще рано. Акула соглашается и исчезает. Но любоваться красотами рифа больше не хочется – вот еще, судьбу испытывать, и мы возвращаемся на катамаран.

Ветер не стихает даже ночью, но бухта Гаджи – одна из лучших якорных стоянок на острове, она защищена рифами и скалами, да и якорь держит хорошо. Так что ночь проходит без проблем.

Утром мы отправляемся в соседнюю бухту Куто, до которой по прямой всего ничего. Но наш переход выливается в 20 миль, так как нужно обходить огромный коралловый риф. Такая вот тут навигация…

Навигация в Новой Каледонии сложная, хотя есть и маяки, и навигационные знаки. При этом множество рифов и маленьких островков, и далеко не все из них обозначены на картах. Поэтому без впередсмотрящих – никуда. Ко всему прочему нужно учитывать течения и приливо-отливные явления. Особенно отливы, во время которых многие коралловые рифы оказываются буквально в нескольких сантиметрах от поверхности воды.

В том числе и по этой причине в этих местах особенно популярны катамараны, особенно те, которые у нас, – Catana. Они имеют маленькую осадку с учетом поднимающихся швертов, винты и рули при посадке на мель защищают скеги. А еще они хорошо ходят под парусами! Минусов, пожалуй, только два: обзор с места рулевого не слишком хорош, а само место рулевого не защищено от солнца. А солнце в Новой Каледонии очень активное – настолько, что даже в облачную погоду нужно пользоваться солнцезащитными кремами.

Читайте также  Мадейра. Остановка по требованию

И все же – в общем и целом – с катамаранами нам повезло. Хотя на этом переходе возникла техническая проблема: перестала течь вода из крана. Начали разбираться в причинах. Проверили наличие воды в баках – вода есть. Теперь помпы… Они стоят на каждом баке. Вот они-то и не работали: у одной отказало реле, у другой – электродвигатель. Что ж, от одной помпы – реле, от другой – мотор, и в результате у нас есть одна пригодная к использованию водяная помпа – и водоснабжение.

А ведь проверяли в марине, все работало, да и в первые дни перебоев не было. И вдруг – обе-две. Закон подлости, однако.

Бухта Куто – главная бухта острова Пиний. На берегу красуется небольшой отель, мы встаем на якорь напротив его ресторанчика.

Вокруг нас вяло плавает огромная черепаха, периодически высовывая голову из воды и шумно вздыхая. Печальные ее вздохи слышны даже в каюте. Захотели взглянуть на нее в иллюминатор… и не поверили своим глазам. Прямо перед иллюминатором – хвост, точь-в-точь как у кита, только поменьше. Мы выскакиваем на палубу и с изумлением видим, как из-под катамарана выныривает ламантин и лениво плывет прочь. Да-с, морская жизнь здесь кипит, и никому из обитателей глубин и прибрежных вод нет до нас никакого дела.

Вечером мы отправляемся на тузиках в ресторан. Мероприятие это непростое в связи с серьезной прибойной волной. Но мы подготовились ко всему – в руках у нас пакеты с сухой одеждой, чтобы не ужинать мокрыми.

Во время трапезы – по счастью, обошлось без неожиданных купаний, – мы обсуждаем завтрашний переход на дальний внешний риф, к пустынному острову Уа. Вот бы еще с ветром повезло!..

Нам повезло: утром и ветер попутный, и волна. Скорость под одной генуей семь узлов. Отлично!

Вокруг порхают стайки летучих рыб. По левому борту появляется кит и проходит прямо перед яхтой, мы едва успеваем отрулить и дружно переводим дыхание.

Сорок миль позади, мы на месте, а вокруг, куда ни глянь, рифы, рифы, рифы… Мы встаем на якорь. Кто-то только готовит маску и трубку, а кто-то уже в воде. И вот этот кто-то вдруг быстро и шустро, насколько это возможно в ластах, выскакивает на катамаран.

– Змея!

В чартерной компании нас предупреждали, что морских змей здесь много и что они ядовитые, но… «Они не агрессивные, сами не нападают». Такие заверения, конечно, успокаивают, но как-то не до конца. Добираться до ближайшего рифа вплавь нет никакого желания, но есть среди нас смельчаки, которые решили это сделать на тузике. Они, эти бесстрашные любители подводных красот, забираются в лодку и…

– Змея!

Ядовитое отродье упорно пытается заползти на катамаран, используя для этого купальный трап. Ее скидывают веслом, а она не сдается, возвращается и каким-то удивительным образом ползет вверх по гладкому белоснежному пластику. Еще немного, и она скользнет в кингстон… Нет, нам не хочется жить на катамаране, напичканном ядовитыми змеями. Ну ладно, змея одна, но все равно не хочется! И мы снова сбрасываем змею в воду. А она возвращается! Снова сбрасываем, отшвыриваем подальше, барражируем на тузике между змеей и катамараном, давая понять, что ей здесь не рады. Наконец змеюка оставляет свои тщетные попытки разделить с нами общество и оскорбленно удаляется.

На катамаране выставляется охрана, вооруженная щетками, а экипаж тузика отправляется на риф. Однако по-настоящему инцидент исчерпывается вечером. В яхтенном путеводителе в разделе «Опасности» черным по белому написано, что морские змеи данного вида по сути опасности для человека не представляют – у них такой маленький рот, что им не так-то просто кого-нибудь укусить. Но это было вечером, когда мы уже вернулись с рифа…

Риф был сказочно красив: разноцветные кораллы всех форм и размеров, удивительные подводные сады с огромными синими рогатыми деревьями и полянами салатовых лопухов, коралловые стенки, уходящие в темно-синюю бездну, стаи рыб… Разнообразие красок завораживало. А мы… мы не могли позволить себе расслабиться. Время-то, время, половина шестого! Все были предельно собраны и готовы в любое мгновение включить мышцы на полную. Поэтому, когда раздался крик «Акула!» – все с невероятной скоростью рванули к тузику и буквально залетели в него, ну прямо как летучие рыбы. Потом уж перевели дух…

Читайте также  Крупнейшее приключение моей жизни

Появление акулы, пока единственной, не способствовало идиллическому любованию подводными красотами. А любоваться хотелось. И тогда мы придумали новый способ созерцать красоты рифа – мы плавали на тузике, опустив голову в маске в воду. А что? Красоты те же, но все же спокойнее.

За ужином только и разговоров было, что про змею да морскую хищницу, а когда перед сном на удочку попалась довольно приличная акула, а за ней бодро подтянулась еще одна, все поняли, что сон наш будет краток и беспокоен.

И вот последний день путешествия. Ветер дует с той же силой, но снова, к счастью, попутный. Мы идем к острову Амеде, на котором стоит старый маяк. Он один из самых высоких в мире – его высота 56 м. Сделали маяк в Париже в 1864 году, там же и тогда же упаковали в 1200 ящиков весом 388 тонн и отправили из Франции в Новую Каледонию. Там его собрали и включили 15 ноября 1865 года. С тех пор и стоит, и горит.

Пройдя 25 миль, встаем на буек недалеко от берега. До него добираемся на тузике. Остров очень зеленый и окружен шикарным пляжем. Мы плывем, а под тузиком скользят огромные черепахи с рыбами-прилипалами, бахромой свисающими с панцирей. Людей черепахи не боятся, да и с чего бы?

Есть и риф, есть и желающие напоследок еще раз насладиться подводными красотами. Кораллы, рыбы, тут кто-то снова видит змею, но реакция, ясное дело, уже не такая бурная, как вчера. А на острове змеи везде – на песке, под камнями в полосе прибоя. Мы их сторонимся, но без особой опаски. Ведь из морского путеводителя мы узнали, что главную опасность в Новой Каледонии представляют вовсе не змеи и даже не акулы, а ядовитые конические раковины. А таких раковин мы нигде не видели, они вообще редчайшая редкость. Так что бояться-то и нечего…

Еще одиннадцать миль – и мы снова в марине Нумеа. На входе заправляемся топливом. Швартуемся. Вытаскиваем из носовых рундуков мешки с мусором, накопившимся за путешествие. Сдаем катамараны. Сотрудники чартерной компании ходят вдоль бортов с опущенными в воду камерами, нырять им явно лень.

– Все в порядке?

– Все в порядке.

Самолет местной авиакомпании Air Calin с красивым ярким цветком на борту взмывает в небо, и внизу остается страна с островами, бухтами и рифами, где жизнь, нетронутая человеком, течет своим чередом, а сам человек пока еще вызывает не страх, а простое любопытство, а то и вовсе остается без внимания.

Как замечательно, что такие места на Земле еще есть.

CТОЯНКИ

Остров Мэйтре – остров, окруженный рифом. На берегу красивый отель. Остров находится всего в 4 милях от Нумеа и подходит для первой остановки при поздней приемке яхты. Лучше всего вставать на якорь напротив водных бунгало отеля. При сильном ветре стоять не очень комфортно, потому что место открытое.

Бухта Прони – защищенная от всех ветров, эта глубокая бухта прекрасно подходит для ночной якорной стоянки.

Бухта Гаджи – удивительно красивая бухта со множеством островов и островков, красивым рифом и песчаными пляжами.

Бухта Куто – вставать на якорь можно посередине бухты, напротив прибрежного отеля. В отеле хороший ресторан, так что при желании можно вполне цивилизованно поужинать.

Остров Уа – отдаленный остров, окруженный великолепными коралловыми рифами.

Остров Амаде – красивый остров с маяком, есть буйки с мурингами и пирс для динги. Прекрасный песчаный пляж, роскошный риф. Но… много змей.

Оптимальный режим путешествия: вставать пораньше, чтобы пораньше прийти на место стоянки и успеть поплавать и понырять. На всем протяжении похода практически круглосуточно дул сильный ветер с юго-востока; минимальная скорость ветра – около 18–20 узлов. Катамараны мы брали у компании Dream Yacht Charter, давних партнеров яхтенной ассоциации «Морской ветер». Стоимость катамарана Catana длиной 47 футов на неделю в сезон – 6000 евро.

Опубликовано в Yacht Russia №4 (73), 2015 г.